Пятница, 01 Июнь 2018 19:26

Дети спрашивают о смерти

Автор 

Ответы священника с послесловием для родителей.

ФОМА

 

Тема смерти, загробной жизни, рая и ада обычно начинает волновать детей с младших классов школы. Это касается прежде всего детей из верующих семей, но и их неверующие сверстники тоже интересуются. Мы собрали несколько таких вопросов и предложили ответить на них духовнику православной школы «Рождество» протоиерею Александру Елатомцеву.

 

 

 

 

Если я скоро умру и попаду в рай, можно ли будет взять туда мои игрушки?


Можно! Только учти, что в раю всё по-настоящему. Там очень красиво, так что игрушки не должны быть поломанными или грязными. Пожалуйста, каждый вечер наводи среди них порядок, чтобы они были готовы хоть завтра утром — в рай!

 

Почему люди живут так мало? Почему нельзя сделать так, чтобы человек жил вечно?


Я не знаю, почему тебе кажется, будто люди живут мало. Люди живут предостаточно. Вообще-то они живут вечно. Такими нас Господь сотворил — бессмертными, просто из-за грехов приходится душе разлучаться с телом, да и то — на время. Это как с болезнями: бывают такие болезни, когда с больным человеком нельзя общаться, пока он не выздоровеет. Причем в нашем случае болеет не столько тело, сколько душа, а через смерть Господь нас лечит. Он прямо так и говорит душе: «Душа, смотри, из-за того, что ты больна, придется тебе с телом разлучиться! Давай выздоравливай от лени и трусости, и от других грехов, тогда всегда будешь жить!»

 

Когда душа человека выздоровеет от грехов, тогда человек перестает бояться смерти. Смерть отступает от бессмертного человека, он обращается с ней, как хочет.

 

Иисус Христос был здоров душой как первый человек в раю. Про Свою человеческую смерть он так и говорил: «Могу отдать душу Свою, и могу опять принять ее, никто не может взять ее от Меня, Я Сам отдаю ее и Сам возьму ее» (Ин. 10:17-18).

 

И нам Господь Иисус Христос дает бессмертную жизнь — это Воскресение.

 

А умершие родственники видят нас с неба?


Они видят нас и с неба, и даже из ада, если Бог им даст такую возможность. Об этом написал евангелист Лука, почитай у него в 16-й главе стихи 19-21.

 

Если они на небесах в раю, они видят нас как ангелы, переживают за нас и помогают нам. А если они видят нас из ада — они очень надеются на нашу помощь, ждут наших молитв, как голодные ждут куска хлеба. Мы не всегда знаем, откуда на нас смотрят наши умершие родственники, и просим у Бога, чтобы все-таки они смотрели с небес вместе с Ним.

 

А кто-нибудь кроме Бога может узнать, куда после смерти попадет душа человека?


Узнать могут святые люди, только они не любопытны и сами об этом не просят. Им иногда Бог открывает, если это надо знать живущим, оставшимся на земле. А решает, кому в рай, кому в ад, Сам Господь по Своей мудрости и милосердию. Кроме Него никто не может решить этот вопрос.

 

Зачем мы молимся за мертвых, что это дает?


Во-первых, когда мы молимся за усопших, то восполняем недостаток нашей любви к ним. Так часто бывает, что внук, например, мало заботился о дедушке или бабушке, занимался только собой, не обращая внимания на их просьбы, — и вот смерть их разделила. Внук вспомнит про них, а уже не приедешь, не поздравишь ни с каким праздником. Остается молитва: «Господи, я не успел их отблагодарить, дай им, Господи, Царство Небесное за их добрые дела!»

 

Многим живым помогает такая молитва, они чувствуют, что могут принести пользу, доделать то, что они не успели сделать.

 

Во-вторых, нашим усопшим от наших слабых молитв — великая польза. Они сами уже не могут каяться в своих грехах (это могут делать только душа с телом вместе). На том свете человек очень ясно видит свои грехи и мучается из-за них, готов просить прощения, но эти просьбы уже не действуют. И если живые, то есть те, у кого душа еще в теле, просят за них, то эти живые становятся голосом усопших. Господь слышит эти молитвы и прощает грехи.

