Понедельник, 17 Декабрь 2018 12:08

Два лика единого мира. Византия. Лев и Иоанн

Автор 

17 декабря Церковь вспоминает преподобного Иоанна Дамаскина.

Византия известна не только своей славной историей и великолепной культурой. Эта империя стала тем местом, где расцвела каноническая икона. Именно здесь священные изображения получили тот высокий статус, который имеют сейчас во всем православном мире.

 

Но перед своим триумфальным шествием иконописи пришлось пережить очень непростой период. В VIII столетии образы Спасителя, Божией Матери и святых стали предметом ожесточенного спора между теми, кто считал их достойными почитания, и теми, кто категорически отрицал их право на существование. На некоторое время Лев Исавр и Иоанн Дамаскин стали лидерами противоборствующих партий.

 

Первый объединил вокруг себя борцов с «идолопоклонством», тогда как Иоанн стал на защиту иконопочитания. Они так и не смогли договориться, и борьба продолжилась уже без их участия. Однако время расставило все на свои места. Иоанн был причислен к лику святых, тогда как Лев остался в памяти потомков лишь полным противоречий правителем блистательной Византии.

 

Второй апостол Матфей

 

Иоанн Дамаскин не был подданным византийского императора, однако он оказал на жизнь этой страны настолько сильное влияние, что рассуждать об ее истории в VIII столетии невозможно без упоминания имени этого человека.

 

Мансур ибн Сарджун Ат-Таглиби — таким было имя Иоанна до принятия им монашества. Он был уроженцем древнего сирийского города Дамаска, который в 661 году стал столицей созданного на глазах одного поколения могущественного государства арабов во главе с халифами из династии Омейядов.

 

 

Преподобный Иоанн Дамаскин 

 

Дамаскин был сыном богатых и влиятельных родителей. После смерти отца он занял его должность министра и правителя Дамаска, а кроме того стал еще и ближайшим советником халифа.

 

Когда император Лев III Исавр объявил войну священным изображениям, Иоанн не стал молчать и написал три сочинения «Против отвергающих святые иконы», где системно изложил учение христиан об изображениях, превратившись в активного апологета иконопочитания.

 

За короткий срок творения Дамаскина получили широкое распространение в христианских общинах Византии, что вызвало крайне негативную реакцию двора. Поскольку Иоанн был подданным другого государства, чтобы заставить его замолчать, пришлось использовать особую схему. Лев Исавр распорядился составить поддельное письмо от имени Дамаскина, в котором его автор якобы просил византийского императора ввести войска в столицу халифата и обещал ему всяческую поддержку. К подделке василевс приложил также и свое письмо, в котором заверял халифа в желании поддерживать добрососедские отношения.

 

Иоанну оправдаться не удалось, и в тот же день в качестве наказания ему отсекли кисть правой руки, выставив ее для обозрения на городской площади. Вечером Дамаскину ее вернули. Истекая кровью, он обратился в молитве о помощи к Божией Матери. Вскоре от бессилия Иоанн уснул. В это время он увидел, как Пресвятая Дева с иконы сказала ему: «Рука твоя теперь здорова, не скорби об остальном, но усердно трудись ею — сделай ее тростью скорописца». Пробудившись от сна, Дамаскин обнаружил, что его правая рука совершенно здорова и только тонкий, как нить, красный след напоминал о месте недавней раны.

 

Узнав о случившемся чуде, халиф раскаялся в своем поступке и предложил Иоанну продолжить служение при его дворе. Однако Мансур решил посвятить остаток жизни Богу и попросил отпустить его. В напоминание о чуде Иоанн дописал к иконе свою исцеленную кисть. Сегодня этот образ Пресвятой Девы Марии известен как «Троеручица».

 

 

Икона Божией Матери «Троеручица»

 

Палестинский монастырь Саввы Освященного на долгие годы стал новым местом пребывания бывшего министра. Придя в обитель, Иоанн не сразу смог найти себе опытного духовного наставника, поскольку старцы монастыря не поверили в искренность намерений высокопоставленного чиновника. Только при условии полного отказа от прежних занятий, в том числе — и написания богословских трактатов, один из подвижников взял Дамаскина под свою духовную опеку.

 

Чтобы проверить смирение инока, старец отправил его в Дамаск для торговли корзинами, причем по завышенной цене. После долгих скитаний по улицам родного города, Иоанн, наконец, смог продать свой товар. Покупателем оказался его бывший слуга, который узнал в измученном торговце своего господина.

