Пятница, 18 Апрель 2014 18:43

Великая пятница. Страсти Христовы

Автор 

Мы продолжаем быть соучастниками евангельских событий, и сегодня вместе со Христом проходим по Скорбному пути, который ведет к Воскресению...

Пока Господь молился в Гефсимании, среди деревьев и кустов послышался шум — это пришли солдаты, чтобы арестовать Спасителя. Открывать свое предательство перед другими апостолами Иуда, видимо, не хотел. Он планировал поцеловать Христа, тем самым указав воинам, кого именно им нужно брать, и смешаться с остальными учениками. Но все произошло иначе — Иисус сразу раскрыл предательство перед всеми и после Иудина приветствия громко произнес:

 

— Иуда! целованием ли предаешь Сына Человеческого? (Лк 22:48) И, обратившись к толпе воинов, продолжил: Как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями взять Меня; каждый день с вами сидел Я, уча в храме, и вы не брали Меня (Мф 26:55).

 

После короткой стычки с апостолами солдаты схватили Христа и повели к первосвященнику Каиафе. Суд проходил с нарушением всех юридических норм ветхозаветного Израиля и был, по сути, бесчинным судилищем. Согласно правилам, Синедрион — так назывался верховный суд иудеев — должен был собраться днем, официально, в полном составе и выносить приговор только после того, как найдется больше трех свидетелей, дающих одни и те же показания. И даже когда приговор был уже вынесен, до самого момента казни действовал принцип, который предписывал при наличии хотя бы одного свидетельства в пользу заключенного отменять казнь и возобновлять разбирательства. При этом слова подсудимого категорически воспрещалось использовать против него.

 

Эти и многие другие условия соблюдены не были. Собравшись ночью, старейшины пригласили лжесвидетелей, которые говорили путано и невпопад. При этом любые попытки свидетельствовать в пользу Иисуса решительно пресекались — не были выслушаны даже именитые иудейские учители Иосиф и Никодим, знавшие Христа и бывшие Его тайными учениками. Формальным же поводом для осуждения послужил утвердительный ответ Христа на вопрос первосвященника, является ли Тот Сыном Божьим. Это было нарушением норм — нельзя было выносить решения на основе слов самого обвиняемого.

 

Но фарисеи спешили. Если бы процесс над Иисусом происходил столетием ранее, то, скорее всего, Его тут же после вынесения смертного приговора забили бы камнями как богохульника. Но вот уже несколько десятилетий, как Синедрион не имел права принимать решений об убийстве. Это мог делать лишь представитель римской администрации в должности не ниже префекта или прокуратора. Таковым на момент ареста Спасителя в Иерусалиме являлся Понтий Пилат. К нему на следующее утро, в пятницу 14 нисана, и повели осужденного Христа.

 

День еще только-только начинался, а в воздухе уже стояла невыносимая духота. На Христа смотрел средних лет человек, чье лицо несло на себе печать надменности, жестокости и властности. Это был Пилат.

 

В евангельском повествовании игемон — как называли Понтия покоренные иудеи — выглядит куда более симпатично по сравнению с тем, как описывают его светские историки. Это был безжалостный римский солдафон, беспощадно подавлявший любые протесты. Впоследствии он был снят с поста префекта Иудеи именно за свою жестокость. Учитывая это, вряд ли можно заподозрить Пилата в симпатиях к Христу. Большинство толкователей и историков сходятся во мнении, что в глазах римского чиновника Иисус Назарянин был безобидным бродячим философом, полусумасшедшим сыном плотника, который ходил с горсткой последователей и проповедовал о каком‑то царстве.

 

Тогда почему все‑таки Пилат был мягок со Христом и уступил требованиям иудейских старейшин лишь после долгих препирательств? Прежде всего, против казни выступала жена чиновника — ее жалобы на бессонные ночи и головные боли заставили мужа задуматься. Супруга напрямую связывала свои ночные кошмары с будущей казнью и просила Понтия не делать Иисусу ничего плохого. А еще Пилат был язычником и, когда услышал от Христа о Его божественном достоинстве, испытал легкий страх. А вдруг этот Назарянин — действительно один из полубогов? Желая «подстраховать» себя, прокуратор решает помиловать Осужденного, предварительно наказав его плетками-скорпионами.

