Пятница, 23 Февраль 2018 13:41

12 стихотворений о Великом посте

Автор 

Великий пост — это период обновления, преображения и сосредоточения. Это время подготовки к встрече Святого Христова Воскресения.

ФОМА

 

Поэтами написано немало стихотворений, посвященных Великому посту. Мы подготовили небольшую подборку лирических текстов, которые советуем прочесть в эти важные для каждого православного человека дни.

 

 

 

 

Алек­сандр Пуш­кин

(1799–1837)

 

***

От­цы пус­тынни­ки и же­ны не­пороч­ны,
Чтоб сер­дцем воз­ле­тать во об­ласти за­оч­ны,
Чтоб ук­реплять его средь доль­них бурь и битв,
Сло­жили мно­жес­тво Бо­жес­твен­ных мо­литв;
Но ни од­на из них ме­ня не уми­ля­ет,
Как та, ко­торую свя­щен­ник пов­то­ря­ет
Во дни пе­чаль­ные Ве­лико­го пос­та;
Все ча­ще мне она при­ходит на ус­та
И пад­ше­го кре­пит не­ведо­мою си­лой:
Вла­дыко дней мо­их! дух праз­днос­ти уны­лой,
Лю­бона­чалия, змеи сок­ры­той сей,
И праз­днос­ло­вия не дай ду­ше мо­ей.
Но дай мне зреть мои, о Бо­же, прег­ре­шенья,
Да брат мой от ме­ня не при­мет осуж­денья,
И дух сми­рения, тер­пе­ния, люб­ви
И це­ломуд­рия мне в сер­дце ожи­ви.

 

1836

 

 

Па­вел Бу­лыгин

(1896–1936)


«Что есть ис­ти­на?» (Ин 18:38)


«Что ис­ти­на?» — Пи­лат Ему ска­зал
И ру­ку под­нял вы­соко над го­ловою,
И, го­воря о том, сле­пец не знал,
Что Ис­ти­на пред ним с по­ник­шей го­ловою.

 

В том­ле­нии из­менчи­вых пу­тей,
Блуж­дая в тем­но­те ус­та­лыми но­гами,
Об ис­ти­не тос­ку­ем мы силь­ней,
Не зная, что Она всег­да, вез­де пред на­ми.

 

 

Иван Бу­нин

(1870–1953)


В Геф­си­ман­ском са­ду


...И в этот час, гла­сит пре­данье,
Ког­да, сом­не­ни­ем то­мим,
Из­не­могал он от стра­данья.
Все прек­ло­нилось пе­ред ним.

 

За­тих­ла ночь и бла­гого­венье,
И слы­шал он: «Мо­их вет­вей
Ко­лючий терн — вен­цом му­ченья
Воз­ло­жат на гла­ве тво­ей;
Но терн ко­роною зе­леной
Че­ло свя­тое обовь­ет —
В мир под стра­даль­чес­кой ко­роной,
Как царь ца­рей, Гос­подь вой­дет!»
И ки­парис, над ним шу­мящий,
Ко­му шеп­тал во ть­ме ноч­ной:
«Бла­гос­ло­ви Гос­подь скор­бя­щий, —
Ве­лик и сла­вен под­виг твой!
Я воз­не­су над всей все­лен­ной
Мой тяж­кий крест, и на крес­те
Весь мир уз­рит те­бя, сми­рен­ный,
В не­из­ре­чен­ной кра­соте!»
Но сно­ва он в тос­ке скло­нял­ся,
Но сно­ва он скор­бел ду­шой —
И ве­тер лас­ко­вой стру­ей
Его че­ла в ти­ши ка­сал­ся:
«О, под­ни­ми свой грус­тный взор!
В час скор­би, в тем­ный час стра­данья
Прох­ла­ды све­жее ды­ханье
Я при­несу с до­лин и гор,
И неж­ной лас­кой аро­мата

 

Твои му­ченья об­легчу,
И от вос­то­ка до за­ката
Твои гла­голы воз­ве­щу!»

