Вторник, 24 Октябрь 2017 14:05

Остров литературы

Автор 
Вадим Романенко в отделе букинистики и раритетных изданий «Киевского Дома Книги» Вадим Романенко в отделе букинистики и раритетных изданий «Киевского Дома Книги»

Куда течет Белая река и где находится Лунная долина директора издательства «Киевский Дом Книги» Вадима Романенко.

«Киевский Дом Книги» похож на штаб-квартиру секретной службы из шпионского фильма. Его витрина скромно втиснулась в столетнее здание по улице Льва Толстого, 11/61, и трудно поверить, что за этим фасадом спрятались пять этажей крупнейшего в столице магазина печатной продукции, два театра, художественная академия, кинокомпания, лекторий, кофейня и даже иконописная мастерская. «ФОМА в Украине» побывал в гостях у директора издательства «Киевский Дом Книги» Вадима Романенко, который вместе со своими коллегами все это придумал и воплотил. Когда‑то именно он открыл для украинского зрителя фильм «Остров», а теперь зовет молодые таланты попробовать свои силы в литературном конкурсе. Пять любимых книг Вадима Романенко рассказали о нем почти всё, но кое‑что мы решили спросить еще.

 

«Замахивайся на большее, а по малому — только кулак отшибешь...»

Алексей Толстой «Петр Первый»

 

— Как начиналась Ваша карьера в издательском бизнесе? Что послужило поводом выбрать именно этот путь — любовь к литературе?
— В 1990‑е годы я попал в Москву, где мои друзья помогли мне устроиться курьером в книжное издательство. Это было связано не с любовью к литературе, а с необходимостью выживания.

 

Издательство было молодое, но очень хорошее. Его основали студенты МГУ, и буквально за четыре года оно вошло в тройку самых крупных издательств страны. Это был феерический успех. Меня командировали в Киев создавать представительство. Мне понравился город, и я решил остаться.

 

Через три года проект был закрыт, и я устроился в крупную компанию, которая планировала выпускать фильмы на цифровых носителях. Была осень.

 

По совету родителей я попал на кинофестиваль «Покров» и увидел там десятисерийный фильм «Земное и небесное» об истории Церкви. Он меня так заинтересовал, что вскоре стал первым фильмом, который мы выпустили в компании «Фабрика кино». Мой учредитель сначала достаточно скептически отнесся к православному сериалу. Но дело спасло участие в нем неимоверного созвездия актеров‑ведущих. Этот фильм в итоге принес нам первый серьезный успех.

 

— Почему Вы не остались работать в этой сфере?
— Сложилось так, что этот рынок перестал существовать, люди ушли в интернет, поэтому компании, которые занимались изданием фильмов на носителях, закрылись. И я вернулся, по сути, в ту же компанию-издательство, в которой начинал работать много лет назад курьером.

 

— Сейчас трудно, наверное, книжный бизнес назвать прибыльным делом, а у Вас он развивается и даже свое издательство появилось. В чем тут секрет?
— Книжный бизнес сегодня живет и развивается, хотя сверхприбылей здесь не было никогда. За исключением 1990‑х годов.

 

Интерес к печатной книге не пропадает, а в некоторых жанрах даже растет. Это касается, например, нон-фикшн, деловой литературы. Именно в этих жанрах появляются яркие бестселлеры. Это говорит о том, что люди сейчас в первую очередь хотят совершенствовать какие-то свои деловые качества. А решение вопросов, которые ставят перед читателем Федор Достоевский или Лев Толстой, оставляют на потом.

 

Сейчас очень много хорошей литературы, книг, которые вдохновляют, мотивируют. Жизнь тяжелая, много стрессов, все находятся под прессом психологических проблем, а мотивирующая литература дает возможность выдернуть себя из этой вязкой рутины. И это действительно помогает.

 

— Значит Ваш читатель — это не романтик, не идеалист, а прагматик, то есть человек современный во всех смыслах?
— В основном да. Классическая литература тоже продается, и довольно хорошо. Без Федора Михайловича и Льва Николаевича, к нашему счастью, представить себе рынок литературы невозможно.

 

А если мы говорим о вспышках, то это, например, книга Айн Рэнд «Атлант расправил плечи», «Номер один» Игоря Манна, «Как не стать врагом своему ребенку» Андрея Максимова.

