Понедельник, 28 Март 2016 17:18

Как справиться с «привычными» грехами?

Автор 

Есть очень больная для верующих людей тема. Причем больная в большей степени даже не для тех, кто делает в Церкви только первые шаги, но для уже воцерковленных людей.

Это — невозможность обуздать свои «привычные», постоянные грехи. Вроде бы человек и не совершает чего-то чудовищного, но неспособость отвязаться от «привычного» греха порой доводит его до депрессии.

 

Существуют ли способы как-то справиться со своими греховными привязанностями? Мы попросили нескольких священников дать практические советы тем, кто столкнулся с такой проблемой.

 

Организовать себя

 

o.Pavel OstrovskiyИерей Павел Островский, катехизатор, преподаватель, публицист

 

Как нам бороться с нашими привычными грехами? Прежде всего, нужно быть честными с самими собой. Мы жалуемся, что грех стал для нас привычным, что мы не можем от него избавиться, но действительно ли мы так уж хотим избавиться именно от этого греха? Не стараемся ли сами отдалить момент расставания с ним? Возможно, если бы мы осознали, что этот грех — действительно настоящая проблема, то избавиться от него было бы гораздо проще.

 

Что еще важно понять, чтобы справиться с привычным грехом? Надо осознать, что одна из главных помех в борьбе с грехами — это обычная лень. Точнее, лень — это явление хоть и чрезвычайно распространенное, но совсем не обычное, а очень опасное. Это духовное состояние, которое одновременно и потакает нашим страстям, и парализует волю. А паралич воли делает принципиально невозможной правильную духовную жизнь. Как человек с атрофированными мышцами не может ходить, так и человек с парализованной волей не может справиться с самим собой.

 

Что, наряду с осознанием опасности привычного греха, с осознанием того, как нам мешает лень, поможет нам побороть свои страсти? Способ известен. Это молитва. И что очень важно, что я хочу особо подчеркнуть: молитву нужно определенным образом организовывать для себя, стремиться создать соответствующую обстановку. Ведь неслучайно, молясь, мы стараемся зажечь лампаду или свечу, неслучайно стремимся встать перед иконами, неслучайно стараемся молиться одетыми. Всё это важно. Причем в первую очередь важно не Богу, а нам самим. Бог видит нас постоянно в любом состоянии, а вот нас такое отношение к молитве заставляет помнить, что Бог действительно соприсутствует нам, что Он рядом — и создается сосредоточенность, концентрация на молитве, которых нам часто не хватает. Это способ преодоления расслабленности, это путь к определенной духовной победе.

 

Вспомните, почему римские легионы одерживали победы над многократно превосходящим их противником. Именно потому, что они выступали боевым строем, а противник нападал на них толпой. Слово «строй» здесь ключевое, оно имеет непосредственное отношение к духовной жизни. На нее нужно настроиться, ее нужно уметь организовать. Если отбросить лень и применить хотя бы небольшие усилия для этого, то вам будет значительно легче справиться с «привычными» грехами.

 

Начать с самого легкого

 

o.Anrey LorgusПротоиерей Андрей Лоргус, психолог, писатель, ректор Института христианской психологии

 

Переживания и жалобы на состояние, когда грех буквально преследует тебя и ты никак не можешь от него избавиться, с моей точки зрения, часто связаны с завершением периода неофитства. Первоначальный опыт создает впечатление полета, «как на крыльях». Неофит впитывает все, как губка, а все время неофитства выглядит как сплошная череда преодолений и радостных открытий. А дальше в какой‑то момент возникает торможение, словно на человека начинает давить какой‑то груз. То, что раньше человека увлекало и восхищало, — молитвенная жизнь, богослужение — вдруг ставится под вопрос и начинает ощущаться как некая рутина. И человек воспринимает это как кризис веры и впадает в некоторую панику.

 

А на самом деле первое, что нужно понять: этот кризис — как определенный этап духовной жизни, соответствующий определенному духовному «возрасту». И редко для кого духовная жизнь не сопровождается такими периодами. Нужно просто понять, что такой кризис несет для человека свою духовную пользу, дополняет его знания, укрепляет навыки, закаляет его, помогает дальше продвинуться в своем воцерковлении, в своих отношениях с Богом. И здесь ни в коем случае нельзя паниковать и унывать.

