Среда, 09 Июль 2014 15:49

Два лика единого мира: Юстиниан и Феодора

Автор 

Блеск и слава, могущество и величие, падение и новый расцвет… За более чем тысячелетнюю историю своего существования Византия стала драгоценной хранительницей выдающихся подвигов духа. 

Она же явила пример устремленности в Вечность. Империя, чье сердце перестало биться в далеком 1453 году, до сих пор вызывает благоговейный трепет у каждого, кто пожелал пролистнуть страницы ее истории.

 

Однако прошлое Византии — это еще и судьбы конкретных людей, которые своими малыми достижениями влияли на большой успех своего государства. Юстиниан и Феодора тоже были византийцами. Более того, они были византийцами в самом полном смысле этого слова, будто сплетенными из различных ниточек и черточек. Мы их знаем и как великих святых, и как хитрых политиков, однако в этой двуликости нет ничего худого. Ведь, в конечном итоге, стержнем жизни венценосных супругов навсегда стал Христос.

 

«Победитель Соломона»

 

Благодаря усилиям этого императора Византия стала хозяйкой всего Средиземноморья и на некоторое время перестала соответствовать определению Восточной Римской империи. Во время почти сорокалетнего правления императора Юстиниана Великого (527–565) границы Нового Рима стали простираться от гор Кавказа до Г ибралтарского пролива, объединив в единое целое колоссальные территории. Восстановление в VI веке былого могущества Рима стало возможным благодаря незаурядным способностям гениального правителя.

 

Концепция его деятельности была краткой и лаконичной: единство и величие. Мировоззрение Юстиниана было пронизано представлением о единстве Бога, Его Церкви, а также о неизбежном величии тех, кто непреложно исповедовал эту истину. По мысли императора, Православная вера в Единую Троицу и ясное толкование Божией воли давали верующим возможности правильно исполнять Его заповеди, а значит — стать святыми и получить от Господа реальную силу, быть могущественными и великими еще здесь, на земле.

 

Время правления Юстиниана стало золотым веком в истории Византии. Он запомнился не только блестящими военными успехами, но и как царь-строитель, талантливый систематизатор права, покровитель Церкви. Обладая колоссальными материальными ресурсами, царь развернул небывалую строительную деятельность: дворцы, крепости, дороги, церкви — список городов, которых хоть как-то коснулась преобразовательная деятельность императора-зодчего, огромен. Особенное внимание Юстиниан уделил столице империи — Константинополю. Жемчужиной и славой его правления стал собор Святой Софии, который до позднего средневековья обладал титулом самого большого христианского храма в мире. Когда грандиозное строительство было наконец завершено, император воскликнул: «Слава Богу, признавшему меня достойным для совершения такого чуда. Я победил тебя, о Соломон!»

визант.он

По легенде, ангел подсказал императору, каким должен быть

внешний облик собора Святой Софии

 

На протяжении веков христиане Востока и Запада с благодарностью вспоминали Юстиниана за еще один предпринятый им труд — систематизацию и кодификацию греко - римского законодательства. А создатель «Божественной комедии» Данте Алигьери уже только за это достижение посчитал византийского императора достойным Рая. Единство и величие — твердо следуя этому принципу, правитель Нового Рима стремился прославить Бога через утверждение на земле Его Единой Соборной и Апостольской Церкви. Юстиниан лично участвовал в богословских спорах православных с еретиками, а в 553 году инициировал созыв нового Собора в Константинополе, получившего статус Вселенского.

 

Равный апостолам

 

Такое активное участие в жизни Церкви заставило правителя переосмыслить и сущность института императорской власти. Юстиниан объявил себя «апостолом», т. е. «равным апостолам», получив формальное право участвовать в решении многих земных вопросов о жизни Церкви. Именно во времена его правления в церковную жизнь прочно вошли такие явления, как безбрачие епископов, общежительная форма монашеского устройства, а главные церковные праздники стали отмечаться на общегосударственном уровне, что было закреплено силой закона.

