Понедельник, 18 Январь 2016 21:42

Вода жизни. Сергей Худиев о крещенской воде

Автор 

Одна из бед нашего времени — утрата символического мышления; для нас очень часто вода — это просто вещество.

Крещение Господне — праздник, который часто кажется не таким понятным, как Пасха или Рождество. Мы примерно понимаем, что значит Крещение для нас; но зачем было креститься самому Господу? Похожее недоумение выражает Иоанн Креститель: «мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне?» (Мф. 3:14).

 

Что означает Крещение? Греческое слово «баптисмо» не связано (как русское «Крещение») с крестом. Оно значит просто «погружение», погружение в воду. А вода — очень глубокий символ в Писании.

 

Одна из бед нашего времени — утрата символического мышления; для нас очень часто вода — это просто вещество, которое сводится к своей химической формуле, и которое ничего не обозначает, да и не должно обозначать. Не так видели мир во времена Нового Завета — да и много позже. Люди видели объем там, где мы — только плоскость, они видели переплетение вызывающих друг друга и оттеняющих друг друга смыслов там, где мы не видим ничего.

 

Тварный мир был для человека Библии — и человека христианского средневековья — огромной иконой, пронизанной славой Творца; все — деревья и звезды, животные и облака, были исполнены таинственного смысла, говорили о чем-то, передавали утешительное или грозное послание.

 

И особенно глубокий смысл несла вода. Это таинственная, животворная и смертоносная стихия, которую жаждут в пустыне и которая топит корабли. В Библии вода — это символ смерти; когда псалмопевец говорит «Спаси меня, Боже, ибо воды дошли до души моей. Я погряз в глубоком болоте, и не на чем стать; вошел во глубину вод, и быстрое течение их увлекает меня» (Пс. 68:2-3), речь идет не о буквальной воде, а об угрозе гибели; когда он радуется тому, что «[Бог] простер [руку] с высоты и взял меня, и извлек меня из вод многих» (Пс. 17:17);  он говорит о спасении от смерти. Воды потопа, грозные воды бури — то, что накрывает человека с головой и он уходит куда-то в темную глубину, навсегда.

 

Поэтому Христос приходит погрузиться в воду — это предвещает Его погружение в смерть на Голгофе. И это Его вхождение в воду раскрывает в ней другой смысл, делает ее чем-то другим.

 

Вода — и символ жизни; «жаждущие! идите все к водам» (Ис. 55:1), говорит пророк, «источники вод» описываются как Божие благословение; вода омывает и спасает. Из воды можно выйти —очищенным и омытым, потому что ее освятил Господь.

 

Смерть, в которую погрузился Христос нас ради человек и нашего ради спасения, перестает быть бездной, откуда не возвращаются — таинственные воды смерти принимают людей, чтобы выпустить их в новую жизнь. Этот образ (и не только образ, сама реальность) жизни и смерти присутствует и в таинстве Крещения, через которое мы входим в Церковь. Как пишет Апостол, «Итак мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни» (Рим. 6:4).

 

Человек умирает для прежней жизни без Бога, и возрождается к Новой Жизни, о которой Церковь поет в дни великих праздников: «Елицы во Христа крестистеся во Христа облекостеся».

 

Крещение знаменует выход Господа на общественное служение, кульминацией которого становится Его смерть и Воскресение. Страшные воды смерти становятся водами возрождения и новой жизни после того, как в них погружается Спаситель.

 

ФОМА

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 1688 раз
Сергей Худиев

Современный православный апологет и проповедник. Прихожанин московского храма Косьмы и Дамиана в Шубине.

Купить