 

Что при этом очень важно знать: уныние, или, говоря психологическим языком, депрессия от ощущения, что грехи задавили, что нет уже той легкости, с которой ты раньше справлялся с собой, — это может означать, что человеку явно не хватает духовного руководства. Человек встретился с новыми для себя явлениями в духовной жизни, опыта борьбы с которыми у него еще нет, и ему очень нужен совет того, кто этот этап уже прошел и знает, как действовать в такой ситуации. Духовника, конечно же, найти не так просто. Но в любом случае нужно искать людей с духовным опытом, стремиться к дружбе с другими верующими людьми, которые имеют более глубокую и серьезную историю духовной жизни, жизни в Церкви.

 

Еще одна очень важная прививка от уныния (а уныние здесь, в ситуации, которую мы разбираем, очень опасный враг): не надо человеку в этот момент рассуждать, хороший он христианин или нет. Перед Богом нет лучших и худших. Поэтому очень важно, размышляя о своих грехах, не вставать в «позицию Бога» и превращаться для самого себя в судью, грызть себя. Любые сравнения себя с другими людьми и тем более со святыми только вредят.

 

И наконец, размышляя о каком‑то грехе, который не удается преодолеть, нужно стараться разобраться в том, является ли этот грех самостоятельныи и произвольным событием, или он вызван какими‑то другими причинами. Надо уметь разбираться в себе. Потому что иногда в основе тех или иных страстей или пороков могут лежать причины, которые не являются мистическими и загадочными, а связаны с нашим здоровьем, с невыстроенностью отношений на работе, с конфликтом в семье, бытовыми обстоятельствами нашей жизни и т. п. А мы об этой связи зачастую не задумываемся. Например, одна моя знакомая постоянно переживала относительно своей рассеянности и несобранности: забывает исполнять свои обещания, постоянно опаздывает и так далее. И вот однажды она совершенно неожиданно для себя выяснила, что у нее серьезное заболевание эндокринной системы. Женщине назначили лечение, она стала принимать лекарства, и сосредоточенность, обязательность — всё к ней вернулось. Она перестала забывать о своих обещаниях, перестала опаздывать. Важно понимать, что в человеке все взаимосвязанно, и одна проблема может тянуть за собой другую.

 

И еще один важный момент: в духовной жизни важно правильно расставить акценты. Избавление от всех грехов — это не самоцель. Главное в духовной жизни — это развитие отношений с Богом, это богообщение. По мере обретения духовного опыта открывается возможность преодолевать страсти и грехи. Поэтому во главу угла поставьте именно эту, самую главную цель: быть с Богом.

 

А кроме того, не пытайтесь все грехи и страсти преодолеть одновременно, найдите самый легкий для вас грех, действительно преодолимую страсть, и преодолейте ее. Опыт победы над чем‑то легким даст вам возможность удостовериться в своих силах. А дальше надо браться за что‑то следующее, но посильное. Делайте то, что можете делать здесь и сейчас. Можете раньше вставать, чтобы не опаздывать на работу? Прекрасно! То, что вы встали чуть раньше, позволит прочесть вам хотя бы одну молитву из двенадцати? Прекрасно! Читайте эту одну молитву и так далее. Двигайтесь шаг за шагом.

 

Не судить себя

 

o.Igor FominПротоиерей Игорь Фомин, публицист

 

Начнем с того, что очень важно, когда человек, который не может избавиться от какого‑то из раза в раз повторяющегося греха, ясно осознаёт, что это грех, и очень серьезно относится к этой проблеме. Очень важно называть грех грехом, независимо от того, частый он или нечастый, повторяется он или нет, кажется ли он нам малым или большим — важно называть грех грехом. Как только мы перестанем это делать, как только начнется поиск оправдания страсти, будет происходить то, чему можно найти аналогию в медицине. Человеку, который осознаёт свое пристрастие к алкоголю и боится стать алкоголиком и говорит об этом, — такому человеку помочь намного легче, чем тому, кто в своем алкоголизме не признаётся ни себе, ни окружающим. Опять же, человек, который испытывает какие‑то психологические трудности, страхи и переживания, но считает, что абсолютно нормален и отказывается от помощи психолога или психиатра, может в конечном итоге оказаться с этими своими проблемами в ужасном тупике и пострадать как личность. Очень важно сознавать, чтó с тобой происходит — и в этом смысле первая победа, когда человек осознаёт свой грех грехом и не примиряется с ним, несмотря на то, что тот постоянно сопровождает его.

