Пятница, 18 Май 2018 16:25

Могу стать матушкой?

Автор 

Матушка — всем слуга. Матушка — источник доброты и благородства. Матушка — молитвенница. Матушка — та, кто считает себя недостойной быть матушкой.

ФОМА

 

Как было бы прекрасно открыть книгу наподобие «Домоводства» или даже своего рода «Лествицы», в которой детально было бы прописано восхождение жены священника к вершинам благополучной жизни с подробными рекомендациями, наглядными иллюстрациями и списком необходимых для этого качеств у возможных претенденток.

 

 

 

Или вроде патерика, где в коротких и благодатных историях излагаются подвиги матушек, особенно угодивших Богу, и цитируются их поучения.

 

Но таких книг нет. И неспроста. Безобидная, на первый взгляд, инициатива девушки стать «матушкой» опасна, и барышня, которая хочет стать женой священника, в моем понимании, — это одно из воплощений популярного Ждуна-Почекуна, которой, в отличие от реального добродушно-смиренного персонажа, предстоит стать депрессивной и вечно неудовлетворенной Ждуницей-Почекункой.

 

Объяснюсь. Если коротко, то лучше перефразировать это свое желание. Пусть оно звучит так: «Могу стать матушкой». А дальше — Господи, Твоя святая воля. Хочу стать настоящей христианкой, хочу хранить чистоту, хочу быть помощницей будущему пастырю, готова помогать ему в любом месте (даже в глухой деревне), рожать всех детей, которых даст Бог, и видеть смысл жизни в том, чтобы достичь праведного жития, окружить любовью своих близких, быть скромной, терпеливой…

 

Одним словом, Господи, помоги мне стать Твоей овечкой, а дальше — как Ты захочешь, пусть так и будет.

 

В жизни, конечно, все по‑другому, — возразит мне читатель. Со стороны жизнь священнических жен может выглядеть весьма уютной. Да, бывает, что у семьи священника есть какие‑то материальные блага. Даже вызывающие у кого‑то зависть.

 

Но вот судить мы не можем, потому что не знаем обстоятельств жизни. Одну матушку осуждают, что она все по заморским странам ездит… а она потеряла долгожданного ребенка во время беременности, едва не сошла с ума от горя, и прихожане храма решили отправить матушку на Святую Землю в паломничество. А та, что на дорогой машинке ездит, — у нее церковный староста, между прочим, олигарх. Не только храм построил, но и машинами его снабдил, приходскими, разумеется.

 

А у полной — диабет с детства.

 

И, опять же, это внешние вещи. А внутренняя жизнь священнических жен ведома одному Богу да близким людям! По моим наблюдениям, люди изменяются: каждая из нас идет весьма трудным путем. И никакой внешний уют не укроет душу от страданий и боли.

 

Мой супруг, священник Андрей, в течение пяти лет был духовником гимназии и, беседуя с детьми, не раз сталкивался с нереальными представлениями о жизни священнических семей. Чтобы стереотипы исчезли, батюшке пришло в голову обратиться к старшеклассницам, которые в шутку называли себя «ХБМ» — «хочу быть матушкой» — с предложением создать клуб, в котором можно было бы пообщаться со мной в кругу нашей семьи, задать вопросы, вместе про- вести время.

 

Клуб просуществовал лишь два года в связи с тяжелым течением моей шестой беременности, но, как мне кажется, наше общение с девушками было в своем роде замечательным и запоминающимся.

 

Вот мысли, которые мы записали после одной из встреч клуба и которые мы не раз обсуждали.

 

Привилегированность матушек — это миф.

 

Будущая супруга священника обязуется хранить себя в чистоте, чтобы понравиться Пречистой Деве, которая покровительствует служению матушки.

 

Матушка — это, по сути, мирянка — такая же, как и прочие прихожанки храма. Ее права и обязанности — перед домом и мужем, перед Богом и Церковью — вполне обыкновенны для замужней православной христианки.

 

Статус матушки обязывает хранить любовь к людям и никак не пользоваться своим положением в храме — это дурной тон. Нет на приходе ничего страшнее «матушки настоятельницы».

 

Церковная копейка дом прожжет — эта пословица весьма прозорлива! Матушка заботится о праведности мужа, ни в коем случае не подталкивая его к вульгарному зарабатыванию денег на святыне.

 

Матушка — всем слуга. Она служит тому, кто служит Богу. Следовательно, не имеет ничего своего: ни своего личного мужа, ибо он — достояние Церкви, ни личного времени, ибо оно все априори церковное, ни личных дел, ибо они все перед народом и Богом прозрачны. Публичность матушки, прозрачность ее жизни — слава ее мужа.

 

Радость и уют — это когда муж и жена живут церковной жизнью. Как только в жизнь православной семьи прокрадывается мир с его соблазнами, появляются трещинки — ревность, обиды, ссоры.

 

Будущей матушке до брака необходим независимый от будущего мужа путь во Христе. Если муж ее тащит на закорках в Церковь, потом так же тащит ее на себе в браке, то все кончится печально. Нагрузка священническая слишком тяжела, ему нужна поддержка верующей жены. Будущей матушке надлежит сначала искать Христа, а потом — мужа.

 

Будущей матушке нужно быть готовой к тому, что жить она будет на милостыню — добровольные пожертвования прихожан. И ответ за то, как она тратит эти деньги, ей придется держать перед Богом еще во время своей земной жизни.

 

Матушка — источник доброты и благородства. Матушка — молитвенница. Матушка — та, кто считает себя недостойной быть матушкой.

 

В заключение, возвращаясь к сравнению матушки с популярным Ждуном-Почекуном, хочу пояснить, что ждать приходится все время. Священник — это не ручной лев. И если нет понимания, что он — Божий, прежде всего, приходской, а потом уж… в десятую очередь — семейный, то можно от всех забот, от мнимого одиночества, от постоянной, надоевшей уже самостоятельности так озлобиться и распуститься, что выйдет… фурия, а не матушка. Или несчастная женщина, которая так и не смогла найти ни себя, ни своего личного Бога.

 

Анна Ромашко, мать восьмерых детей


ФОМА

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 704 раз

Купить