 

Но Синедриону была нужна именно смерть ненавистного им Праведника. Старейшины успели подговорить толпу, чтобы та скандировала гневные требования распять Христа. Было понятно, что крикуны подучены, однако лишних проблем Пилату тоже не хотелось. К тому же иудеи пригрозили ему жалобой самому императору в том случае, если Пилат не утвердит смертный приговор. В итоге он решил отбросить сантименты и пожертвовать жизнью странного подсудимого ради усмирения толпы. Так Иисус был приговорен к смертной казни — распятию.

 

Оглашенному вердикту были рады не только израильские старейшины, но и римские солдаты, в чьих руках отныне находился Христос. Они смотрели на необычного Арестанта как на очередную жертву, над которой можно было изрядно потешиться перед тем, как предать смерти. Сначала Его поволокли во двор казармы, где воины издевались над ним. Потом, насмехаясь над Его царским достоинством, на голову изможденного и еле живого Спасителя надели терновый венец — корону, а на плечи накинули багряную тряпку. Когда пришел час казни, примерно в полдень, на плечи Арестанта взвалили перекладину креста и повели на западную окраину города, где Ему и предстояло умереть за грехи всех людей.

 

Несмотря на желание фарисеев убить Господа без лишнего шума, в городе только и говорили о казни Иисуса. Поглазеть на то, как измученный Пророк из последних сил несет крест к месту смерти, высыпали почти все жители. Кто‑то рыдал, кто‑то негодовал… А кто‑то и проклинал Самого Христа. Это были те, кто пять дней назад ждали от Него чуда, кто во весь голос кричал осанну, думая, что Он провозгласит Себя Царем. Теперь они оказались обманутыми. И столь же громко взрывались словами проклятия. Они так и не увидели в окровавленном Человеке своего Спасителя.

 

Голгофой назывался каменный кряж за городскими стенами. Раньше здесь добывали камень, а теперь казнили преступников. Большинство апостолов разбежались и теперь отсиживались по домам. Только женщины из апостольской общины совершили подвиг — они все время шли за своим Учителем и были с ним при распятии. Неотступно за Сыном шла и Мать вместе с ближайшим Христовым учеником Иоанном.

 

В эти последние часы Своей жизни Господь поручает Иоанну заботиться о Матери. Вместе со Христом распяли двоих разбойников. Уже вися на крестах, они поносили Иисуса. Но когда в толпе людей показалась, Богородица, один из них изменил свое отношение к Спасителю, просил у Него прощения и молил о спасении. По Преданию, благоразумный разбойник в юности был членом банды, которая остановила святое семейство на дороге из Египта в Палестину. Иисусу тогда было всего года два. Грабители хотели отнять у путешественников имущество, надругаться над ними и убить. Но молодой разбойник пожалел их и убедил товарищей не причинять путникам зла. Прошло более тридцати лет, и сейчас вор и Праведник встретились снова. Как и предсказала некогда Пречистая Дева, за ту милость, которую оказал разбойник Ей и Ее Сыну, он будет спасен.

 

Крестная казнь была мучительна для Господа не только физически, но и психологически. По Своей человеческой природе Христос добровольно испытал состояние абсолютно полного одиночества — такого полного, когда кажется, что даже Сам Бог тебя оставил… На Кресте безгрешный Христос испил до дна ту чашу страданий, которая стала уделом всех людей после грехопадения.

 

Совершилось! — таковы были последние Его слова (Ин 19:30). Когда Он испустил дух, Иерусалим ощутил подземные толчки, а в Храме разорвалась завеса, отделявшая святилище от самого сакрального места — Святая Святых. Это был знак, что смерть Христова уничтожила ту пропасть, которая лежала дотоле
между Богом и человеком.

 

Приближался праздник Пасхи, который наступал после захода солнца. Считалось кощунством оставлять распятых на крестах живыми, поэтому их решили добить. К этому моменту Христос уже умер, поэтому над Его телом не стали издеваться. Но, чтобы убедиться в смерти Иисуса, один из воинов ударил Его копьем в бок, откуда брызнула околосердечная жидкость вместе с кровью.

 

Иосиф Аримафейский выпросил у Пилата разрешение на похороны Иисуса, купил пропитанную благовониями ткань и вместе с женщинами-ученицами положил тело Господа в пещере, которую изначально готовил для себя самого. Иосиф был человеком богатым, праведным и уважаемым. Естественно, гробницу он себе приготовил тоже соответственную. На три дня она стала смертным ложем Царя вселенной.

 

Окончание следует...

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 1785 раз

Купить