Суббота, 10 Февраль 2018 17:08

Ученик Паисия Святогорца в Киеве. Часть 2

Автор 

Встреча с учеником преподобного Паисия Святогорца архимандритом Иринеем (Верикакисом) состоялась вечером 7 февраля в столичном Свято-Троицком Ионинском монастыре.

Отец Ириней провел беседу на тему «Жить православной верой в современном мире», затем ответил на вопросы аудитории. Публикуем первую часть ответов.

 

ХРИСТИАНСТВО — ЭТО ПОДЛИННОЕ НЕБО

 

Нужно ли бояться за детей, что они учатся в мирских школах? Что делать, если нет православных классов или не знаем, где они?

 

Сейчас боятся Христа, любым способом стараются дехристианизировать общество. В моей стране левые партии, которые сейчас управляют страной, в последнее время подняли вопрос о том, чтобы убрать уроки религиозного образования из школ или, в лучшем случае, из конфессионально ориентированного урока (то есть по сути катехизации) сделать просто межрелигиозным уроком о разных верах. Видите, религия нового времени — это синкретизм, когда отовсюду берется по чуть-чуть. И в иудаизме, и в исламе, и в протестантизме, в индуизме есть частички истины — верят они.

 

Конечно, они хотят добиться другого. Проблема очень глубокая. И мы, православные, поскольку сатана достиг того, чтобы мы не были чем-то единым, через правительство, особенно у нас, в Греции, через всякие масонские движения, ведет к одной вещи... К чему? Отец Феоклит Диониссианский, один великолепный святогорский монах, которого я очень любил и с которым мы были очень близки, говорил, что христианство имеет в себе некую частицу постоянного восстания, что христианин не склоняет свою голову ни перед кем. В первую очередь, он не склоняет голову перед грехом и дьяволом, и, как следствие, — перед теми, кто творят дела последнего.

 

Ни в одной религии нет мучеников, свидетелей веры через кровь. А у нас тысячи мучеников. Хотя должен сразу заметить, что христианство — не религия, потому что религии созданы людьми: Мухаммед — основатель ислама — был человеком, Будда был человеком, и так далее... А Христос — Богочеловек. Поэтому когда Его спросил Пилат: «Что есть истина?» — Он не ответил. Почему? Потому что Пилат перед собой имел воплощенную Истину. Для нас, христиан, нет идеологий. Например, любовь — не идеология, это лицо, личность. Имя любви — Иисус Христос. Также имя жизни — Иисус Христос. Богочеловек Христос — это всё. Бог стал человеком, и это таинство не постижимо.

 

Потому насколько похожи святой IV века святитель Григорий Богослов со священномучеником Владимиром, святым ХХ века! И тот, и другой не склонились ни перед царями, ни перед мучителями. Такого нет нигде. Например, в исламе, в этом великом заблуждении, мучениками стали называть тех, кто обвязывает себя взрывчаткой и идет убивать других, якобы ради веры в пророка.


А у нас совсем на оборот. Священномученик Владимир, как известно из описания, был найден на следующий день после убийства с благословляющей десницей — он благословлял тех, кто его убивал. Пусть мне кто-то покажет в буддизме, исламе, где угодно что-то подобное — я поменяю свою веру! Мученики благословляли своих гонителей! Здесь мы говорим о любви, которая не имеет границ. Где найти это в других верах? Христианство — это подлинное Небо, это откровение Самого Богочеловека. Поэтому христианство и гонимо. Ведь любые системы осознают, что Православие сделает людей свободными. Я подчеркиваю, что говорю «православный», потому что надо понимать, что православные и протестанты или католики — не одно и то же; там мы говорим об искажении истины. Мы говорим о Православии, которое создает свободных людей, людей, готовых жертвовать собственной жизнью, защищая истину. Там ключик.

 

Не будем ожидать, что правительство Греции или другой страны будет возвращать уроки катехизации. Там, где это происходит (например, в Боснии, где в школах уроки религиозного образования обязательны), наблюдаем невероятное противодействие, целую войну против Церкви (Сербской Церкви). Почему? Потому что, я повторюсь, Христос освобождает человека. Системы хотят видеть человека своим рабом. В этом весь вопрос.