 

Если брать современную художественную литературу, особенно хочется отметить «Элегантность ежика» Барбери Мюриель, «Оскар и Розовая Дама» Эрика-Эмманюэля Шмитта.

 

— У Вас кроме продажи литературы есть еще несколько сопутствующих проектов, которые напрямую не связаны с бизнесом. Это личная творческая потребность?
— Один из моих акционеров, Владимир Шаталин, очень хотел вдохнуть особую жизнь в «Киевский Дом Книги». Ведь просто книжный магазин — это библиотека с чеками. Я начал выполнять эту задачу, и мне очень понравилось делать так, чтобы здесь происходило что‑то интересное, чтобы люди приходили не только потратить деньги, но и что‑то получить, услышать и узнать.

 

 За два года издательство Вадима Романенко выпустило более 20 книг.

 

Наши посетители чувствуют наличие этой жизни. Есть хорошие крупные магазины, но ты заходишь туда и понимаешь, что время там остановилось. И находиться там неинтересно.

 

Поэтому у нас в «Киевском Доме Книги» проводится много встреч, лекций, работает Литературный театр, детский «Театр Андерсена». Также мы учредили литературную премию. Одним словом, достаточно много проектов, которые так или иначе связаны с книгами. Два года назад у нас появилось издательство, и за это время мы выпустили более 20 книг.

 

Сейчас мы издаем «Братьев Карамазовых» Достоевского, «Финансиста» Драйзера, бестселлер известного православного автора Андрея Максимова «Практическая психофилософия».

 

«Широк человек, слишком даже широк, я бы сузил»

Федор Достоевский «Братья Карамазовы» 

 

— Что придает Вам уверенности на этом пути? Какая концепция «Киевского Дома Книги»?
— Наша концепция заключается в том, что мы издаем исключительно те книги, которые делают людей лучше. Есть путь издавать все, что хорошо продается — чернуху, клубничку либо книги о каких‑нибудь сомнительных героях, что очень сегодня конъюнктурно. Но мы этого не делаем. Это принципиальная позиция. Издаем только те книги, которые не вводят людей в заблуждение.

 

Когда я стал руководителем этой компании, первое, что я сделал, — закрыл отдел эзотерической литературы. Поначалу это вызывало недоумение и удивление коллег, потому что часть аудитории приходит именно за такими книгами. Это был первый необычный шаг, я очень рад, что мы его сделали, и могу сказать, что не пострадали. Мы формируем свою аудиторию, и она нам благодарна. И мы благодарны людям, которые ценят такие шаги.

 

В издательстве — тот же подход. На первый взгляд может показаться, что решение издавать только достойную литературу утопично и неоправданно. Рынок требует и чего‑то изощренного, скандального, каких‑то «жареных» повестей и романов, приправленных войной и ненавистью. Но я точно знаю, что наш путь — единственно верный, и только он может принести радость и настоящий успех.

 

Этот опыт я получил в компании «Фабрика кино». Попробовав так работать, я осознал, что фарватер светлого контента достаточно большой, в нем можно идти вперед. Я его называю — Белая река.

 

Когда я говорю, что этот формат мною уже опробован в области кино, я имею в виду то, что, отказываясь от сомнительных проектов и отдавая их конкурентам, я, безусловно, что‑то терял. Но за пять лет работы в кино благодаря этому несколько раз был вознагражден большими профессиональными удачами. Самая большая из них — история, связанная с фильмом «Остров».

 

— Вы говорите о картине «Остров» режиссера Павла Лунгина?
— Да. Я поехал в Санкт-Петербург на ежегодный «Кинорынок». Там эту картину показали в первый день. Я был совершенно разорван этим фильмом. Вышел из кинотеатра и бродил потрясенный до конца дня по городу. Ничего подобного в своей жизни я не видел и не чувствовал. Я не знал, что произведение искусства может так сильно воздействовать на человека. И, конечно, больше ничего уже смотреть не смог. Для меня этот фестиваль начался и закончился одним фильмом.

 

Когда «Кинорынок» прошел, я был потрясен второй раз.