 

Ну и в-третьих, когда мы молимся за усопших, мы сами становимся милосерднее и ближе к Богу. Он радуется, что мы заботимся не только о себе, но и о ком-то еще.

 

 

Послесловие для родителей


В современном мире тема смерти во многом табуирована, говорить о смерти не любят и боятся. Причем это свойственно не только неверующим, но и многим христианам, в том числе даже и воцерковленным. Поэтому когда их дети задают вполне закономерные, вполне естественные вопросы о смерти, о загробной участи умерших близких, такие родители часто теряются и стараются уклониться от ответа, перевести разговор на что-то другое, более, как им кажется, «позитивное».

 

Между тем это большая ошибка. Тема смерти — важнейшая для нас, христиан, потому что наша вера как раз и говорит о том, как преодолеть смерть. «Смерть, где твое жало? Ад, где твоя победа?» — эти слова святого Иоанна Златоуста мы каждый год слышим на пасхальной утрене, но чаще всего они не задерживаются у нас в сознании. А если бы мы постоянно об этом помнили, то и сами меньше боялись бы мыслей о смерти, и на детские вопросы отвечали бы правильно.

 

А как отвечать на эти вопросы правильно?

 

Мне кажется, что когда ребенок задается вопросами о смерти, он осуществляет трудную духовную работу. Взрослые от этой работы бегут, а дети за нее берутся. Работа это заключается в примеривании на себя реальности того света, иного мира, бытия после земной жизни. Какое оно? Что я там буду испытывать? То есть ребенок относится к этой теме всерьез. У взрослых есть ответы-штампы, а ребенок хочет ощутить эту иную реальность своими ладошками. И правильные ответы рождаются тогда, когда мы вместе с ним идем в эту неведомую область. Хорошо, если родители способны быть проводниками на этом пути. Это возможно только тогда, когда они сами ходят этими путями, ищут в молитве и в Церкви реального соприкосновения с тем, что там, и с Тем, Кто там. Такие родители смогут отозваться и на разовор о рае, и на разговор об аде, и описать их понятным образом.

 

Какой же рай без игрушек? Кто видел детей, увлеченных своими кубиками или лошадками, тот видел вполне райскую картину. Ребенок блаженствует, и ему интересно сравнить это блаженство с тем, которое ему обещают взрослые в своем церковном раю. Вот он и спрашивает: а пустят ли туда с игрушками?

 

Надо успеть вложить в эту приоткрывшуюся дверцу души знание о том, что Божий рай — это и то, что ты уже знаешь, но еще и нечто большее. Беда в том, что мы зачастую не имеем этого «нечто», этого опыта райской жизни, который передается не словами, а делами: ласками, играми, трудами и благодатью. Так что надо обретать свой собственный опыт. А общие принципы ответов на вопросы из линейки «жизнь, рай, ад, смерть», на мой взгляд, таковы:

 

  • Во-первых, излагать не свои домыслы и не околоцерковные байки, а истинное учение Церкви на сей счет (естественно, его надо знать).

 

  • Во-вторых, наши ответы не должны пугать ребенка (поэтому, особенно если спрашивают маленькие дети, не нужны никакие подробности про ад: достаточно просто сказать, что там люди очень страдают за свои грехи). Не надо про огонь, червей, чертей... И основной упор нужно делать на том, что земная жизнь дана нам, чтобы подготовиться к встрече с Богом за ее пределами, что у каждого из нас есть совершенно реальная возможность спастись, попасть в рай.

 

  • В-третьих, когда дети спрашивают о посмертной судьбе близких, надо отвечать, что вы надеетесь, что человек попал в рай, что Господь простил ему грехи (даже если у вас самих тут есть сомнения). Особая сложность может быть, когда речь заходит о загробной участи некрещеных людей. Тут и внутри церковной среды нет однозначного мнения, и уж тем более нельзя отвечать ребенку, что все эти люди непременно попали в ад. Это значило бы лишать ребенка всякой надежды. Гораздо вернее (и в духовном смысле, и в педагогическом) сказать детям, что вы не знаете, куда после смерти попал этот человек, но надеетесь на милосердие Божие, — добавив, что за него обязательно нужно молиться.

 

ФОМА

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 365 раз

Купить