 

 


 

«Живая рыба идет против течения»

 



Каждому нужно прозондировать себя изнутри, то есть потихоньку, по чуть-чуть, очищать свои духовные очи. Тогда вы начнете понимать, что же происходит вокруг вас. Потому я и говорил вам о чувствах: человек, который является рабом своих чувств, эмоций, не может это различать — только тот, кто освободился от этого.

 

 

Я не имею в виду, что вы должны выключить свои компьютеры! Я имею в виду, что вы должны использовать их правильно, во благо. Не становитесь рабами механизмов. Потому что если вы станете рабами механизмов, где ваша свобода?

 

Посмотрите ещё вот на что... Почему в мире такое настойчивое продвижение гомосексуализма? Потому что людей, которые подчиняются своим страстям, ничто другое уже не интересует — только удовлетворение их страсти. Гомосексуалисты — наши братья, это мы тоже должны понимать. Мы не имеем ничего против конкретных людей, мы воюем с грехом. У нас нет претензии по отношению к грешнику (ведь все мы грешники, и первый среди «есмь аз»), наша претензия к греху. Вы когда-нибудь видели, чтобы гомосексуалисты вышли на улицы и защищали права, например, женщин, которых унижают в Арабских Эмиратах? И вы этого никогда не увидите, потому что страсти делают нас связанными: я хочу удовлетворить свою страсть и это моя цель. Так дьявол и каждая система связывает руки и ноги человека и тащит, куда ему надо.

 

Смотрите: дохлую рыбу течение подбирает и несет, куда ему надо. А живая рыба идет против течения.


Мы сейчас возвращаемся в первохристианские времена, к домашней церкви. Вы учите своих детей вере! Время такое же, идентичное тому, что совсем недавно переживали ваши предки при тоталитарном режиме. Как сохранилась вера? Бабушки...


В моей стране бабушки стали хуже, чем молодежь, потеряли призвание своего служения, их тоже забрало течение. Итак, нужны православные бабушки и дедушки... Нужны молодые люди, которые будут создавать гнезда в своих домах, по соседству, на приходе. Во время турецкого господства у нас в Греции организовывались тайные школы, существование которых современные атеисты подвергают сомнению. Итак, тайная школа — это вот здесь сейчас [показал на аудиторию]. То, что мы сейчас делаем, — это тайная школа. Так будет сохранена вера.

 

Не ждите ничего от власти. Она будет постоянно пить вашу кровь, она хочет видеть нас подчиненными.

 

О ПЕРВОЙ ПРОБЛЕМЕ В БРАКЕ

 

Любезный отец, благословите спросить. Моя дочь замужем, 9 лет изменяет мужу, пьет, ругается с нами, родителями. Будем ли мы, родители, отвечать за грехи дочери?


Мы уже сказали, что никто не вступает в брак, чтобы хорошо проводить время. Некогда святитель Иоанн Златоуст... Вы знаете. Он был удивительным человеком. Когда святитель проповедовал, послушать его собирались такие толпы, что люди стояли километр за дверями храма. И не было же микрофонов тогда... Потому через каждые несколько метров стояли специальные люди, которые, услышав, кричали дальше, что он сказал. И были скорописцы, которые успевали записать его слова.


И вот однажды, заканчивая службу, он спросил своих слушателей: «Скажите мне, пожалуйста: кто из вас недавно женился для того, чтобы продолжить свой род?» Никто не поднял руку. Святитель Иоанн сказал: «Тогда я вам сейчас отвечу. Вы женитесь, потому что не выносите одиночество». Это первое, что надо запомнить.


Второе. В другой раз, проповедуя о браке, он спросил собравшихся: «Кто из вас женился, чтобы хорошо жить?» Никто не ответил. Тогда он их спросил: «А кто из вас раскаялся в том, что женился?» Все подняли руки.

