Понедельник, 14 Июль 2014 16:23

Назад в детство, вперед к себе

Автор 

Как большой ценитель принципа рондо в драматургии, читая июньский номер «ФОМЫ в Украине», я вспомнил любимого классика, Ивана Алексеевича Бунина. Детство!

Вот тот период жизни, в котором я очутился, оставшись наедине с журналом. От себя сегодняшнего, убеленного сединой, с оравой собственных ребятишек, обратно к истокам, к той ватаге неунывающих сорванцов и совсем молодым нашим родителям, тогда еще способным с нами совладать. Нашим родителям, подарившим тем нам — тех же — Бунина, Вильяма Сарояна, Воннегута, Сэлинджера, Экзюпери, Фицджеральда, Чапека, Аверченко, Ильфа и Петрова, Гессе, Стругацких.


Здесь нет ошибки, действительно — «тем нам — тех же», ведь для того чтобы так искренне описать природу или положение вещей, как это делали мастера слова, нужно быть хоть чуточку, но ребенком. Я надеюсь, что вы не станете наивно полагать, что все перечисленные авторы просто предлагались нам формальным списком к прочтению отечественной и зарубежной литературы на лето. Благодарю. Конечно, нет. Ведь этот, далеко не полный перечень — не на лето, но на лета. И музыка, и живопись, и кинематограф входили в нашу жизнь постепенно, с легкой родительской подачи.


Отцы и дети. Вечная тема. Помню, однажды отец строго отчитал меня (сидя в кресле с журналом «Киносценарии»), обличив в праздности, бездельничестве и лени. Мне было тринадцать. В отместку я эпатажно выдернул с полки самую странную на тот момент книгу — Федерико Феллини «Делать фильм» (без картинок — это важно, в моем понимании именно этот факт подчеркивал всю серьезность момента). Открыл ее и свирепо вперил свой пылкий юношеский взор. Просидев так определенное время, я все еще питал надежду, что меня заметят: я занят серьезным делом, смотрите! Но меня упорно не замечали. Да еще как назло папа встал, отложил журнал и вышел из комнаты.


Я отложил книгу. Заслышав папины шаги, вновь схватил и распахнул книгу. Шаги утихли в ином направлении, я захлопнул книгу. Опять шаги. Я за книгу. Шаги приближаются. Распахивается дверь, в комнату входит отец. Я внимательно «читаю» серьезный текст. Отец между делом, проходя мимо, переворачивает книгу, что покоилась вверх тормашками в моих руках. Без насмешек и подколок вернулся к чтению журнала. Да, заботой тут он меня не перекормил, это уж точно. Занавес.

 

Интервью с писательницей Юлией Николаевной Вознесенской вернуло меня к беседам с героиней моего первого документального фильма «Хоббит» Верой Семеновной Заец. По странному стечению обстоятельств, женщине в то время было тоже 74 года (мне — уже двадцать), а «Жила-была старушка» — это ласковое, рабочее название той картины. Если хотите, найдите ее на Youtube. После откровений Юлии Николаевны еще большим откровением стала рубрика «Вера».

 

Трудно даже сказать, что поразило больше — жизненный путь, мысли владыки Антония Сурожского или та глубина, которая открывается человеку при рассуждении о тайнах Пресвятой Троицы. Обе статьи заставляют как‑то по‑особому воспринимать окружающий мир, смотреть на него иначе...


Не менее сильно заставил меня как читателя задуматься и Владимир Легойда, который в своей редстатье верно замечает: мы всё меньше умеем чувствовать чужую боль. Действительно, мы обречены на расчеловечение, если загасим в себе ту самую способность расширять свое сердце, которую сейчас нам со всех сторон советуют «отключить». Если будем думать лишь о себе, то горе нам, несчастным.


Очень здорово, что подняли тему «настоящих» и «фальшивых» нищих. Для себя сделал вывод, что, видя перед собой человека в лохмотьях, так легко соскользнуть в ту или иную крайность — либо огульно подавать всем, или в каждом бедняке видеть попрошайку. Александр Ткаченко и Ладо Гегечкори убедили меня, что во всем нужна рассудительность и трезвость, даже в делах милосердия.


Как режиссеру, мне немало приходилось ездить по миру, и поэтому очень приятно было прочесть и о миссии в страну самоедов, и римские дневники, и рассказ Андрея Горайко о Кирилле и Нестории. Ведь погружение в исторические факты — это тоже путешествие, в котором человек не только знания черпает, но и себя обретает. А это, знаете ли, самая главная цель любого пути.

 

Даниил Сырых,

режиссер документального кино, музыкант

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 3734 раз

Купить