Четверг, 28 Ноябрь 2013 15:50

Рождественский пост 2013: 27 ноября — 6 февраля

Автор 
Рождественский пост 2013: 27 ноября — 6 февраля Елена Черкасова. Рождество

Рождественский, или Филиппов, пост — многодневный. Он начинается 28 ноября (по новому стилю) и заканчивается в ночь на Рождество Христово 7 января.

Пост — от заговенья (последний день вкушения мясной пищи перед началом одного из трех — Рождественского, Петрова, Успенского — многодневных постов) до разговенья (вкушение скоромной пищи по окончании поста) — продолжается 40 дней. Именно поэтому его также называют Четыредесятницей. А еще Рождественский пост именуют Филипповым, или в просторечии Филипповки. Причина в том, что заговенье на него выпадает на день памяти святого апостола Филиппа — 27 ноября по новому стилю.

 

Зачем нужен Рождественский пост


Рождественский пост — это время для возрастания в Боге, для усердной молитвы и добрых дел. Все ограничения, которые верующий человек накладывает на себя добровольно — гастрономический пост, отказ от развлечений — нужны не как самоцель, не как своеобразное аскетическое упражнение, а как подготовка к великому празднику — Рождеству Христову. Радостному дню, когда Иисус Христос родился от Девы Марии, когда весь мир ликует, приветствуя Спасителя. Мы постимся, чтобы войти в этот день чистыми, свободными от суеты и всего, что вредит нашей душе.

 

Календарь питания: что можно есть в Рождественский пост


Рождественский пост — строгий. В этот период православные христиане воздерживаются от мясных, молочных продуктов и от яиц. По поводу вкушения рыбы есть правила разной строгости. Согласно самому мягкому уставу, рыбу можно есть во все дни, кроме среды и пятницы. В среду и пятницу также нельзя пить вино, а пищу надо есть без масла — это называется сухоядение.


На Рождественский пост приходится Новый Год. Православным христианам лучше в этот светских праздник не отходить от поста. При этом ни в коем случае не надо осуждать родных и друзей, которые, в отличие от вас, не постятся. Лучше поставить на новогодний стол и постные, и скоромные блюда, чтобы сохранить мир в семье и своим осуждением не отвратить домочадцев от веры.


Кроме того, даже соблюдая все гастрономические строгости поста, надо не забывать, что эти сорок дней в первую очередь — для духа, а не для тела. И одни ограничения в еде — без духовной работы, без искренней молитвы, без помощи ближним — не принесут добрых плодов.


История Рождественского поста


Рождественский пост христиане начали выделять как отдельный и многодневный с IV века. Мы находим упоминания об этом посте в трудах блаженного Августина, святителей Амвросия Медиоланского и Льва Великого.


Сорокадневным пост стал после собора 1166 года, который состоялся при константинопольском патриархе Луке и византийском императоре Мануиле.

 

Что такое Рождественский сочельник


Последний день Рождественского поста называют Сочельник. Это слово произошло от названия блюда — сочиво. Сочиво готовится из зерен пшеницы, чечевицы или риса в память о посте пророка Даниила и трех отроков, которые питались от семян земных, чтобы не оскверняться от языческой трапезы (Дан 1, 8). Этих святых православные христиане молитвенно вспоминают как раз перед праздником Рождества Христова.


По церковному уставу сочиво едят вечером 6 января после полного воздержания от пищи в течение всего дня.

 

Народные традиции Рождественского поста


На Руси Рождественский пост называли также Филипповки. Дело в том, что заговенье (последний день вкушения мясной пищи перед началом одного из трех — Рождественского, Петрова, Успенского — многодневных постов) выпадало на день памяти святого апостола Филиппа — 27 ноября по новому стилю.