 

Скоро будет это западное веяние — день святого Валентина, когда раздают тортики, цветочки, сердечки друг другу... Для нас символ любви — это крест. Если ты решил жить с другим человеком или становишься монахом, ты должен понять, должен принять, что будешь распинаться. И вот в этом мученичестве и находится всё, о чем говорилось в этой записке (переданная из зала записка с вопросом. — Ред.). Нужны снисхождение, терпение, молитва. Нет другого пути.

 

Мы на встречах с молодежью часто говорим: «Ребята, вы же совсем недавно говорили друг другу: "Ты для меня всё, ты — единственная (единственный) в моей жизни..." Вы знаете и может сами придумать массу таких выражений... Что же потом происходит? Где любовь?» Что происходит с людьми? Мы не поняли, что отношения — это постоянное мученичество. И возрождаются они только через крест. Это очень просто. Вы видите, сколько прекрасных пар начинают свою жизнь. Потом приходит одно искушение, другое, эгоизм (с обеих сторон). Первая проблема в браке — когда входит демон разделения: «моё» — «твоё».

 

Есть только «наше». В доме, где есть два кошелька, происходит великая катастрофа, туда приходят споры. Это большое зло, это червь, который потихоньку подтачивает...


Не ждите, что всё будет в цветах. Но, конечно же, расторжение брака не является решением.

 

Видите, западный способ жизни, как правило, эгоцентричный: я хочу жить своей жизнью, у тебя твоя жизнь, у другого его жизнь... А в конечном итоге где жизнь? Никто не живет...

 

У нас есть одна единственная жизнь, и великое горе, что мы её растрачиваем по мелочам. Я помню, преподобный Паисий, когда уже выехал в селение Суроти, и тысячи людей (особенно женщины) приходили, чтобы его увидеть, одна женина пришла и говорит старцу: «Вы знаете, геронда, у меня есть проблема с моей невесткой. У меня святой, прекрасный сын, я вырастила его с правильными моральными ориентирами, но он влюбился в эту проблематичную девушку. Вы даже не можете себе представить, что она с ним делает!» А святой Паисий говорит: «А ты чего вмешиваешься? Какое ты вообще имеешь отношение к жизни своих детей? Дай им своё благословение и падай на колени — молись за них. Твоя работа закончилась в момент, когда эти дети решили жить вместе. Проблема — ты, а не твоя невестка».

 

НУЖНО ТЕРПЕНИЕ

 

Считается ли грехом, если женщина, которая воцерковилась, живет в официальном, но невенчанном браке? Муж не ходит в храм.

 

Это вопрос пастырский. И ответить на него в общем, одинаково для всех, нельзя. Надо увидеть человека. Потому каждому хорошо иметь духовника, который будет направлять в этих тонких вопросах нашей жизни. В Синаксарии (собрание житий святых) есть сотни примеров из житий святых первых христианских времен. Сколько мужей христиан или женщин христианок имели свои половины язычниками! Вы там увидите, с каким терпением и как в общем относились к этим вопросам, и как в конечном итоге они приобретали своего мужа (свою жену) в единой вере, и оба становились святыми мучениками.

 

Нужно терпение. Вы знаете, мы все хотим, чтобы наше желание реализовалось сейчас и теперь. Мы — плохо воспитанные дети: мне нужно сейчас! Каждой вещи приходит свое время, каждой вещи, чтобы созреть, нужен определенный период. Христос научил нас молиться: «Да будет воля Твоя». Не «воля моя», а «Твоя». Поэтому нужно терпение, и нужен духовник, который будет направлять вещи так, как надо. Это большой вопрос. Мы переживаем и сталкиваемся с этим в своей стране. Надо, правда, сказать, что в нашей стране не был настолько распространен светский брак — все заключали брак в храме. Но сейчас, в секулярном обществе, где Церковь отделена от государства, большинство заключают светский брак. Поэтому мы, как я уже сказал перед этим, в полной мере возвращаемся в первохристианские времена. Но «не бойся, малое стадо»!

 

О СВОЕМ КРЕСТЕ

 

Если у меня очень нервная работа, начальница «делает всем нервы» и я подумываю о смене работы, то это значит, что я тоже отрицаюсь креста?

