Пятница, 26 Май 2017 13:39

Слушайте сердце — оно умнее

Автор 

Рассказ-исповедь о приходе в Православие американца, который крестился, переведя на английский книгу «Несвятые святые».

ФОМА

 

Как я в 49 лет решил креститься

 

Мой приход в Православие начался с перевода книги «Несвятые святые». Тогда я жил в Америке и был известен своими переводами Александра Пушкина на английский язык.

 

В начале работы я скептически относился к тому, что написано в книге. Все эти голоса, духи, каноны не вызывали отклика в моей душе — я не понимал, зачем все это нужно, зачем так усложнять свою веру? Более того, я еще и адвокат — мне нужны доказательства, и в чудеса я не верил. Но ты живешь с этим какое‑то время и понемногу начинаешь чувствовать Провидение, присутствие Бога. Те бытовые чудеса, которые постоянно происходят в книге, начинают проникать в тебя. Я даже не могу толком объяснить, как это произошло, но это было настолько для меня естественно, что в конечном итоге я крестился. Мне было 49 лет.

 

Духовные поиски

 

Удивительно — я много лет сам искал Бога, ходил в костел, синагогу, к протестантам, на разные молитвы, читал Библию, разных философов XVIII–XIX веков. Но это ни к чему не привело — всерьез о Крещении я не думал и в конечном итоге пришел к тому, что считал себя агностиком-атеистом. Православие меня не особенно интересовало, хотя я постоянно с ним сталкивался в процессе перевода.

 

Осознание себя православным человеком приходило постепенно. Можно сказать, мои мысли по этому поводу шли по такой духовной синусоиде — когда‑то больше, когда‑то меньше. Даже после Крещения иногда приходят сомнения, но за ними приходит вера. Это вообще целая система ценностей, система поведения, постоянная практика — походы в храм, исповедь, посты. Православие — нелегкая религия.

 

Первый раз в храме

 

Первый раз в православном храме у меня были смешанные чувства — было одновременно тяжело и легко. Я даже не понимал, на каком языке идет богослужение, но оно произвело на меня такое глубокое впечатление, что я заплакал. Думаю, схожие ощущения были у послов князя Владимира, когда они приехали в собор святой Софии в Константинополе. Это приближение к Богу, священный ужас, осознание своей греховности.

 

На меня сильно повлияла жизнь в православном монастыре. Там я впервые столкнулся с тем, что читал у Достоевского, Солженицына, Шукшина: целый пласт литературы основан на православных ценностях — сострадании, духовном подвиге, жертвовании личными интересами и желаниями. Это прямая противоположность американской идее стремления к индивидуальному счастью. В православных же странах есть (пока еще) стремление к нематериальному счастью через духовные ценности.

 

Религия есть у каждого

 

Религия нужна мне точно так же, как любовь, система ценностей, ощущение порядка. Мне кажется, что вера есть вообще у всех — даже у тех, кто считает себя атеистами. У неверующих людей все равно есть своя система ценностей и общечеловеческих принципов, которые и будут своего рода религией для человека. Я убежден, что именно она отделяет нас от животных.

 

Сомнения

 

Я сомневался перед принятием Крещения и подолгу беседовал о вере. Думаю, через такие сомнения проходит каждый человек, который в сознательном возрасте готовится принять Крещение, — это вполне нормально. Но характер этих переживаний разный, тут нужен индивидуальный подход и помощь священника. Мне повезло — у меня был прекрасный наставник и духовный руководитель, который во многом помог мне преодолеть сомнения. Наверное, каждому нужен такой человек, тогда будет проще.

 

Крещение

 

В какой‑то момент я понял, что готов. Ничего грандиозного в тот день не произошло, что бы подтолкнуло меня к этому решению. Оно мне далось очень легко — я просто понял, что пора. В конце Великого поста, на Страстной седмице, я подошел к духовнику и попросил его о Крещении. Тяжело это объяснить с точки зрения логики, да и не в ней дело — руководствуясь только ею такие решения не принимают.

 

Крестить меня в Великую Субботу решил духовник. В Древней Церкви в этот день крестили оглашенных — людей, которые проходят катехизацию (оглашение), готовятся принять Таинство Крещения, чтобы Пасху они могли встретить в лоне Церкви. Для меня большое счастье и честь было принять Крещение именно в этот день.

 

Мне трудно сказать, почему я выбрал именно Православие. Это как сказать, почему вы одного человека любите, а другого — нет. Все равно это поверхностное сравнение, потому что с религией все обстоит намного глубже и серьезней — мы же говорим про душу. Нельзя сводить выбор религии к бытовой логике — это не выбор стиральной машины, где мы смотрим на ценник, качество сборки, материалы, из которых она сделана. Есть ситуации, в которых невозможно руководствоваться только разумом — нужно слушать сердце. Сердце ведь умнее.

 

Жизнь после прихода к вере

 

Несмотря на то, что я крестился в 2012 году, мне до сих пор не все понятно. Например, почему какие‑то вещи на службе делаются именно так?

 

За эти годы в Православии я пришел к выводу — не надо ждать, когда ты будешь полностью готов для похода в церковь. Нужно идти в храм в том состоянии, в котором ты сейчас находишься: со всеми своими сомнениями, мелкими или большими грехами. Не нужно быть перфекционистом, нужно просто довериться Богу — и станет легче.

 

Джулиан Генри Лоуэнфельд, поэт, драматург, адвокат, композитор и переводчик

 

ФОМА

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 514 раз

Купить