Все члены украинской делегации, представители компаний, которые тоже приехали на этот форум выбрать для себя какие‑то фильмы, проигнорировали «Остров». Даже компания-дистрибьютор, которая обязана была взять этот фильм в прокат на территории Украины, отказалась от него, ввиду его полной «бесперспективности».

 

Мое потрясение от этого факта было не меньшим, чем от самого фильма. Поэтому я решил рискнуть. Риск заключался в том, что у меня не было кинопрокатной структуры. Купить очень дорогие права только на DVD и выпустить фильм без поддержки кинотеатрального проката в стране — заведомый стопроцентный провал. И все‑таки все деньги, которые у меня были на покупку нескольких фильмов, я потратил на «Остров».

 

Кадр из фильма Павла Лунгина «Остров». 

 

Вернувшись в Киев, сделал специально под запуск этого фильма кинопрокатный отдел. И, воодушевленный, с верой в то, что у меня в руках неимоверное сокровище, настоящий бриллиант, которым я сейчас смогу поделиться со зрителями, — пошел по всем крупным кинотеатрам города. И от всех получил отказ. Ни один из них не согласился поставить фильм в прокат.

 

Я просто не верил происходящему. Настал черед моего очередного потрясения, связанного с этим фильмом. Руководитель кинофестиваля «Молодость» отказался взять фильм в программу, сказав, что это, мягко говоря, не кино вообще.

 

Учредитель нашей компании оказался очень добрым человеком. Он отнесся к проблеме спокойно и предложил с этим смириться. Я был категорически не согласен сдаваться и поехал на кинофестиваль «Покров» к Александру Акулову. Ему кино очень понравилось. Картину сделали фильмом открытия кинофестиваля в 2006 году.

 

После показа на «Покрове» ко мне подошел Олег Карамазов из группы «Братья Карамазовы», его фильм зацепил очень сильно. Он спросил, нужна ли какая‑нибудь помощь. Тут я понял, что появилась надежда.

 

Я попросил показать фильм Юрию Шевчуку, и если ему понравится — записать обращение к зрителям в Украине. Мы отправили ему фильм поездом «Киев—Санкт-Петербург» и стали ждать. Через два дня, сраженный этим фильмом,


Юрий Юлианович записал рекламные ролики для радио и телевидения. И я, заручившись поддержкой «Покрова» и его президента Андрея Деркача, пошел на крупную авантюру. Мы запустили на радио и телевидении рекламные ролики с Шевчуком, в которых он приглашал зрителей в кинотеатры. А у меня на тот момент не был подписан ни один договор на прокат фильма.

 

На следующий день после выхода в эфир роликов мне начали звонить из кинотеатров и просить дать им ленту на пробу. Я понял, что спасен!

 

Мой друг Николай Сницар сделал отличную презентацию в кинотеатре «Украина», который первым согласился взять картину, а затем фильм был расписан по двадцати киноплощадкам страны и имел огромный успех. Обычно прокат ленты идет 2–3 недели, а нам кинотеатры не отдавали пленку по восемь недель.

 

По продажам DVD фильм тоже установил абсолютный рекорд — было продано более ста тысяч официальных копий, что для рынка совершенно беспрецедентно, до этого такого успеха не имел ни один фильм, кроме разве что «Гарри Поттера».

 

— Насколько финансово успешной оказалась Ваша вера в фильм «Остров»?
— Мы заработали тогда много денег. Выручка от проекта превысила вложения более чем в 35 раз. Если бы я был собственником компании, то стал бы очень богатым. А так я получил хорошую премию, за что благодарен своему тогдашнему руководству.

 

Кроме Олега Карамазова и Юрия Шевчука большую роль в продвижении фильма сыграл лично Петр Мамонов. С ним тоже случилась интересная история.

 

Он очень своеобразный человек. Пока его везли из аэропорта в киевский «Дом кино», что‑то пошло не так. Ко мне подошли сотрудники кинофестиваля и говорят: «Мамонова привезли, но он отказывается выходить на сцену. Просит увезти его обратно в аэропорт, он хочет сейчас же лететь назад в Москву. Давайте что‑то сделаем, потому что это катастрофа».

 

Я увидел его в фойе, у выхода из «Дома кино». А в это время уже шло открытие кинофестиваля, показывали «Остров», после которого Мамонов должен был выходить на сцену. Он сидит в куртке, злой и требует вызвать такси. Я понимаю, что его уже уговаривали разными способами и вопрос можно решить только очень честно.