 

1894

 

* * *
И цветы, и шмели, и трава, и колосья,
И лазурь, и полуденный зной...
Срок настанет — Господь сына блудного спросит:
«Был ли счастлив ты в жизни земной?»

 

И забуду я все — вспомню только вот эти
Полевые пути меж колосьев и трав —
И от сладостных слез не успею ответить,
К милосердным коленам припав.


1918

 

 

Мак­си­мили­ан Во­лошин

(1877–1931)


Вос­кре­шение Ла­заря (Ин. 11)


О Царь и Бог мой! Сло­во си­лы
Во вре­мя оно Ты ска­зал, —
И сок­ру­шен был плен мо­гилы,
И Ла­зарь ожил и вос­стал.
Мо­лю, да сло­во си­лы гря­нет,
Да ска­жешь «встань!» ду­ше мо­ей, —
И мер­твая из гро­ба вста­нет,
И вый­дет в свет Тво­их лу­чей.
И ожи­вет, и ве­лича­вый
Ее хва­лы раз­дас­тся глас
Те­бе — си­янью От­чей сла­вы,
Те­бе — умер­ше­му за нас!

 

 

Алек­сей Жем­чужни­ков

(1821–1908)


У все­нощ­ной на Страс­тной не­деле


На ули­це шум­ной — ве­чер­няя служ­ба во хра­ме.
Вхо­жу в этот ти­хий, ма­нящий к раз­думью при­ют,
Лам­па­ды и све­чи мер­ца­ют в се­дом фи­ми­аме,
И пев­чие в сум­ра­ке грус­тным на­певом по­ют:
«Чер­тог Твой я ви­жу в лу­чах кра­соты и си­янья,
Одеж­ды же нет у ме­ня, что­бы в оный вой­ти...
Убо­гое, тем­ное греш­ной ду­ши оде­янье,
О Ты, Све­тода­тель, мо­люсь я Те­бе: прос­ве­ти!»

 

 

Алек­сандр Со­лодов­ни­ков

(1893–1974)


«Ни лобзания Ти дам»


Ночью в сад за преданным Христом
С поцелуем подошел Иуда.
Господи, мы тоже предаем
Поцелуями Тебя повсюду.
Причащаться к Чаше подходя,
Сбросив с сердца ледяную груду,
Тайный голос слышу я всегда:
«Ни лобзания Ти дам, яко Иуда»
Ставлю ли я к образу свечу,
Деньги ли передаю на блюдо,
Постоянно с робостью шепчу:
«Ни лобзания Ти дам, яко Иуда»
Если я живу как фарисей,
И по мне судить о вере будут,
Не услышу ль в совести своей:
«Ни лобзания Ти дам, яко Иуда».
Ближнего ль придирчиво сужу,
За собой не замечая худа,
Каждый раз испуганно твержу:
«Ни лобзания Ти дам, яко Иуда».
Все, чем Ты не славишься во мне,
Осуждает горько мой рассудок.
И звучит в сердечной глубине:
«Ни лобзания Ти дам, яко Иуда».
Не могу исправить сам себя,
Жду спасенья своего, как чуда,
Да смиренно веря и любя
«Ни лобзания Ти дам, яко Иуда».

 

В Не­делю жен-ми­роно­сиц


Муж­чи­ны боль­ше фи­лософс­тву­ют
И сом­не­ва­ют­ся с Фо­мою,
А ми­роно­сицы без­молвству­ют,
Сто­пы Хрис­та кро­пя сле­зою.
Му­жи на­пуга­ны сол­да­тами,
Скры­ва­ют­ся от ярой зло­бы,
А же­ны сме­ло с аро­мата­ми
Чуть свет то­ропят­ся ко Гро­бу.