 

Да, конечно. И в этом случае, вы отрицаете свой крест. Вы же все знаете эту историю, когда некто сокрушался о своем кресте и сказал: «Господи, что это за крест, что Ты мне дал?» И отвечает ему Христос: «А что, тебе не нравится?» — «Я не могу его поднять» — «Ну, хорошо». Призывает его, заводит в темный зал, где много разных крестов. Говорит: «Оставляй здесь свой крест и выбирай, какой хочешь, чтобы он тебе подходил». Поднимает один крест — он высокий, берет другой — легонький, третий — совсем крошечный, четвертый — вообще гигантский. Выбирал-выбирал. Наконец, выбрал крест и говорит: «Господи, вот этот мне подходит!» — «Хорошо, — отвечает ему Христос. — Бери его и иди. Только, уходя, знай, что это именно тот крест, который ты оставил, когда заходил сюда».

 

Очень часто в своей жизни мы жалуемся. И по праву жалуемся — мы люди! Мы не сверхлюди и не станем ими! Но через все эти вещи своей жизни надо стараться увидеть, в чем воля Божия. Вы можете оставить свою работу и пойти найти другую, лучшую (как вам кажется) и потом очень раскаяться в этом своем поступке.

 

Другими словами: останься там, понеси терпение, и если увидишь, что больше не можешь терпеть, что это превышает твои силы, — поступи так, как просветит тебя Бог. Но решение, которое ты примешь, должно быть плодом молитвы, а не следствием эгоизма.

 

 

КАК ДОСТИЧЬ СМИРЕНИЯ?

 

Спаси Господи! Отец Ириней, что значит смирение для мужчины в его семейной жизни?

 

Я не могу говорить о смирении, только теоретически. Думаю, что примером для всех нас должен быть Сам Христос. Он сказал: «Я пришел не для того, чтобы Мне служили, а чтобы послужить». И Он же сказал: «Тот, кто хочет быть первым среди вас, да будет всем слугой». Всем. И это относится и к премьер-министру какой-нибудь страны, и к патриарху, к епископу какой-нибудь епархии, игумену любого монастыря, и к отцу какой-то конкретной семьи. Мы должны быть соединены со Христом, Он научит нас смирению.

 

Мы часто думаем, что мы главные. Некогда в истории всё существовало, реализовывалось, как некая пирамида. Тот, кто находился на её вершине, наслаждался всей славой всех своих решений. А Христос пришел, чтобы перевернуть эту пирамиду. Я думаю, что там скрывается и положение каждого из нас и в семье, и в монастыре, на работе — везде... Мы должны научиться быть служителями, не властителями. И вот это чудесно в Православии — что оно взращивает служителей, не боссов. Но к сожалению, секуляризация, обмирщение, наши страсти не дают нам возможности реально увидеть пример Христов.

 

Мы думаем, что мы начальники: начальник дома, начальник в монастыре, начальник в офисе, начальник в министерстве, начальник-начальник- начальник... Есть единый Начальник. И Он — совершенный Бог и совершенный человек, Богочеловек Христос.


Уподобимся Христу! Там ответ на все вопросы.

 

ЦЕРКОВЬ — МЕСТО ГОСПИТАЛИЗАЦИИ

 

Каково пошаговое преодоление охлаждения к вере, молитве, церковным послушаниям?

 

На Святой Горе однажды давно наступила эпоха, когда все византийские росписи в монастырях закрасили и сверху написали иконы европейского типа. Когда прошли эти времена, начали очищать и открывать нижний слой фресок, которые находились под позднейшим письмом. Смотрите: время, грех, желание, страсти закрывают собой образ Христов в нас. Дьявол не может сделать плохо Христу и старается сделать это образу Христову, которым является человек. В Церкви очень часто люди задают сами себе вопросы (и я очень часто — все мы люди!): почему столько расколов, почему столько страстей, зла, споров, вражды? Почему столько притворства, масок?

 

Мы должны понять, что такое Церковь. Церковь — это больница. Все мы, здесь находящиеся, все без исключения, душевно больны. У нас есть страсти души — а это болезни. Мы с ними боремся, приходим в храм...

