Среда, 11 Июнь 2014 14:19

В начале было Слово?

Автор 

«В начале было Слово» — фраза, с которой начинается Евангелие от Иоанна, является одной из самых популярных библейских цитат. И, к сожалению — одной из самых неверно понимаемых.

Чаще всего в ней слышат некое подтверждение важности литературного труда. «В начале было слово», — веско и значительно говорит какой-нибудь писатель, имея в виду свое драгоценное творчество. Нередко эту фразу цитируют, чтобы утвердить преимущество гуманитарных наук перед науками естественными, подразумевая при этом, что слово гораздо важнее и лучше, чем число. Однако совсем не это хотел сказать евангелист. 

 

Полностью первый стих Евангелия от Иоанна звучит так: В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог (Ин 1:1). И главный вопрос заключается в том, Что (или Кто) тут — Слово. В оригинальном тексте Нового Завета здесь стоит древнегреческое ὁ Λόγος (logos), которое можно переводить не только как «слово», но еще и как «ум», «основа», «утверждение», «значение» и т. д. Всего у него, ни много ни мало, около ста значений. Переводчики взяли самое первое значение — «слово». Но с таким же успехом они могли перевести logos и как «мысль» или «разум», и это не было бы ошибкой. Хотя, наверное, тогда перевод потерял бы в поэтичности и выразительности, а смысл этого текста по-прежнему остался бы непонятным.

 

Дело в том, что начальная фраза Евангелия от Иоанна была обращена, отнюдь не к нам. Фразу В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог а постол Иоанн адресует прежде всего к интеллигенции Римской империи. Понятие Логоса играло очень важную роль в античной философии. Еще живший в шестом веке до Рождества Христова знаменитый древнегреческий философ Гераклит говорил, что в основании мира лежит Логос, который «люди не в силах постичь». Он понимал его как мировой разум, существующий в виде метафизического огня, периодически вспыхивающего и потухающего. А во времена пришествия Христа среди образованных слоев Римской империи была очень популярна философская школа стоиков. От Гераклита стоики почерпнули мысль о происхождении мира из огня и о периодически повторяющемся возвращении мира в огонь, а также учение о мироправящем Логосе, или законе, определяющем все происходящее.

 

Когда Иоанн Богослов писал Евангелие, он, конечно, знал об этом значении слова Логос в эллинской философии и о том, какую важную роль это понятие в ней играло. Однако он не просто заимствует актуальный термин, имеющий почтенную историю, но — преображает его, дает ему совершенно иное значение. Теперь Логос — это уже не безликий закон, — это Личный Бог. Не что, а Кто.

 

Таким образом Апостол говорит здесь вовсе не о литературном слове, он говорит о Христе, Боге-Слове воплотившемся, жившем среди людей, умершем на Кресте за наши грехи и Своим воскресением открывшем человечеству путь к Жизни Вечной.

 

Вся евангельская история была радикальным ударом по мыслительным привычкам того времени. Недаром другой апостол, Павел говорил: мы проповедуем Христа распятого — для иудеев соблазн, а для Еллинов безумие (1 Кор 1:23). Действительно, история о распятом Боге казалась многим культурным эллинам, взращенным на античной философии, верхом безумия. Они не могли понять, как умерший и воскресший Бог, Бог-личность, а не безличный универсальный разум, может быть Логосом, Принципом и Словом мира, по Которому и Которым он сотворен. Бог должен быть свободен от любых границ и определений, считал какой-нибудь философ. Это мировой разум, но не Личность. Безличное универсальное Что, а не Кто. Однако такой философ не замечает, что в данном случае он просто-напросто ставит пределы Божию могуществу. Ведь он на самом деле говорит о том, что Бог чего-то не может. Но Бог может все, в том числе и быть Личностью, рожденным и несотворенным Богочеловеком. Бог всемогущ. Он не ограничивается никакой логикой, сколь угодно глубокой и утонченной. 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 1584 раз

Купить