 

Однажды в обители Саввы Освященного скончался монах. Его брат сильно сокрушался о потере близкого человека. Чтобы как‑то утешить себя, он попросил Дамаскина написать что‑нибудь по этому поводу. Откликнувшись на просьбу, Иоанн в то же время нарушил свой обет. Загладить вину он смог только после того, как собственноручно очистил все отстойники монастыря — таким было условие старца. Однако и после этого Дамаскин не имел права ничего писать. Тогда наставнику явилась Сама Пресвятая Дева Мария и сказала: «Зачем ты заграждаешь источник, способный источать сладкую и изобильную воду? Не препятствуй источнику течь. Пусть жаждущие стремятся к этой воде». С этого момента Иоанн уже мог беспрепятственно заниматься творчеством.

 

В 754 году Дамаскину пришлось покинуть стены обители, чтобы принять участие в иконоборческом соборе в Константинополе. На тот момент Льва Исавра уже не было в живых. Продолжателем дела правителя стал сын — император Константин Копроним, который и инициировал проведение съезда. Дамаскин не был на нем услышан. Более того, его предали анафеме, а затем отдали в руки палачей, после чего отпустили. Справедливость восторжествовала только в 787 году, когда VII Вселенский собор полностью оправдал Иоанна, признав его высокие заслуги перед Церковью.

 

Сегодня мы вспоминаем его как автора текстов литургической поэзии, философских, аскетических и догматических трактатов, но прежде всего как автора книги «Точное изложение православной веры». Дамаскин прославился еще и как первый составитель церковной системы нот, а также большинства христианских песнопений, которые он собрал в отдельные сборники — «Типикон» и «Октоих».

 

Благодарные потомки не скупились на эпитеты в адрес преподобного аввы, называя его «Иоанном Златоструем» или «Золотым потоком». В стенах монастыря преподобного Саввы Дамаскин провел более двух десятилетий и скончался, будучи уже столетним старцем, около 780 года.

 

Царь и первосвященник

 

В период его правления Византия вышла из глубокого кризиса, заставив ромеев снова поверить в величие своей страны. В 717 году императорский престол занял основатель Исаврийской династии византийских василевсов — Лев III.

 

Благодаря полководческому таланту Льва, империя одержала несколько важных побед над арабами и восстановила свое влияние в Малой Азии, Армении и Сирии. Кроме того, была доведена до конца реформа по организации территориального устройства страны, что укрепило экономику и усилило армию Византии. Именно при Льве ІІІ в жизни ромеев появилось такое понятие, как «Эклоги», которые были своего рода выдержками из больших сводов старых законов. Благодаря своей лаконичности и ясности, «Эклоги» получили широкое распространение и сыграли свою положительную роль в деле объединения многонациональной державы.

 

 

Император Лев III Исавр 

 

В первые годы правления деятельность Льва ІІІ не касалась Православной Церкви. Поворотным стал 726 год. Все началось с извержения вулкана на дне Критского моря. В результате этого природного явления на поверхности воды появился еще один небольшой остров. Это событие император истолковал как знак Божьего гнева за идолопоклонство христиан. В том же году был издан указ василевса о запрещении поклонения иконам.

 

Но одной воли государства в данном случае было недостаточно. Необходимо было еще и согласие Церкви. Патриарх Герман, венчавший Льва ІІІ на царство, категорически отказался поставить свою подпись под документом и требовал созыва Вселенского собора. После нескольких лет травли в 730 году он покинул кафедру, которая перешла в руки сторонника императора — Анастасия. В том же году вышел новый указ василевса об уничтожении икон, в котором теперь стояла и подпись Патриарха.

 

 

Император Лев вошел в историю не только как еретик-иконоборец, но и как военный, который всегда стоял на страже границ империи.

 

С новым порядком вещей готовы были смириться далеко не все. После выхода злополучного указа василевс приказал снять и разбить чудотворный образ Спасителя, висевший над входом в императорский дворец в Халкопратии. Однако чиновник, прибывший на место, был растерзан возмущенными верующими. В ответ последовали репрессии. Те, кто был казнен за убийство, пополнили число святых мучеников. Так началось противостояние православных со сторонниками ереси иконоборчества, которое длилось более столетия.

  

Монахи, на которых пришелся основной удар государственной репрессивной машины, стали массово покидать империю, эмигрируя в Италию, Сирию, Палестину и на Кипр. Тогда же были закрыты многие духовные учебные заведения. Кроме того, начались восстания в Греции, на островах Эгейского моря. Позднее восстала Равенна. На этом фоне резко ухудшились отношения с Римским папой Григорием III, который осудил иконоборчество как ересь. Именно при Льве ІІІ средняя часть Италии перешла в сферу влияния германского европейского мира и была окончательно потеряна для Византии.