 

Смотрите, мы прицепили святых на стены не для того, чтобы украсить стены. Мы поместили их на стены, чтобы видеть, что они были такими же людьми, как и мы, и пережили то же самое, а может ещё и хуже...

 

И вот мы приходим в больницу (все мы здесь больные), чтобы увидеть один больной другого больного. Вот это Церковь. Мы думаем, что Церковь — место элиты, что в ней собраны хорошие, правильные люди. Нет! Единственное наше отличие от тех людей, которые не идут в храм, — это то, что мы просто поняли, что мы больные, а они — ещё нет.

 

 


 

«Мы — первые больные! Но мы рядом с Врачом душ и телес — Самим Христом»

 


 

 

Вы знаете какого-либо здорового человека, кто бы просто так пошел в больницу? Только если у него синдром фантазии, если он придумывает, что у него есть болезнь! Церковь — место госпитализации, где падают и поднимаются. Но мы должны просто осознать, что мы падаем, что согрешаем — и архиереи, и монахи, и священники, и простые верующие. А когда что-то среди нас происходит, простые люди от этого искушаются, потому что думают, что мы не больны. А мы — первые больные! Но мы рядом с Врачом душ и телес — Самим Христом.

 

Проблема многих духовников — что они создают старчествование вокруг себя. Это болезнь! Мы, духовники, должны вести верующих ко Христу, а не к себе, потому что Ириней сегодня такой, а завтра он может быть совсем другой. А «Христос вчера и сегодня и во веки Тот же». Поэтому наша вера не должна зависеть от духовенства. Это заблуждение, если мы думаем, что наша вера зависит от духовенства: перед Христом все, от патриарха до пономаря, — паства Христова. Просто у каждого своя ответственность и свои дарования.

 

Церковь — это место, которое называется больница, поликлиника. Поэтому не разочаровывайтесь. Мы от холода придем в жару, потом снова наступит холод. Это жизнь, она такая.

 

В «Отечнике» рассказывается об одном старце. Он был расстроен, сидел вне своей келии и размышлял. Пришел другой монах, чтобы с ним повидаться. Увидел его и говорит: «Геронда, почему ты расстроен, отчего такой задумчивый?» Он ответил: «Бог оставил меня. Три дня прошли без искушений, меня ничто не искушало». А мы думаем, что когда находимся в искушениях, Бог далеко от нас, что мы потеряли Бога.

 

Церковь также и корабль, ковчег, который находится посреди житейского моря. Приходят ветры, поднимают волны, корабль заливает водой. Моряков и пассажиров тошнит. Но корабль идет по своему курсу. У него есть цель. Будем находиться в Церкви — и пусть весь мир снаружи разрушается, пусть станет сплошным Чернобылем — я в ковчеге и знаю, что в какой-то момент прилетит голубь с оливковой ветвью в клюве, и я выйду в месте вечного царствования Христа!

 

Будем иметь доверие Церкви. И когда я говорю «Церковь», я не имею в виду только пастырей. Я больше имею в виду святых, которые и сейчас есть в Церкви. В Киеве есть много скрытых сапожников (чит. 1-ю часть беседы. — Ред).

 

ТИШИНА ЕСТЬ ТОЛЬКО НА КЛАДБИЩЕ

 

Помогите найти общий язык с родителями. Никак не складываются отношения. Может, уйти и жить отдельно? От родителей одни упрёки.

 

У каждого из нас однажды наступит момент, когда к нам придет ностальгическое воспоминание о бормотании нашего папы или мамы. Я потерял своих родителей, когда они были молодыми. И сколько раз я думаю: «Если бы они были живы!..» Вите: человеческое, хотя мы и сказали «Да будет воля Твоя». Мы не прекращаем быть людьми, со своими чувствами, поэтому мы похожи с Христом. Как бы я хотел, чтобы хотя бы один из них был жив! И пусть он бормочет.

 

Всё пройдет, всё завершит свой цикл. И возможно, когда ты создашь свою семью, вырастут твои дети, будешь поступать так же. И с тобой произойдет то же — оттого, что ты много говоришь, оттого, что между вами нет согласия, твой ребенок захочет уйти от тебя.