 

Что же делать, если ты это понимаешь? Не останавливаться на одном только умственном осознании. Смелее искать способ, как избавиться от греха. А здесь, возможно, потребуется изменение привычного уклада жизни. Поэтому обратите внимание на то, что можно изменить в вашей повседневности, можно ли от вашего греха каким‑то способом уйти — в распорядке дня, в ритме или характере работы, в отношениях и так далее.

 

И, наконец, самое главное, чего нельзя допустить ни в коем случае. Это уныние и самоосуждение. К сожалению, потому‑то мы ничего и не делаем с нашим так называемым «привычным» грехом, что эти наши грехи — малые или большие, страшные или внешне малозаметные — вводят нас в состояние уныния. Мы себя от имени Христа, от имени Бога, от имени Церкви заранее подвергаем осуждению и считаем, что нас таковых Бог не примет, что, будучи такими, мы просто никто в Его глазах, что мы не имеем права предстоять Ему. Хотя это — наше собственное искушение, это недоверие Богу, Который всегда и везде стремится протянуть нам руку, стремится нас спасти, и все время рядом в самых трудных обстоятельствах. Таким образом, уныние лишает нас сил и отбрасывает от Христа как раз в тот момент, когда нам более всего нужна Его помощь.

 

Итак, мы должны трезво понимать, что с нами происходит, должны называть грех грехом, трезво оценивать свои поступки, но судить себя мы не имеем права. И отсюда следует самое главное, о чем хочется сказать. Преследует ли вас тот или иной грех, возникают ли новые причины для огорчения, находите ли вы новые поводы задуматься о своей душе, — помните, что в борьбе с грехом есть лекарство. Это лекарство — причастие Святых Христовых Тайн, которое мы получаем в Церкви. Никакой грех нельзя победить без Христа, без соединения с Ним. А в Церкви оно происходит в Таинстве Евхаристии. Да, осознавая свое недостоинство, ощущая гибельность своего положения, мы должны прибегать только лишь ко Христу, Который в полной мере открывается нам, спасает и избавляет нас в Таинстве Евхаристии, когда мы всем нашим естеством, душой и телом, соединяемся с Ним в Причастии. С упорством, как к единственному спасению, без всякого уныния, с доверием к Богу надо обращаться к таинствам Церкви.

 

Радоваться, что видим свои прегрешения

 

o.Alexandr AvdyuginПротоиерей Александр Авдюгин, настоятель храма-часовни святых Богоотец Иоакима и Анны в честь погибших шахтеров, г. Ровеньки, Луганская область

 

— Всё, отче, больше нет никаких сил!
— Куда же они делись, ваши силы?
— Вот вы в прошлое воскресенье говорили на проповеди о богатом юноше — так это какая нужна сила, чтобы расстаться со своим богатством, а я даже с малым не могу справиться: как ни стараюсь, обязательно к вечеру начинаю всех дома доставать с претензиями: это не так сделал, это не помыл, это не туда положил... Сержусь, срываюсь, слов поганых могу наговорить, а потом расстраиваюсь, что не сдержался.
— Радоваться же надо!
— Это почему же?
— Так мы же в молитве просим: «Даждь мне зрети свои прегрешения...», а вы уже видите...

 

Подобные диалоги, со сменой видов повседневных, как многим кажется, никчемных и мелких грехов, знакомы каждому священнику. Ладно бы одни диалоги и сетования, так ведь выводы делаются скоропалительные и совершенно нелогичные.

 

К примеру. Знаю прихожанку, уже четверть века ходящую в храм, приучившую к вере мужа, вырастившую дочек и уже награжденную внуками — которая при любой встрече тоскливым взглядом смотрит на меня и обязательно закончит любое общение словами, что никогда ей Бог не простит весь этот ворох греховной «мелочевки», от которой она ну никак не может отказаться, хоть и старается.

 

— Вот так, батюшка, нет от меня никакого толку...

 

Причем ее слова искренние, с горьким удручающим выводом.

 

Начинаю рассказывать о том, что безгрешных нет, что во гресех роди мя мати моя (Пс. 50:7), что святые и праведные тоже с грехами всю жизнь боролись. Тщетно. Грустный вид ее не улучшается, уныние не пропадает, и в глазах — тоскливое ожидание с утверждением: «Не те аргументы, батюшка».

 

И все же не вижу я личного апокалипсиса, если человек осознаёт свой мелкий повседневный грех, понимает и хоть как-то старается с ним справиться. Не для красного словца сказано, что Бог «намерения целует» и радуется каждому твоему сокрушению. Ведь насколько было бы хуже вообще не видеть греха и не оценивать свою повседневность с покаянной точки зрения.