 

Обосновав полномочия светской власти, Юстиниан неизбежно должен был обозначить права и обязанности власти духовной. Так появилась знаменитая концепция Симфонии двух властей, которая была выражена в преамбуле к шестой новелле: «Если то (священство) будет во всем безупречно и причастно дерзновения к Богу, а это (царство) будет правильно упорядочивать врученное ему общество, то будет благая некая симфония…»

 

Можно бесконечно долго говорить об успехах и достижениях Юстиниана, в величии которых не сомневались даже самые жесткие критики, но его портрет так и остался бы неполным, если бы мы не упомянули о его верной спутнице — Феодоре, оказавшей сильнейшее влияние на всемогущего правителя. Однажды августа написала персидскому правителю Хосрову Ануширвану письмо, в котором призналась: «Император никогда ничего не решает, не посоветовавшись со мной».

 

Зимой 532 года для Юстиниана наступил момент истины. Измученные непомерными налогами и злоупотреблениями чиновников жители Константинополя восстали. За считанные дни ситуация в городе стала неконтролируемой. Император укрылся во дворце, откуда с ужасом наблюдал за гибнущей в огне столицей. Число его сторонников катастрофически сокращалось. Сенаторы стали склоняться на сторону восставших. Охрана дворца заняла выжидательную позицию. В такой ситуации Юстиниан решил бежать. Готовый к отплытию корабль стоял в нескольких шагах от правителя. В этот момент Феодора обратилась к нему с такими словами: «Кто раз надел диадему, тот не должен переживать ее гибели. Если ты хочешь бежать, Цезарь, иди: средства в твоих руках; суда готовы, море открыто. Но я остаюсь. Я люблю старое изречение, что пурпур — лучший саван!»

 

Юстиниан остался. Вскоре в столицу прибыли верные войска, и восстание было подавлено. Империя была спасена. Юстиниан любил Феодору. Он особенно ценил в ней ясный ум, самообладание, находчивость и стойкость в критических ситуациях. Эти черты характера августы были крайне ценны для царя, который иногда терялся перед лицом наступавшей опасности. Феодоре возносились императорские почести. Она принимала участие во всех государственных решениях, а ее имя фигурировало во всех заголовках законодательных актов.

 

Обыгрывая значение ее имени, Юстиниан часто называл императрицу не иначе, как «даром Божьим». Он пережил ее на 17 лет, но все это время Феодора не покидала его сердце, а клятва ее памятью была для него самой священной.

 

«Император и блудница»

 

На этом рассказ о великих супругах можно было бы закончить. Однако история знает и совершенно других Юстиниана и Феодору. Главный придворный хронист Прокопий Кесарийский написал «Тайную историю» и показал правление Юстиниана и Феодоры в самых негативных тонах и красках.

 

визант.он1

Таким видели Юстиниана современники

 

По мнению автора «Тайной истории», Юстиниан был далек от образа идеального правителя. Он был глуп, коварен, лжив и скрытен, обладая, однако, такой неутомимостью в своей деятельности, что даже вызвал подозрения в демонической одержимости. По словам хрониста, царь легко прощал ошибки подчиненным, но не оставлял без внимания доносы, быстро наказывая виновных. Он мог быть решительным и робким, безгранично щедрым и алчным, великодушным и мстительным, упорным и растерянным. При этом древний историк пытается быть объективным и оценивает достижения своего правителя как великие, подчеркивая способность императора находить себе талантливых помощников.

 

Неприязнь Прокопия распространялась и на императрицу Феодору, в которой он видел ненасытную блудницу с длинным шлейфом любовных похождений, начиная еще с того времени, когда ее содержали в столичном цирке простой танцовщицей. По мнению хрониста, приехав в Константинополь из глухой провинции, Феодора не ограничилась вниманием богатых поклонников и их щедрыми подарками. Используя природную красоту, она стала стремиться к власти. Достигнув же своего, императрица проявила необузданное желание всеобщего почитания ее персоны. Став правительницей, она осталась в памяти современников жестоким и мстительным человеком, не знавшим меры.