У Филиппова дня были и другие названия: Куделица, Заговенье, Запусты или Запуски у белорусов, Филипп. Куделица — первая неделя прядения в Филиппов пост. Женщины по вечерам и ночью при лучине чесали, дергали, сучили, наматывали пряжу и приговаривали: «У ленивой пряхи и про себя нет рубахи». «Прялка не Бог, а рубаху дает», «Не напрядешь зимою, нечего будет ткать летом», «Не ленись прясть, хорошо оденешься».


На Куделицы в деревнях играли последние перед постом свадьбы: жениться и выходить замуж во время поста Церковь не благословляла. С Филиппова дня начинается «волчий месяц»: волки сбивались в стаи и подбирались близко к избам.

 

Приметы и поговорки о Рождественском посте

 

Смена времен года — приход зимы, погодные явления, попытки угадать, каким будет следующий урожай — все это нашло отклик в присловьях о Рождественском посте. Многие поговорки связаны со свадьбами (тем, кто хотел сыграть свадьбы, надо было успеть до поста) и рукоделием (Куделица — первая неделя прядения в Филиппов пост).


Если в Филипповки погода облачная или снежная, май будет ненастный.


Иней на Филиппа — к урожаю овса, дождь — пшеницы.


Апостол Филипп к веткам морозью прилип.


Филипповки — конец свадебным неделям.


Кто не повенчался до Филипповок — молись Богу да жди нового мясоеда.


Иней на Филиппа — урожай на овес.


На Филиппа ворона каркает — к оттепели.


Если в течение Филипповок часты пасмурные дни и иней на деревьях, то жди хорошего урожая хлебов; светлая Филипповка без инея предвещает плохой урожай.


Куделя — не медведь, на нее можно и завтра поглядеть.


Соха кормит, веретено одевает.


Прядись, куделя, на этой неделе.


У ленивой пряхи и про себя нет рубахи.


Не напрядешь зимою, нечего будет ткать летом.


Прялка не Бог, а рубаху дает.


Что я делаю, когда пощусь?

 

Отвечает протоиерей Андрей Ткачев, настоятель храмов преподобного Агапита Печерского и святителя Луки Крымского.


o.Andrey Tkachev  «Когда я был младенцем, то мыслил по-младенчески. Когда же вырос в мужа, стал мыслить зрело, как муж». Так рассуждает в послании к Коринфянам апостол Павел, и мы берем его образ мысли как метод для разговора о посте.


Есть младенческие мысли о посте, есть полное бессмыслие о нем, равно, как и обо всем прочем. И есть взрослые мысли, до которых нужно дорастать, дотягиваться.


Что я делаю, когда пощусь? Вопрос из разряда простейших, на которые, между тем, ответы давать тяжелее всего.


Можно ляпнуть нечто вроде «я угождаю Богу отсутствием животных жиров в рационе». Нет, не то. Это даже и подумать неловко.


Тогда что?


«Я пользуюсь благоприятным временем для очистки организма и улучшения самочувствия». Нет, тоже не то. И такое стыдно вслух сказать.


Какой-то диетологический эгоизм получается. Так что же тогда? А вот подумайте, чем вы собственно занимаетесь, когда в храм идете, когда молитвослов открываете, когда вступаете в пост и выходите из него?


Пост и воздержание нужны для того, чтобы человек был более чуток и более восприимчив к действиям Святого Духа. Это я недавно прочел у одного православного автора и теперь думаю над прочитанным. «Более чуток к действиям Святого Духа». Это не стыдно вслух сказать. Это красиво. Это сочетается со словами Господа: «Да не отягчают сердца ваши от объедения и пьянства». О том, что избыток пищи рождает избыток веса, мы знаем, а вот о том, что этот же избыток «отягчает сердце», и отягченное оно не способно к полноценной вере, это не все знают. Итак, постимся, чтобы не отягчать сердце и быть чуткими к действиям Утешителя.