 

Я знаю одно: тишина есть только на кладбище. Где есть люди, всегда есть движение и противодействие. И было бы странно, если бы мы друг с другом всегда договаривались. Каждый из нас тогда бы, наверное, потерял свою изюминку.

 

Полюби родителей! Они нуждаются в тебе. Если не будут говорить с тобой, с кем они будут говорить? С соседом?

 

Разве не так? Научимся слышать друг друга.

 

В Салониках, когда меня поставили духовником в монастыре святой Феодоры, пришла одна женщина, которая говорила девять часов подряд, не ожидая, что я буду что-то говорить. Закончив, она мне сказала: «Благодарю вас, что вы меня выслушали!» Я ей ни слова не сказал за всё время! Я, конечно, потом не мог встать со своего места, где-то два-три дня мне понадобилось, чтобы отойти, успокоиться... Но я думаю, что надо стараться слышать других.


Проблемы, нас может что-то беспокоить, дьявол может нас искушать, искушения, расстройства, мучения, страдания... Родители несут этот крест жизни друг с другом, выживания в этом мире. Может быть, им в их возрасте уже тяжело кусок хлеба заработать. Куда им вынести то, что их беспокоит, это внутреннее давление?


Каждый в меру своей ответственности станьте для другого человека боксерской грушей, дайте ему возможность выплеснуть на вас немного своей проблемы. Христос оставил иудеев, дал им возможность выместить на Нем то, что они хотели. И после этого всё успокоилось.


Научимся слушать, не будем создавать друг с другом диалога глухих. Мы страдаем от постоянного диалога глухих.

 

ПРИЗВАНИЕ ХРИСТИАН — УЛЫБАТЬСЯ

 

Не могу найти призвания. Женщина, 33 года. Мучает необходимость работать. Как найти себя?

 

Вы знаете, я тут не для того, чтобы решить ваши проблемы. У вас есть хорошие священники.

 

Надо понять, прочувствовать, что хочет от нас Христос.

 

Однажды к святому Паисию пришла одна девушка и говорит ему: «Геронда, я не знаю, что мне делать. Стать монахиней или выйти замуж?» Он говорит: «Это твой вопрос».

 

Мы, христиане, имея ошибочное мнение в отношении того, что такое Церковь и что такое духовники, с той же легкостью, с какой идем к какому-нибудь астрологу или гадалке, чтобы она сказала нам что-нибудь о будущем, идем к старцу. Это ошибка.

 

Святой Паисий был человеком, который постоянно улыбался. Он очень много улыбался. Я никогда не видел, чтобы он не улыбался. Он говорил, что наибольшее служение, которое будет реализовываться в последние времена (в которые мы, по сути, сейчас живем), главное призвание христиан — на самом деле, это улыбаться другим.

 

У людей может быть невероятное богатство. У них могут быть машины, дома, но у них нет радости. Вы знаете об Анасисе, который в свое время был богатейшим человеком мира. Он всё потерял. Он пил целую горсть таблеток, чтобы хотя бы два часа поспать. Я не пью ни одной таблетки и сплю, сколько хочу. Так что счастье находится в другом.

 

Так вот, приходит девушка к преподобному Паисию, говорит: «Что делать?» Он отвечает: «Это твой вопрос, найди свой путь». Прошло два-три года. Она снова приезжает в Суроти к старцу и говорит: «Геронда, вы меня помните?» — «Да, ты — та девушка, которая не могла принять решение, что тебе делать в твоей жизни». Она говорит: «Геронда, что со мной произошло!» — «Что с тобой произошло?» — «Я вышла замуж, и мне попался муж, которого половину года нет дома». А святой Паисий говорит ей: «И ты, бедненькая, не прославляешь Бога за то, что ты и монашкой стала, и замуж вышла?!»

 

Продолжение.

С греческого переводил директор Паломнического центра УПЦ Владимир Телиженко.

Полная аудиозапись беседы опубликована на сайте Свято-Троицкого Ионинского монастыря.

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 423 раз

Купить