 

 

Бо­рис Пас­тернак

(1890–1960)


Геф­си­ман­ский сад


Мер­цань­ем звезд да­леких без­различ­но
Был по­ворот до­роги оза­рен.
До­рога шла вок­руг го­ры Мас­личной,
Вни­зу под нею про­текал Кед­рон.
Лу­жай­ка об­ры­валась с по­лови­ны.
За нею на­чинал­ся Млеч­ный Путь.
Се­дые се­реб­ристые мас­ли­ны
Пы­тались вдаль по воз­ду­ху шаг­нуть.
В кон­це был чей-то сад, на­дел зе­мель­ный.
Уче­ников ос­та­вив за сте­ной,
Он им ска­зал: «Ду­ша скор­бит смер­тель­но,
По­будь­те здесь и бодрствуй­те со Мной».
Он от­ка­зал­ся без про­тиво­борс­тва,
Как от ве­щей, по­лучен­ных взай­мы,
От все­могу­щес­тва и чу­дот­ворс­тва,
И был те­перь, как смер­тные, как мы.
Ноч­ная даль те­перь ка­залась кра­ем
Унич­то­женья и не­бытия.
Прос­тор все­лен­ной был не­оби­та­ем,
И толь­ко сад был мес­том для житья.

 

И, гля­дя в эти чер­ные про­валы,
Пус­тые, без на­чала и кон­ца,
Чтоб эта ча­ша смер­ти ми­нова­ла
В по­ту кро­вавом Он мо­лил От­ца.
Смяг­чив мо­лит­вой смер­тную ис­то­му,
Он вы­шел за ог­ра­ду. На зем­ле
Уче­ники, оси­лен­ные дре­мой,
Ва­лялись в при­дорож­ном ко­выле.
Он раз­бу­дил их: «Вас Гос­подь спо­добил
Жить в дни Мои, вы ж раз­леглись, как пласт.
Час Сы­на Че­лове­чес­ко­го про­бил.
Он в ру­ки греш­ни­ков Се­бя пре­даст».
И лишь ска­зал, не­ведо­мо от­ку­да
Тол­па ра­бов и ско­пище бро­дяг,
Ог­ни, ме­чи и впе­реди – И­уда
С пре­датель­ским лоб­зань­ем на ус­тах.
Петр дал ме­чом от­пор го­лово­резам
И ухо од­но­му из них от­сек.
Но слы­шит: «Спор нель­зя ре­шать же­лезом,
Вло­жи свой меч на мес­то, че­ловек.
Не­уж­то ть­мы кры­латых ле­ги­онов
Отец не сна­рядил бы Мне сю­да?
И во­лос­ка тог­да на Мне не тро­нув,
Вра­ги рас­се­ялись бы без сле­да.
Но кни­га жиз­ни по­дош­ла к стра­нице,
Ко­торая до­роже всех свя­тынь.
Сей­час дол­жно на­писан­ное сбыть­ся,
Пус­кай же сбу­дет­ся оно. Аминь.
Ты ви­дишь, ход ве­ков по­добен прит­че
И мо­жет за­гореть­ся на хо­ду.
Во имя страш­но­го ее ве­личья
Я в доб­ро­воль­ных му­ках в гроб сой­ду.
Я в гроб сой­ду и в тре­тий день вос­ста­ну,
И, как сплав­ля­ют по ре­ке пло­ты,
Ко Мне на суд, как бар­жи ка­рава­на,
Сто­летья поп­лы­вут из тем­но­ты».

 

На Страс­тной


Еще кру­гом ноч­ная мгла.
Еще так ра­но в ми­ре,
Что звез­дам в не­бе нет чис­ла,
И каж­дая, как день, свет­ла,
И ес­ли бы зем­ля мог­ла,
Она бы Пас­ху прос­па­ла
Под чте­ние Псал­ти­ри.

 

Еще кру­гом ноч­ная мгла.
Та­кая рань на све­те,
Что пло­щадь веч­ностью лег­ла
От пе­рек­рес­тка до уг­ла,
И до рас­све­та и теп­ла
Еще ты­сяче­летье.