 

Присаживаюсь перед ним на корточки, опускаю голову и говорю: «Петр Николаевич, помогите мне. Спасите, иначе мне конец. Я привез «Остров» в нашу прекрасную страну, а все кинотеатры отказались его показывать». Он говорит: «Как отказались?! Этого не может быть.


Это же неимоверное кино! В России — широчайший прокат!» Мамонов крепко ругается, снимает куртку и говорит: «Где тут ваша сцена? Я сейчас всем расскажу, что это за кино!» Выступление Петра Николаевича в тот вечер было настоящим событием.

 

«А я ведь собирался про смерть написать. Много чести — писать про то, чего нет. Нигде нет»

Александр Столяров «Жизнь в розовом доме»

 

— Не так давно от нас ушел режиссер Александр Столяров, который создал «Театр Андерсена». Что теперь будет с этим проектом?
— Александр Николаевич — это моя большая любовь. И большая потеря. Он — настоящий гений мирового масштаба. Только мы это не всегда замечали. Очень надеюсь, что дело сможет продолжить его жена Юлия и «Театр Андерсена» продолжит свою жизнь.

 

Режиссер и писатель Александр Столяров, Вадим Романенко и главный редактор ТК «ИНТЕР» Антон Никитин на вручении литературной премии «Золотая роза».

 

22 ноября будем отмечать день рождения Александра Столярова выходом его новой книги. Приходите, пожалуйста, всё узнаете.

 

У нас работает еще и Литературный театр, который был основан, по сути, для одного спектакля.

 

Однажды меня пригласили в Национальный университет театра, кино и телевидения имени Карпенко-Карого на спектакль «SOS. Спасите наши души!» по пьесе Константина Симонова «Четвертый». Он превзошел все мыслимые ожидания. И когда я узнал, что это студенческий спектакль и его негде больше показывать, возникло большое желание заполучить такую жемчужину в «Дом Книги».

 

Режиссер этого спектакля Николай Николаевич Рушковский согласился, и мы построили небольшую сцену. Театр работает уже третий сезон. «SOS. Спасите наши души!» мы показали при полном зале семь раз. Затем у нас появились спектакли «Письма незнакомки», «Рассказы о любви». Сейчас идет замечательный моноспектакль по произведению Константина Паустовского «Золотая роза» в исполнении артистов Национальной филармонии Бориса Лободы и Инессы Порошиной.

 

— Такое же название, «Золотая роза», носит и ваш литературный конкурс. Почему он появился и что дает писателям и ценителям литературы?
— В один из счастливых дней мне в руки попали рассказы писателя и режиссера Александра Столярова. Я достаточно искушенный читатель и думал, что меня чем‑то очень удивить уже невозможно. Но то, что я прочитал, накрыло меня очень сильно. Я почувствовал, что это очень талантливая и уникальная литература, необычная и по силе своего воздействия, и с точки зрения филологии.

 

Встреча со Столяровым и его творчеством стала отправной точкой этого проекта. Литературную премию назвали «Золотая роза», в честь знаменитой повести Константина Паустовского. Это произведение, которое очень точно, ярко и интересно описывает суть литературы, предназначение писателя, его миссию в этом мире. То, как это сделал Паустовский, не сделал больше никто. Он, кстати, много лет жил в Киеве, здесь учился, был одноклассником Булгакова. Для него Киев — родной город.

 

Это единственная литературная премия, на которую могут быть номинированы работы на трех языках — украинском, русском и белорусском.

 

«Слушай, жизнь... я люблю тебя»

Константин Паустовский «Корзина с еловыми шишками» 

 

— Ваше плавание по Белой реке невозможно представить без корабля Церкви. Каков был Ваш путь в этом направлении?
— Когда я начал свой первый издательский проект в 1997 году, мне нужно было встретиться с лидером группы «Алиса» Константином Кинчевым.

 

Для организации этой встречи меня познакомили с художником Василием Гавриловым, который рисовал обложки виниловых пластинок «Алисы». Я приехал к нему, рассказал о проекте, и он мне говорит: «Я тебя сведу с Костей, только ты должен учесть, что он сейчас ушел с головой в Православие. И если ты не сможешь поддержать с ним разговор на тему веры и Церкви, то у тебя вряд ли что‑нибудь получится».

