Суббота, 01 Июль 2017 20:30

Печоры. Богом созданные и хранимые

Автор 

Нашествия татар каждый год черной тучей накрывали славянские земли, высасывали лучшие людские силы. Некоторые монахи, спасаясь бегством, уходили на север.

Одними из таких переселенцев и был основан монастырь, ставший одной из известнейших православных обителей.

 

ФОМА

 

В XVI веке дьяк Мисюрь Мунехин обратил пристальное внимание на монашеское поселение к западу от Пскова. Монастырек, не успевший как следует зародиться, был уже разорен ливонцами.

 

Граница владений Ливонского ордена проходила совсем близко. Немцы-католики не потерпели нового очага Православия у себя под носом.

 

Дьяк Мунехин с 1519 года помогал обители восстановиться. Немного позже он первым из мирян лег в монастыре на вечный покой. Но отчего такой интерес к этому «убогому месту, не знаемому никем, под немецким рубежом»? В Псковской земле были монастыри и познатнее. Но именно Псково-Печерский очень скоро обогнал их и по значимости, и по величине, и по стратегической мощи. Наверное, дьяк Мунехин обладал даром предвидения и смог разглядеть в пещерной обители будущую крепчайшую твердыню Православия.

 

И еще в этом был, наверное, какой‑то лихой задор, жест в адрес крестоносцев: деревянный монастырь против сильной каменной крепости Нейгаузен в 20 верстах. На Руси нередко так бывало, что монашеская обитель становилась порубежной заставой, духовным и военным щитом на границе. А еще дьяк Мунехин четко обозначил преемство псковских монашеских пещер от родоначальника всех русских обителей — Киево-Печерского монастыря, тоже выросшего на пещерах. В псковских Богом зданных, как их называли, пещерах некогда обосновались киевские монахи, бежавшие от татарских разорений. Под надзором дьяка здесь появилась подземная церковь во имя преподобных Антония и Феодосия.

 

Начало монастырю было положено почти за полвека до того. Из ливонского Дерпта (прежде русского Юрьева) бежал от католических притеснений священник Иван. Чуть позже выяснилось: если б не бежал, то разделил бы участь семи десятков православных, утопленных ливонцами за веру в зимней реке. Придя на Святую гору, в пещеры отшельников, он расширил одну из них и сотворил в ней церковь во имя Успения Богоматери.

 

Ризница и звонница Псково-Печерского монастыря. Фото А. Санина 

 

Череда осад и жестоких штурмов, длившаяся более столетия, началась с похода короля Стефана Батория на Псков в 1581 году. В конце концов монастырь, как и Псков, взяли в осаду. Пушками разбили часть стены, пошли на приступ. Монахи заградили пролом, вынеся к нему чудотворную икону Успения Богоматери. Все попытки штурмующих вломиться в обитель были отражены — стрельцы и ополченцы стояли насмерть. Безуспешная осада длилась еще два месяца, а монастырские святыни, две Богородичные иконы, отправились на помощь к псковичам. Если бы полякам удалось взять Псков, последствия были бы непредсказуемыми. Но Печорская крепость внесла свою лепту в предотвращение такого сценария.

 

Ее хранили Богоматерь и Николай Чудотворец. Церковь Николы Вратаря при Никольской воротной башне называли еще Николой Ратным. Любое военное столкновение с западными соседями переводило монастырь на осадное положение. Кто только к нему не подступал — поляки, литовцы, шведы, наемники немцы, датчане и венгры. Для европейских гостей Печоры стали «заколдованным» местом, где они раз за разом терпели позорное поражение. Особенно упорствовали они в 1610–1615 годах. Тогда нападения случались почти каждый год, а иногда и по нескольку раз в год. Сперва пытали удачу поляки, затем шведы. В последний раз шведы обломали себе зубы под Печорами уже в начале XVIII века, когда монастырь был укреплен валами, земляными бастионами.

 

 Пещеры Псково-Печерской обители. Фото А. Горяинова

 

Все погибшие защитники крепости обретали место упокоения в монастырских пещерах. Со временем под Святой горой образовался целый «город» с несколькими «улицами». Там лежат более десяти тысяч человек — монахи, миряне, павшие герои. По надписям можно изучать генеалогию знатных родов.

 

Северная война отодвинула границу от Печор. С этих пор боевая крепость стала исключительно духовным оплотом. Век спустя здесь молили Богоматерь о том, чтобы Наполеон не смог пробиться к Пскову. Памятью об этих услышанных молитвах стали Михайловский собор в монастыре, возведенный на деньги солдат и офицеров. Император Александр I, обратившийся в 1812 году от масонских идей к христианству, дважды затем бывал в обители, беседовал со святым старцем Лазарем.

 

В XX веке покров Богоматери уберег монастырь, сердце Печор, от разорения большевиками. Город отобрала Эстония и 20 лет пыталась изгнать из него православный дух. Но эта цена за сохранение обители была невелика. Тем более что православный дух опять тут процвел с возвращением Печор после войны.

 

Торговая площадь г. Печоры. Фото начала XX в.

 

В годы фашистской оккупации монастырь, как встарь, молился об одолении врага. Летом 1945 года несколько советских офицеров оставили в нем памятную запись: «...Мы очень тронуты вашей работой, работой церкви, направленной на обеспечение победы нашего оружия! Мы благодарим вас за эту работу, за проявленный вами патриотизм, за вашу любовь к человеку...» Надо ли пояснять, что работа монахов — это молитва?

 

 Старец Иоанн Крестьянкин

 

В годы хрущевских гонений на Церковь монастырю снова пришлось сражаться духовным оружием. Один из двух действующих в СССР, он выдерживал натиски богоборцев, пытавшихся его закрыть. Это время было началом расцвета псково-печерского старчества — древней православной традиции духовного наставничества. Олицетворением ее стал знаменитый старец Иоанн (Крестьянкин).

 

И в наше время едут в Печоры люди отовсюду. Идут нескончаемым потоком в эту крепость христианского духа. Хотя она и перестала быть пограничной заставой, но с передовых позиций духовной брани никогда не уходила.

 

 У входа на территорию Псково-Печерского монастыря. Фото С. Ершова.

 

ФОМА

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 356 раз

Купить