Четверг, 22 Июнь 2017 12:11

22 июня — день, запустивший обратный отсчет Третьего рейха

Автор 

Самый длинный для СССР день начался для его политического и военного руководства задолго до 22 июня 1941 года.

Миф о том, что нападение нацистской Германии стало полной неожиданностью для советских руководителей, не подтверждается документами. Мы решили детально разобраться — что происходило накануне 22 июня и непосредственно в первые часы войны: что планировали немцы, о чем говорили в Кремле, как действовали военные?

 

Немецкие войска стягиваются к границам СССР

 

2 июня пограничная служба НКВД сообщила о переброске к советским границам германских войск всех родов, которая ведется, в основном, в ночное время. 5 и 7 июня Разведуправление Генштаба РККА информировало Кремль о том, что румынская армия приводится в боевую готовность, в стране начата скрытая мобилизация. Наблюдается усиление вермахта в Польше.


В спецсообщении НКГБ БССР от 6 июня наряду с отмеченными на сопредельной территории интенсивными военно-мобилизационными приготовлениями немцев отмечалось, что сотрудники гестапо усилили «наблюдение за советскими железнодорожниками, обслуживающими поезда».

 

Принимались и ответные меры. 12 июня 1941 года начальник Генерального штаба Красной армии генерал армии Георгий Жуков направил директиву в западные округа, согласно которой предписывалось скрытно вывести поближе к государственной границе соединения, расположенные в глубине страны. К 15 июня в движение были приведены 32 стрелковые дивизии.

 

Польские и немецкие офицеры в вагоне на переговорах о капитуляции Варшавы

 

Германскому послу вручена нота протеста

 

16 июня Совет народных комиссаров СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление «Об ускорении приведения в боевую готовность укрепленных районов». Однако эти меры сильно запаздывали.

 

Войска западных округов получили приказ к 22 июня вывести армейские управления на полевые пункты. 21 июня эти округа были преобразованы во фронты.

 

В тот же день послу Германии в Москве Вернеру фон Шуленбургу была вручена вербальная нота, в которой констатировалось систематическое нарушение немецкой авиацией пространства СССР (в нескольких случаях на 100-150 и более километров) и выражалось ожидание прекращения подобных случаев. С октября 1939 года до 22 июня 1941-го пилоты люфтваффе более 500 раз вторгались в пределы Советского Союза.

 

Быки буксируют учебный истребитель Fw.190S-8 мимо группы пилотов 301-й истребительной эскадры люфтваффе

 

Советским войскам сообщают, что возможно вражеское нападение

 

Вечером того же дня у Сталина состоялось совещание членов Политбюро с участием наркома обороны маршала Семена Тимошенко, Жукова, маршала Буденного и начальника Главного политуправления РККА армейского комиссара 1-го ранга Льва Мехлиса. С одной стороны, собравшиеся понимали, что война вот-вот начнется, но с другой, не были стопроцентно уверенны, что это произойдет на следующий день.

 

Поэтому ограничились полумерами, передав в войска директиву о том, что возможно вражеское нападение. От частей потребовали «не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения» и в то же время быть готовыми «встретить возможный внезапный удар немцев или их союзников».

 

Одним из устойчивых заблуждений является то, что удар противника, де, застал Красную Армию сонную, врасплох. Нет, согласно той же директиве №1 бойцам и командирам РККА было приказано в течение ночи на 22 июня скрытно занять огневые точки укрепленных районов на государственной границе; рассредоточить по полевым аэродромам всю авиацию и тщательно ее замаскировать; все части привести в боевую готовность и держать их рассредоточено.

 

Немецкие танки Pz.Kpfw. IV направляются к советско-германской границе

 

Немецкая авиация начинает бомбить

 

Участники совещания покинули сталинский кабинет в 23 часа 21 июня, не подозревая, что в это время германские корабли уже принялись минировать выход из Финского залива на Балтике, а финские подводные лодки стали устанавливать морские мины у побережья Эстонии.

 

В 3 часа 5 минут ночи 22 июня группа из 14 германских бомбардировщиков Ju-88 скинула 28 магнитных мин у Кронштадта. В 3 часа 13 минут самолеты люфтваффе появились в ночном небе Севастополя, сбрасывая морские мины на фарватер и бухту, для того чтобы закрыть выход советским кораблям и затем уничтожить их с помощью бомб.

 

Начальник штаба Черноморского флота контр-адмирал Иван Елисеев отдал приказ открыть огонь по немецким самолетам, которые вторглись в советское пространство. Его распоряжение стало первым боевым приказом в Великой Отечественной войне об отпоре нацистским агрессорам.

 

Немцы осваивают советское зенитное орудие

 

Германия официально объявляет войну

 

В 4 часа 30 минут по московскому времени войска вермахта перешли в наступление и вторглись на территорию Советского Союза.

 

В 5 часов 30 минут министерство иностранных дел Германии вручило наркому иностранных дел СССР ноту, в которой объявило о начале войны из-за враждебного отношения Советского Союза к Третьему рейху. Вручивший Вячеславу Молотову документ фон Шуленбург от себя добавил, что считает решение Гитлера безумием.

 

Одновременно с этим в Германии транслировалась длинная речь фюрера, которую зачитал министр пропаганды Йозеф Геббельс. В ней Гитлер сообщил согражданам, что долго терпел козни Англии и предательское отношение к Германии со стороны СССР, но после того, как «в ночь с 17 на 18 июня советские патрули снова вторглись на территорию рейха и были вытеснены только после длительной перестрелки», терпение его лопнуло, и он отдал приказ покончить с поджигателями войны.

