Вторник, 09 Январь 2018 16:31

Рождественская лепта

Автор 

Православный священник о Рождестве в Польше и не только.

ФОМА

 

Одна из главных достопримечательностей польского Кракова — трубач с башни Мариацкого костела. Каждый час и днем и ночью он появляется на башне и оглашает площадь протяжной предупреждающей мелодией (с этим связана своя история), обращаясь поочередно на все четыре стороны света. А когда он направляет трубу в сторону городских ворот, то, сам того не ведая, смотрит на православный храм, который расположен в двух шагах от рыночной площади Кракова. Именно здесь, в самом центре древнего города, мы беседуем с отцом Ярославом Антосюком, настоятелем православного прихода Кракова. И каждый час в наш разговор врывается призывная мелодия легендарного трубача.


До первой звезды


Я вырос в семье православного священника. Мой отец, Валериан Антосюк, уже сорок лет служит в священном сане в храме святого Георгия в Белостоке. Одним из самых ярких воспоминаний детства до сих пор остается Рождество Христово, которое всегда было богато на традиции. Очень хорошо помню строгий пост в день Сочельника — навечерия Рождества Христова. Вся наша семья, не исключая и малышей, весь день ничего не ела и не пила, хотя если мама видела, что нам тяжело, то обязательно давала немного воды.

 

Целый день мы ждали первой звезды. Когда она появлялась на небе, часов в шесть вечера, мы садились за ужин (такой постный ужин в Сочельник — тоже древняя традиция). Стол накрывали всей семьей. Сначала на него клали немного сена, сверху стелили скатерть и лишь потом ставили постные блюда. По польской традиции этих блюд должно быть ровно двенадцать. Главным кушаньем всегда была кутья. Еще мама готовила холодный грибной суп и польские «крокеты» — булочки с грибным фаршем или капустой. На стол ставились всевозможные соленья домашнего приготовления и обязательно компот из сушеных фруктов. На каждом столе по польской традиции также должен быть карп — заливной и жареный. Сейчас я вспоминаю, насколько это все было вкусно, но, будучи ребенком, я едва мог дождаться окончания ужина: после него под Рождественской ёлкой всегда оказывались подарки!

 

Получив свои подарки, мы отправлялись отдохнуть перед большим праздничным богослужением. Обычно праздничная служба, начинавшаяся в полночь, заканчивалось ближе к пяти утра, и родители непременно просили нас отдохнуть перед ней. Вообще, спать в день Рождества у нас обычно не получалось: после службы и небольшого отдыха мы завтракали, потом играли, а уже к десяти часам утра в нашем доме собирались дети и молодежь, и мы шли колядовать по всей деревне, возвращаясь домой лишь поздним вечером.

 

У наших родителей нас трое сыновей. Я и старший брат вслед за отцом стали священниками, брат Мирослав — настоятель храма святых апостолов Петра и Павла в городе Калише. Я служу настоятелем в Краковской церкви Успения Пресвятой Богородицы. До сих пор мы в своих семьях стараемся соблюдать традиции, которые вынесли из родительского дома. Ведь эти чудесные праздничные дни навсегда остались в моей памяти. И пусть понимаю, что это непросто при нашей-то занятости сохранить то, что делали родители. Но я, понимая всю важность торжеств в Рождество, берегу их.

 

Лишняя тарелка


Традиции празднования Рождества в нашем приходе в Кракове принципиально ничем не отличаются диций любого другого храма Польской Православной Церкви. Перед праздником все вместе ставим и украшаем живую ёлку в храме. В воскресный день перед Рождеством освящаем просфоры, с которых наши прихожане начнут ужин в навечерие праздника. В Сочельник обязательно приглашаем к нам в дом одиноких прихожан, чтобы они могли сесть за ужин с моей семьей. Ведь по традиции в этот вечер никто не должен оставаться одиноким. А еще, на стол всегда ставится лишняя тарелка — для неожиданного гостя. Потом Рождественская служба, после которой всем приходом разговляемся за праздничной трапезой, поем колядки. А уже днем позже дети из воскресной школы готовят праздничное представление, на которое приглашаются все прихожане. В этом смысле у нас один общий праздник.

 

«Не бойся, малое стадо»


Сохранение культурной идентичности православных в католической стране. Как? Возможно ли? Оказывается, да. Под словом «культура» мы (живущие в инославном окружении) подразумеваем многое: и религиозность, и национальные и народные традиции. Но, как это ни странно звучит, именно Церковь в Польше для многих становится тем звеном, которое соединяет человека с родной культурой и родной верой.