 

«Анатомия святости»

 

Император Юстиниан и императрица Феодора — кем же они были на самом деле: успешными государственными деятелями, носителями пороков или людьми, использовавших неограниченную власть в своих корыстных целях? А может быть — сосудами Святого Духа?

 

визант.она

Прижизненный мозаичный портрет царицы Феодоры

 

Знакомство будущих супругов произошло в Константинополе. К тому времени Юстиниан был советником своего дяди — императора Юстина I и одним из вероятных его преемников. Феодора же прошла путь от куртизанки провинциальных городов до танцовщицы столичных увеселительных заведений. Природный ум, внешняя красота и бесконечная веселость, а также находчивость, трезвый рассудок и смелость оказались настолько близки и востребованы Юстинианом, что он искренне полюбил Феодору. А когда стал императором, то сделал ее равной себе.

 

Известно, что эта женщина была покровительницей монофизитов — еретиков, учивших, что у Иисуса Христа Божественная природа преобладала над человеческой, и что на кресте пострадал не Богочеловек, а Бог. О тесной связи монофизитов с императрицей Юстиниан знал, но молчал, поскольку сторонников ереси было достаточно много и расправиться с ними физически не представлялось возможным. Кроме того, такое разделение в религиозных предпочтениях августейших супругов играло значительную роль в деле сохранения единства обширной империи. Императрица Феодора скончалась на 17 лет раньше своего супруга. Перед смертью августа принесла покаяние, исповедав православный Символ веры.

 

Юстиниана трудно было заподозрить в формальном отношении к вере. Он старался строго выполнять все правила и каноны Православной Церкви. Известно, что царь был умерен в принятии пищи, а в Великий пост довольствовался только растениями и водой, и то через день или два. К роскоши он также проявлял равнодушие. В то же время император понимал, насколько важен внешний фактор для престижа страны, и не жалел средств на строительство роскошных дворцов и организацию богатых приемов. При этом Юстиниан мог с легкостью отказаться от благ цивилизации. Достаточно было в 557 году произойти сильному землетрясению, вызвавшему разрушения в нескольких городах, как император тут же отменил богатые обеды и выдачу подарков столичной знати, а сэкономленные средства направил на помощь пострадавшим.

 

О глубине веры правителя свидетельствует и факт составления им известной молитвы — «Единородный Сыне и Слове Божий», которая прошла проверку временем и до сих пор используется в богослужении Православной Церкви. Однажды Юстиниан удостоился явления самого апостола Петра, который указал ему поставить на вакантный патриарший престол святителя Евтихия.

 

Последние годы жизни императора прошли в напряженном ожидании перехода в вечность и борьбе с ересью. Царь даже сам на склоне лет ненадолго стал еретиком — все больше склоняясь в пользу аргументов монофизитов, Юстиниан в 565 году изгнал из Константинополя патриарха Евтихия, и хотел было уже предать опале православного Антиохийского патриарха Анастасия, но тяжело заболел. В том же году император скончался. Перед смертью василевс принес покаяние. Впоследствии Юстиниан и Феодора были причислены Церковью к лику святых.

 

***

Два пути к Богу, две жизни, два стремления. Чтобы стать святым, не обязательно становиться затворником или облекать себя в вериги. Император и покаявшаяся блудница тоже имеют право на спасение. Власть и богатство,ьвозможность влиять на судьбы миллионов людей, способность заниматься почти неограниченной созидательной деятельностью не помутили ум и сердце Юстиниана, всецело устремленного к Христу. А Феодора, обладая незаурядными способностями и талантами, смогла утвердить своего супруга в его служении, целью которого было достижение славы Небесной через завоевание славы земной.

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 1890 раз

Купить