 

Дело в том, что покаяние — это умение видеть духовное расстояние между Богом и собой грешным. Те, кто понимают, что имеют мелкий грех, кто старается от него избавиться, пусть даже без видимых успехов, видят это расстояние. А вот те, кто возводит свое мелкое прегрешение в ранг «я не нужен Богу», расстояние данное увеличивают и четко, целенаправленно идут к серьезному духовному проступку: тоске и отчаянию. 

 

Есть в христианстве такое состояние — радостнопечалие. Как по мне, то это слово содержит в себе радость о том, что умеешь видеть, осознавать свой грех и одновременно печалиться о нем, бороться с ним.

 

Господь обязательно, в нужное для Него и нас время, даст возможность освободиться от мелкого, нудного, повседневного и смущающего личного греха.

 

Подготовили Дарья Баринова, Илья Журавлев, Оксана Головко.

 

***

 

Битва за жизнь

 

Патриарх Кирилл

 

Patr.Kirill

 

Есть такое понятие «искушение». Кто-то его правильно интерпретирует, кто-то не очень. Если перевести это понятие на современный язык, то искушение — это провокация. Мы можем сами провоцировать грех. Когда мы не уклоняемся от общения с людьми, утверждающими право жить по греху, когда мы погружаемся в псевдокультурную среду, пропагандирующую грех, когда мы делаем многое другое, что возбуждает в нашем сознании интерес и тягу к греху, мы провоцируем самих себя. Но грех могут провоцировать и жизненные обстоятельства, и люди, с которыми мы общаемся. Искушения приходят как извне, так и от самих нас, от нашего разума, проистекают из нашей внутренней жизни.

 

Если искушение начинает воздействовать на наш разум, то такое состояние мы называем греховным помыслом. Это означает, что грех оккупировал сознание, грех укоренился в мысли. Еще нет греха как действия, но есть грех как мысль. Помысел — это и есть греховная мысль. Если не остановить эту мысль, то мысль приводит в действие наши чувства; мы чувственным образом начинаем отождествлять себя с грехом. Иногда это доставляет человеку удовольствие, но нередко порождает опасные эмоции, такие, как гнев, ярость, злоба, зависть, от которых человек страдает. Однако даже те чувства, которые как бы услаждают нашу природу, на самом деле ничем не отличаются от тех, что доставляют человеку страдания, потому что грех не может принести радость и удовлетворение.

 

Если человеку не удалось победить злой, греховный помысел и грех перешел в область чувств, то два рубежа обороны врагом захвачены, и бороться с греховными чувствами куда тяжелее, чем с греховными мыслями.

 

Но есть и третья линия обороны — если не остановить воздействие греха на наши чувства, то грех захватывает и подчиняет себе нашу волю, и тогда человек совершает греховные поступки.

 

Святые отцы обращают особое внимание на эту последовательность усвоения греха человеком и подчеркивают важность преодоления греховных мыслей, тем более греховных чувств. И почти единомысленно отцы свидетельствуют о том, что человек, вставший на путь греха, совершающий греховные деяния, потерпел поражение. 

 

Есть, конечно, возможность через покаяние смыть с себя греховную скверну. Но ведь каждый на своем опыте знает: если греховные деяния совершаются регулярно, постоянно, то возникает некая привычка ко греху, от которой невозможно избавиться ни исповедью, ни покаянием, ни долгими молитвами. С греховными помыслами следует бороться молитвой, и если помысел входит в наше сознание, нужно предать себя Господу, осенить крестным знамением, читать молитву Иисусову, не услаждая себя посторонними мыслями.

 

Если мы научимся бороться с грехом в нашей личной жизни, в глубине нашей души, если мы будем давать отпор и злым, греховным помыслам, и греховным чувствам, и даже бороться с греховными навыками, с греховными поступками, то это будет великой битвой за жизнь, за собственную жизнь. А если подобного рода действия будут предприниматься людьми сообща, то это будет не что иное, как преодоление тяготения человеческого общества к распаду и уничтожению. <...>

 

Святая Четыредесятница представляет нам особую возможность углубиться в самосозерцание. Нужно научиться видеть самого себя, видеть свою внутреннюю жизнь, выработать навык духовного анализа мыслей, чувств, деяний. В борьбе с грехом нет мелочей...

 

Из слова по окончании великого повечерия с чтением Великого канона прп. Андрея Критского в соборном храме Сретенского ставропигиального мужского монастыря, 29 февраля 2012 года.

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 1001 раз

Купить