 

Я вышел от Гаврилова, пошел к метро, по дороге в церковном киоске купил Библию и начал готовиться к встрече.

 

Моя встреча с Константином Кинчевым тогда не состоялась, но подготовка к ней меня очень увлекла. Я в первый раз в жизни прочитал Новый Завет. А потом первый раз сознательно зашел в храм.

 

— Следуя своим принципам в издательском бизнесе, Вы не ощущаете себя белой вороной? Бывают искушения плыть, как все?
— Мы все живем на арене борьбы добра и зла. Так было всегда. И зачастую сами до конца не понимаем, какой вектор у наших поступков. Кажется, что ты прав, а на самом деле эта твоя правота может закончиться победой внутренней гордыни, и результаты будут очень удручающими. Сказать себе: я — классный, плыву по Белой реке, — это самообман, иллюзия. Потому, что это еще не результат, а скорее — желание, попытка, стремление.

 

Тут очень важно встретить единомышленников, близких по духу людей. У меня они, к счастью, есть. И то, что мы сегодня беседуем с Вами, — этому реальное подтверждение.

 

Ваш журнал издают и поддерживают люди, которые точно знают, что такое хорошо и что такое плохо.

 

Принцип работы Вадима Романенко — издавать только те книги, которые делают людей лучше. 

 

— Тогда объясните, каковы Ваши издательские критерии белого и черного, хорошего и плохого?
— Критерий один: если произведение делает человека лучше, это наш формат, берем.

 

Знаете, когда‑то я прочитал «Код да Винчи» Дэна Брауна. И это была первая книга, которую я по прочтении сразу выбросил в мусорную корзину. С первых страниц было понятно, что это очень увлекательный мусор. Интерес дочитать до конца был чисто профессиональный. Уверен, что люди, которые делают бизнес на такой литературе, рано или поздно закончат плохо. Все эти миллионы, которые они зарабатывают, эксплуатируя подобные темы, не могут принести настоящую радость от успеха. Ты ведь все равно понимаешь, на чем зарабатываешь.

 

Каждый человек всегда интуитивно понимает — творит он добро или зло. Если ты губительно действуешь по отношению лично к себе, совершаешь какой‑то грех, это одна история, можно еще попытаться как‑то легко отделаться.

 

Но если ты в это втягиваешь других людей, причем сотнями тысяч, миллионами, то заплатить придется, скорее всего, очень дорого. Все мы живем, к сожалению, в разной степени компромисса со своей совестью. В наших магазинах, если захотеть, тоже можно найти литературу сомнительного содержания.

 

«Работа — далеко не все в жизни»

Джек Лондон «Лунная долина»

 

— Почему в списке Ваших любимых книг «Лунная долина» Джека Лондона?
— Это замечательная романтическая утопия. Утопия не в понимании литературного жанра, а как цель, мечта построить свой мир, свою территорию, где будут действовать установленные тобой законы, где ты будешь заниматься тем, чем хочешь, где тебя будут окружать только те люди, которых ты любишь.

 

Лунная долина была целью жизни Джека Лондона. И он ее достиг. Купил огромное ранчо в Калифорнии, с реками и озерами. Построил там Дом волка, создал свой мир.

 

Но это все, в результате, ему не принесло радости. Мы знаем, что Джек Лондон, будучи социалистом, заигрался в атеизм и зашел в тяжелейший жизненный тупик. И жизнь его закончилась трагически. Но сам путь и мечта о Лунной долине, его стремление — мне это близко, я это очень люблю.

 

— Какая Ваша мечта? Где находится Лунная долина Вадима Романенко?
— Если мы говорим о материальном ее воплощении — то моя Лунная долина находится в 270 километрах от Киева, в селе Соломия Кировоградской области. Там мой дом, спрятанный в скалах и вишнях на берегу Южного Буга. Там мои родители.

 

Чем старше становишься, тем яснее понимаешь, что настоящая Лунная долина и самая большая драгоценность — это гармония с самим собой и близкими, любимыми людьми. Если удастся этого достичь — жизнь пройдет не зря.

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 1430 раз

Купить