 

Свято-Успенский храм в Кракове. Фото wykop.pl 

 

Наш храм — единственная православная церковь в огромном городе с почти миллионным населением, и приход наш еще и многонациональный. Здесь русские, белорусы, украинцы, болгары, румыны, греки, сербы, армяне и даже копты из Египта! Мы не можем игнорировать те традиции, которые приносят с собой православные верующие из других стран. В таких условиях, вдали от мировых православных центров, от священника требуется, наверное, даже больше обычного. Во многом поэтому в Польской Церкви большое внимание уделяется образованию пастырей. В Варшавской богословской академии, помимо древних и современных языков, студентов обучают славянским языкам: украинскому, русскому и белорусскому.

 

Если же говорить об аспекте «жизни в католическом окружении», то сам факт того, что в своей стране мы являемся религиозным меньшинством, безусловно, влечет за собой определенные трудности. Но это не мешает нам идти по пути в Царство Небесное. Сам Господь говорил: «Не бойся, малое стадо! ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство» (Лк. 12:32) и «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18:20).

 

Костел для православных


У нашего прихода замечательные отношения с католиками. Когда в 2004 году из прихода в городе Радоме архиепископ Лодзенский и Познаньский Симон перевел меня настоятелем в Краков, мне сразу же пришлось встретиться с Краковским кардиналом. Тогда я узнал, что власти очень известного горнолыжного курорта Польши Закопане просят проводить службы в их городе во время Рождественских праздников. Оказалось, что приезжающие на зимние каникулы туристы из России, Украины, Беларуси хотели бы, как и их соотечественники на родине, прийти в храм.

 

Я приехал в маленький городок и сразу же договорился о том, что накануне Рождества мы будем служить Великое Повечерие и Утреню. Правда, нам предложили совершать богослужение в католическом храме. Других вариантов просто не было. В итоге, наш правящий архиерей обратился к католическому кардиналу Кракова (тогда это был кардинал Франтишек Махарский) с просьбой разрешить служить в одном из костелов в Закопане. Разрешение было получено.

 

На Рождественские службы в Закопане приходят до трехсот человек. И потому всё очевиднее становится надобность в строительстве собственного храма. Увы, пока власти не готовы передать нам землю бесплатно. А на покупку самого маленького участка требуется почти полтора миллиона злотых.

 

 Отец Ярослав с семьёй

 

Служанка-профессор


До сих пор каждый раз, когда я служу в Закопане, многие туристы спрашивают меня, православное ли это богослужение; что мы делаем в католическом храме; допустимо ли это? Для меня ещё в первый раз было очевидно, насколько важен и нужен здесь православный храм. И год от года я лишь утверждался в этом мнении. Да и ближайшая церковь (в Кракове) находится более чем в ста километрах от Закопане. Одним словом, я твердо решил: нужно сделать всё, чтобы храм был построен! Но очень быстро моё рвение сменилось отчаянием: в моём приходе в Кракове была сложная финансовая ситуация, и взять денег еще и на новый храм было совершенно неоткуда.

 

Постепенно я смирился с мыслью, что строить сейчас не время. Будем служить в костеле раз в год — и слава Богу. Как-то поздним вечером в наш дом постучала незнакомая женщина. Она настаивала на встрече, хотя, признаюсь честно, я вышел к ней с большой неохотой. Женщина положила передо мной увесистый конверт и сообщила, что это деньги, которые её соседка передала на строительство православного храма! Рассказала, что соседка, женщина преклонного возраста, хочет встретиться со мной и кое-что рассказать.

 

Уже на следующий день я приехал к неизвестной благодетельнице. Оказалось, что в 1939 году* моя собеседница была служанкой в богатой православной семье где-то в Восточной Польше. В какой-то момент хозяйка дома поняла, что её семью, состоятельную, да к тому же православную, ждёт арест, и вряд ли их оставят в живых. Тогда она отдала служанке огромную сумму денег и попросила, когда будет такая возможность, передать эти накопления в православный храм на помин души. Это был последний раз, когда они видели друг друга.

 

Бывшая служанка пережила войну и стала профессором, получив довольно высокую должность. Когда же пришла глубокая старость, женщина решила рассчитаться с многолетним долгом и передать деньги в наш храм. Подчеркну, что она пересчитала полученную тогда, в 1939 году сумму на современные деньги. И всё отдала храму. Когда мы говорили, я не мог сдержать слез.

 

Эта чудесная и вместе с тем покаянная история потрясла меня в те Рождественские праздники. И я тогда подумал: вот я, маловерный человек, усомнился в том, что нужно строить храм, а Господь Своим милосердием меня вразумляет...

 

Наш владыка благословил строительство храма в Закопане. Первая Рождественская лепта вложена. Уверен и надеюсь, что найдутся и другие люди, которые помогут нам довести до конца это великое дело!

 

Фотографии из архива храма Успения Пресвятой Богородицы в Кракове

 

ФОМА


*С весны 1938 года в Польше начались открытые гонения на Православную Церковь, сопровождавшиеся конфискацией, разорением и демонстративным осквернением.

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 380 раз

Последнее от Денис Маханько

Купить