 

Еще зем­ля го­лым-го­ла,
И ей но­чами не в чем
Рас­ка­чивать ко­локо­ла
И вто­рить с во­ли пев­чим.

 

И со Страс­тно­го чет­верга
Вплоть до Страс­тной суб­бо­ты
Во­да бу­равит бе­рега
И вь­ет во­дово­роты.
И лес раз­дет и не­пок­рыт,
И на Страс­тях Хрис­то­вых,
Как строй мо­лящих­ся, сто­ит
Тол­пой ство­лов сос­но­вых.

 

А в го­роде, на не­боль­шом
Прос­транс­тве, как на сход­ке,
Де­ревья смот­рят на­гишом
В цер­ковные ре­шет­ки.

 

И взгляд их ужа­сом объ­ят.
По­нят­на их тре­вога.
Са­ды вы­ходят из ог­рад,
Ко­леб­лется зем­ли ук­лад:
Они хо­ронят Бо­га.
И ви­дят свет у Цар­ских врат,
И чер­ный плат, и све­чек ряд,
Зап­ла­кан­ные ли­ца —
И вдруг навс­тре­чу крес­тный ход
Вы­ходит с Пла­щани­цей,
И две бе­резы у во­рот
Дол­жны пос­то­ронить­ся.

 

И шес­твие об­хо­дит двор
По краю тро­ту­ара,
И вно­сит с ули­цы в прит­вор
Вес­ну, ве­сен­ний раз­го­вор
И воз­дух с прив­ку­сом прос­фор

 

И веш­не­го уга­ра.

 

И март раз­бра­сыва­ет снег
На па­пер­ти тол­пе ка­лек,
Как буд­то вы­шел че­ловек,
И вы­нес, и от­крыл ков­чег,
И все до нит­ки роз­дал.

 

И пенье длит­ся до за­ри,
И, на­рыдав­шись вдос­таль,
До­ходят ти­ше из­нутри
На пус­ты­ри под фо­нари
Псал­тирь или Апос­тол.

 

Но в пол­ночь смол­кнут тварь и плоть,
Зас­лы­шав слух ве­сен­ний,
Что толь­ко-толь­ко рас­по­годь,
Смерть мож­но бу­дет по­бороть
Усиль­ем Вос­кре­сенья.

 

1946

 

 

Сер­гей Бех­те­ев

(1879–1954)


Ве­лико­пос­тное


Гос­по­ди Вла­дыка жи­вота мо­его!..

 

Ты нас учил лю­бить вра­гов,
Не мстить, не гнать за зло зло­де­ев,
Про­щать ко­рыс­тных дол­жни­ков
И опа­сать­ся фа­рисе­ев.
Ты за­вещал за­кон блюс­ти,
Не за­бывать в скор­бях о Бо­ге
И крест без­ро­пот­но нес­ти
По деб­рям жиз­ненной до­роги...
Но Бо­же, Бо­же, как для нас
Твои сло­ва не­выпол­ни­мы,
Как каж­дый день и каж­дый час
Мы ду­хом зло­бы одер­жи­мы!
И, пре­лесть ми­ра воз­лю­бя,
Тво­ря рас­путс­тво до мо­гилы,
Как да­леки мы от Те­бя,
Как близ­ки к кня­зю тем­ной си­лы!

 

1936

 

 

Ин­но­кен­тий Ан­нен­ский

(1856–1909)


В небе ли меркнет звезда...
В небе ли меркнет звезда,
Пытка ль земная все длится;
Я не молюсь никогда,
Я не умею молиться.

 

Время погасит звезду,
Пытку ж и так одолеем...
Если я в церковь иду,
Там становлюсь с фарисеем.

 

С ним упадаю я нем,
С ним и воспряну, ликуя...
Только во мне-то зачем
Мытарь мятется, тоскуя?..

 

1910

 

ФОМА

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 519 раз

Купить