Суббота, 12 Ноябрь 2016 20:40

На Соловки и обратно за 11 суток

Автор 
Соловецкий монастырь Соловецкий монастырь

13 ноября исполняется год со дня прославления в лике святых последнего кошевого атамана Запорожской Сечи праведного Петра Калнышевского.

В преддверии канонизации, 26 июля 2015 года, группа паломников из Запорожской епархии во главе с правящим архиереем владыкой Лукой отправилась «автопробегом» к месту подвига и кончины последнего кошевого атамана Петра Калнышевского — в Соловецкий монастырь. Маршрут протяженностью 6 136 километров они преодолели за 11 суток.

 

Впечатлениями от паломничества, рассказом о цели путешествия и фактами из жизни Петра Калнышевского с журналом «ФОМА в Украине» поделился участник автопробега «Запорожье — Соловки» секретарь Запорожской епархии УПЦ архимандрит Леонид (Шеремет).

 

— Какова была цель автопробега?
— Его приурочили к предстоящему прославлению в лике святых последнего кошевого атамана. По аналогии с крестными ходами, только уже учитывая большую дистанцию и современные возможности, мы осуществили автопробег. Крестный ход — действие, подчеркивающее то или иное торжество в жизни Церкви. Мы, скажем так, сделали «специализированный автопробег» в духе крестного хода, стремясь посетить как можно больше святых мест.

 

Предстоятель УПЦ благословляет участников автопробега.

 

— В каких именно святых местах удалось побывать в ходе поездки?
— Стартовав из Киева, мы поехали в Глинскую пустынь. Следующая остановка была в Оптиной пустыни. Потом взяли направление на Санкт-Петербург. Там была остановка в Александро-Невской Лавре и поклонение известным местным святыням. После Петербурга мы выехали в северном направлении, остановка была в Александро-Свирском монастыре. А оттуда уже добрались до Соловецких островов.

 

На обратном пути остановки были в Великом Новгороде, Троице-Сергиевой Лавре, Курско-Коренной обители. Оттуда уже была финишная прямая домой.

 

— Как вас встречали?
— Везде нас принимали тепло. Вообще, многих участников автопробега поразило то, что они, находясь на территории другого государства, наблюдали единое духовное пространство православного мира, единство литургической традиции. Мы видели неравнодушие православных к общей беде, которая сейчас сотрясает Украину.

 

— В вашем маршруте были места, кроме самих Соловков, связанные с Петром Калнышевским?
— Да, когда мы еще только направлялись на Соловки, до посещения Глинской пустыни по дороге заехали в село Пустовойтовка, что на Сумщине. Здесь он вырос. Мы посетили скромный мемориальный комплекс, где стоит памятник атаману в полный рост. Возле храма увидели копию надгробия, оригинал которого находится на Соловках.

 

— Расскажите о своих впечатлениях от Соловков.
— Мы были там всего лишь сутки. Для того чтобы вкусить Соловки, эту атмосферу сурового севера, нужно пробыть там гораздо большее время, посетить скиты, побывать в окрестностях Соловецких островов.

 

Запорожское и соловецкое духовенство идет на службу.
 

— Что удалось запорожским паломникам сделать, увидеть за эти сутки?
— Мы прибыли туда в воскресенье, 2 августа. После Литургии для нас провели краткую экскурсию по монастырю. Мы увидели те помещения, где пребывал Петр Калнышевский в течение своего многолетнего заточения.

 

Конечно, вид этих казематов — пушечных карманов (как их называют), которые были впоследствии обустроены под помещения для осужденных, произвел незабываемое впечатление.

 

— Как они выглядит?
— Вы когда‑нибудь заходили в старинные подвалы из красного кирпича, выложенные полукруглыми сводами? Пол каземата — это не совсем правильной формы прямоугольник где‑то метра 2,5 на 2,5. В противоположной от входа стене находится маленькое окошко. За счет толстой стены из него обзор получается невелик, но, по крайней мере, какой‑то незначительный свет туда проникает. Если у входа современному человеку можно стоять прямо, то к окну потолок идет скатом и там он уже достигает высоты около 1,5 метров. Стены слева и справа от дверей полукруглые и вместе с потолком образуют конусную форму.

 

— Там, наверное, довольно холодно?
— Летом температура в камерах не поднимается выше +14 градусов. Камеры не были ориентированы на то, чтобы заключенные имели максимальный комфорт. Из описаний пребывания Петра Калнышевского на Соловках известно, что первые десять лет он находился в достаточно сложных условиях, но потом наместник монастыря выхлопотал для атамана определенное облегчение условий.

 

Петр Калнышевский — единственный, пусть и бывший, но пленник, похороненный в почетном месте монастыря. Обычно большинство умерших, даже из братии, хоронили за пределами территории монастыря. Его же погребли у стен Спасо-Преображенского собора — главного храма обители. Там всего несколько захоронений, причем именитых людей. Так, до сих пор сохранилось достаточно большое надгробие знаменитого келаря Троице-Сергиевой Лавры отца Авраамия (Палицына).

 

— Место захоронения сейчас известно? Оно сохранилось?
— Изначально он был похоронен в простой могиле, хоть и на почетном месте. В 1856 году — практически 50 лет спустя после смерти — там была установлена большая гранитная плита (надгробием назвать сложно), на которой был высечен некролог.

 

После революции, когда монастырь стал использоваться как учреждение НКВД, эту плиту неоднократно перемещали с места на место, отчего точное местонахождение могилы Петра Калнышевского долгое время было сложно определить. Ученые знали, что его похоронили рядом с могилой отца Авраамия, чья надгробная плита — единственная, которую не передвигали. На месте погребения Петра Калнышевского мы взяли немного землицы, а в каземате № 15, где долгое время содержался атаман, мы высыпали землю, которую привезли с Хортицы — единственного незатопленного места, где стояла одна из Сечей.

 

Архиепископ Лука дарит соловецкой братии памятный подарок.
 
 
 
Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 535 раз

Купить