В поздравительной переписке святитель Тихон Задонский писал как-то одному из адресатов, что желает тому в дни Рождества «ощутить силу Христа в мир пришедшего». Это значит, что праздники обновляют действие благодати в мире, и несут мир и силу (и то и другое — имена Христа). Дух Святой напоминает сердцу нашему главные события истории спасения, и мы должны быть восприимчивы к прохладному дыханию этих внушений. Для того и пост. Для углубления восприимчивости.


Всякая эпоха имеет свои постные особенности. Наша эпоха — информационная. Нашим ушам, языку и глазам пост нужен гораздо более, чем нашему чреву (не исключая последнего). Давать волю глазам, языку и ушам в дни приготовления к Рождеству и скрупулезно следить за гастрономическим аспектом воздержания означает для христианина то же, что во дни Нерона или Декия не есть мяса, но исправно посещать гладиаторские бои.


Биологически человек стал слабее, чем в минувшие времена, а информационно стал более загруженным. Следовательно, нужно реагировать на меняющуюся жизнь и должное внимание уделять не столько тому, что «афедроном исходит», сколько тому, что в сердце живет и, исходя, сквернит человека.


Любопытно, что всему можно выучиться, если только захотеть. Пищевая строгость в посте есть несомненный плод длительного воспитания нашего народа духовенством. Иногда даже до абсурда доходит (что у Фуделя и Розанова описано), когда убийца отказывается из взятой у зарезанного им человека котомки кусочек колбаски съесть, поскольку он человека в среду зарезал(!). Насколько затвердили святость среды и пятницы!

 

Но вот водку не пить духовенство народ так и не научило. А ведь могло бы, если бы захотело. Пора захотеть! Иначе все праздники наши будут традиционно превращаться в беззаконие и вакханалию. Подвиг кончен — гуляй душа! Никогда мы не грешим более, чем в праздники, чем и скверним саму идею праздников, превращенных нами в повод к распутству. И ведь есть же у нас достаточно людей, которым можно сказать: «Ты, мил человек, яичницу можешь по утрам в посту жарить, только в чарку не заглядывай и в храм ходи». И это будет лучший пост для такого человека.


Я такие слова от уважаемых священников слышал не раз. В этих словах нет ничего разрушительного. Напротив — одно созидание жизни и правильная расстановка приоритетов. Отчего же это понятно меньшинству, а большинство, подобно евреям, блюдет самодовольно свой «православный кашрут» и ничего слушать не хочет?


Народ наш, если трезв, то гениален, а если пьян, то отвратителен и страшен. Вот и задача на пост — проповедь трезвости, успешно однажды начатая до Революции, но, как струна, оборванная Красным Октябрем.


Ну и Слово! Оно было в начале и Оно — Бог! Что за пост, если плоть теряет вес, а душа не питается Словом? Это не пост никакой, а пародия на него. Бессловесная жизнь — не человеческая жизнь. Бессловесный постник — это животное, которому не дали пищи. Настоящий же постник — этот тот, кто питается Словом, а ест столько, чтобы после еды хотелось молиться (Силуан Афонский).


Выстраивание молитвенной жизни, погружение в Слово, разумная строгость в телесной дисциплине, участие в храмовом богослужении, борьба со своими скрытыми немощами — вот пост. И все это, лишь — сбруя для лошадей и запас фуража для них, чтобы доехать, как волхвы, до Пещеры Рождества. Если получится поститься лучше, то это — сами дары волхвов: золото, ладан и смирна. Но дороги они не сами по себе. Ценность этих даров напрямую зависит от того, Кому мы их несем. Без памяти о Христе пост обесценивается до цены дохлой мухи, и голодный грешник — такой же сын погибели, как и грешник сытый.


Прочь рабство гастрономии! Христу да послужим! Ему принесем и посвятим труды свои! А нечего принести, так поплачем. Кстати, Дух Святой если прикоснется к внимательному сердцу, несколько утончившемуся от воздержания, то непременно родит в таком сердце слезы. Слезы эти таковы, что ради них одних стоит поститься.

 

ФОМА, pravmir.ru

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 1974 раз

Купить