 

Несмотря на негативные последствия своего шага, Лев Исавр не захотел отказаться от своих убеждений и продолжал упрямо стоять на своем. Оправдание своему грубому вмешательству в дела Церкви император нашел в концепции цезарепапизма, суть которой он выразил несколькими словами: «Я царь и первосвященник».

 

Насладившись военным триумфом в битве с арабами под Акроиноном в 740 году, Лев ІІІ вскоре скончался от водянки, войдя в историю как один из самых противоречивых правителей Византии.

 

Окно в невидимый мир

 

 

Святые Иоанн Дамаскин и Косма Маюмский

 

Император Лев был уроженцем Исаврии — небольшой области на юге полуострова Малая Азия. На территории этой римской провинции христианство существовало давно, однако в начале VIII века местное духовенство все еще сомневалось в необходимости почитания святых икон. По-видимому, немалое значение в этом сыграло влияние исламских идеологов из соседнего арабского халифата, которые отвергали какие‑либо священные изображения.

 

Лев Исавр искренне верил во Христа. Но, опираясь на книгу Ветхого Завета Исход, где в XX главе Моисей резко осуждал какое‑либо поклонение рукотворным идолам, он принял решение об уничтожении икон и каких‑либо священных изображений в храмах. Опасаясь Божьего гнева за скатывание страны в язычество, василевс объявил тех, кто почитает иконы, идолопоклонниками и врагами государства. С этого времени на месте икон, фресок и мозаик в храмах стали появляться изображения бытовых сцен, птиц, животных и различные пейзажи.

 

Расшатывая империю изнутри, Лев Исавр не захотел останавливаться и после того, как познакомился с аргументами своего влиятельного оппонента из Дамаска. В своих трудах Иоанн использовал аргументы христиан в их давнем споре с иудеями, которые также обвиняли православных в идолопоклонничестве за их почитание Креста, икон и святых мощей.

 

Дамаскин настаивал на том, что запрет Моисея «делать всякое подобие» Божества имел временный и воспитательный характер. С началом земной проповеди Иисуса Христа не все нормы Ветхого Завета сохранили свою силу. С другой стороны, запрет идолослужения не распространялся на присутствие религиозных изображений в Храме, что следует из книг Ветхого Завета, описывающих историю его строительства.

 

 

Иконоборцы уничтожали не только лики святых, но и изображения Самого Христа. В этот период погибло много бесценных сокровищ религиозного искусства. 

 

В тоже время отказ от какого‑либо изображения в храмах приводит Церковь к культовым нормам Ветхого Завета, когда ничего не знали о спасительной миссии Христа, восстановившего отношения между Богом и человеком. Если логику иконоборцев довести до конца, то христиане лишаются возможности видеть историю своего спасения.

 

Кроме того, Иоанн призывал четко разделять понятия «служения» и «почитания» и говоил, что чествование Креста, икон и мощей святых относится именно к почитанию и никак не к служению. Само же почитание иконы относится к образу, изображенному на ней, а не дереву или краскам, из которых она состоит.

 

Особый акцент Дамаскин делал на факте воплощения Бога, Который принял конкретный физический облик и уже только поэтому может быть изобразим, а Его икона — почитаться. «В древности Бог, бестелесный и не имеющий вида, никогда не изображался, — писал Иоанн, — теперь же, когда Бог явился во плоти и жил среди людей, изображаем видимого Бога».

 

 

Церковь в Византии пользовалась поддержкой государства, однако время от времени империя выступала в роли гонителя, и сонмы святых пополнялись новыми мучениками и исповедниками. 

 

 

***

По инициативе императора Льва Исавра в 726 году в Византии оформилось ложное вероучение, в борьбу с которым были вовлечены лучшие умы христианского Востока. В первые же годы существования иконоборчества православные, в лице Иоанна Дамаскина, смогли обосновать необходимость существования икон. Однако император остался непреклонен. Он ушел в небытие, так и не изменив своим убеждениям. Его наследники пошли еще дальше и уже стали отрицать само понятие «святой» и наименование «Божья Матерь». Окончательная точка в этом вопросе была поставлена только в 843 году. Иоанн Дамаскин не был свидетелем тех событий, однако его деятельность легла в основу того процесса, который привел Церковь к Торжеству Православия.

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 234 раз