 

Солдаты вермахта смотрят на первого пленённого красноармейца
 

В Кремле понимают, что это не провокация, а война

 

При этом он благоразумно не сообщил, где конкретно произошло мифическое вторжение на территорию рейха, а также не упомянул о том, что отдал приказ подготовить план нападения на СССР «Барбаросса» еще летом 1940 года.

 

В 5.45 утра в Кремле началось срочное совещание. По воспоминаниям Жукова, Иосиф Сталин был бледен и сидел за столом, держа в руках не набитую табаком трубку.

 

— Не провокация ли это немецких генералов? — спросил фактический правитель СССР.

— Немцы бомбят наши города в Украине, Беларуси и Прибалтике. Какая же это провокация? — ответил Семен Тимошенко.

 

Красноармеец в лагере для военнопленных в Беларуси

 

Советскому народу сообщают о начале войны с Германией

 

В итоге, в войска ушла директива №2, предписывающая «всеми силами и средствами обрушиться на вражеские силы и уничтожить их в районах, где они нарушили советскую границу». Но сложившаяся к тому времени ситуация на фронтах кардинально отличалась от запоздалого распоряжения столицы.

 

О том, какая страшная беда обрушилась на страну, жители Советского Союза узнали в 12 часов дня, когда по радио выступил Молотов. Он сообщил, что германские войска напали на СССР без предъявления каких-либо претензий и без объявления войны и назвал это беспримерным в истории цивилизованных народов вероломством.

 

Через час указом Президиума Верховного Совета СССР в 14 из 17 военных округов была объявлена мобилизация военнообязанных. При этом на пункты сбора начали приходить не только призываемые, но и множество добровольцев, в первую очередь, молодежь. Из них впоследствии была сформирована не одна дивизия народного ополчения.

 

Группа детей, работавших на полях колхоза «Факел» деревни Князево
Старокычевского сельсовета Тыловайского района УАССР

 

Русская Православная Церковь призывает народ к борьбе с захватчиками

 

В 18 часов к пастырям и верующим громадной страны обратился предстоятель Русской Православной Церкви, патриарший местоблюститель, митрополит Московский и Коломенский Сергий (Страгородский).

 

Он напомнил о славных победах над иноземными захватчиками прошлого и призвал всех верующих, помня о Христовой заповеди «Больши сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя», не щадя себя и своей жизни внести свой вклад в дело общего народного подвига защиты Отечества.

 

Митрополит Сергий подчеркнул, что Православная Церковь всегда разделяла судьбу страны — в горе и в радости — и не оставит своего народа и теперь, благославляя развеять в прах фашистскую вражескую силу. Свое послание он закончил пророческими словами: «Господь нам дарует победу!»

 

Вид на Всехсвятскую церковь в оккупированном Смоленске

 

Великобритания объявила о поддержке СССР

 

Поздно вечером к английскому народу по радио обратился премьер-министр страны Уинстон Черчилль.

 

Он отметил, что за последние 25 лет никто не был более последовательным противником коммунизма, чем он, но сейчас все бледнеет перед развертывающимся зрелищем резни, грабежей и опустошения на просторах СССР, которое развернул злобный монстр, ненасытный в своей жажде крови, по имени Гитлер.

 

«Любой человек или государство, которые борются против нацизма, получат нашу помощь. Любой человек или государство, которые идут с Гитлером — наши враги», — провозгласил Черчилль, подчеркнув, что опасность, угрожающая СССР, в равной степени грозит Великобритании и США и долг всех свободных людей в мире сражаться с нацистами на суше, на море, в воздухе до полной победы над страшным врагом.

 

Британский эсминец «Эскимос» в море

 

Молниеносной победы у немцев не получается

 

Солдаты в серо-полевых мундирах с засученными рукавами, с выбитой на пряжках ремней надписью по-немецки «С нами Бог», которые победоносно наступали на советско-германском фронте протяженностью в три тысячи квадратных километров, еще не знали, что Бог от них отвернулся.

 

Они еще не сталкивались с советскими танками Т-34 и КВ, против которых существующая полевая артиллерия была бессильна. Впереди было одно из крупнейших танковых сражений войны под Дубно–Луцком–Ровно в Украине, начавшееся 23 июня. Им было неведомо, что на Крайнем Севере они сумеют продвинуться лишь на считанные километры, так и не захватив Мурманск.

 

Однако отлично отлаженная машина блицкрига уже начала давать первые, пока еще малозаметные сбои. Личный состав 485 пограничных застав на западной границе, на захват которых немцами отводилось по плану всего лишь 20-30 минут, держался часами, сутками и даже месяцами. При этом бойцы в зеленых фуражках оставляли свои позиции только по приказу, а в плен попадали лишь будучи тяжело раненными.

 

Советская пехота поднимается в атаку в районе Могилева

 

Советские войска выдвигаются на помощь пограничникам

 

В Беларуси, плечом к плечу вместе с красноармейцами в первый день войны пограничники отважно защищали Брестскую крепость, которую штурмовала 45-я пехотная дивизия вермахта, понесшая под стенами цитадели столь большие потери, что это стало причиной специального разбирательства.

 

Весь первый день войны продолжался тяжелый бой и за приграничный город Владимир-Волынский в Украине, который нацисты подвергли интенсивному артиллерийскому обстрелу и налетам люфтваффе, а затем попытались взять атакой пехоты и танков.

 

А тем временем из мест постоянной дислокации к местам боев выдвигались для контрударов механизированные корпуса, действиями одного из которых, 9-м, руководил молодой и энергичный генерал-майор, будущий маршал Советского Союза, Константин Рокоссовский, которому еще только предстояло командовать Парадом Победы.

 

Два советских пограничника с собакой в дозоре

 

Немцы догадываются, что война с СССР будет нелегкой

 

Резюмируя итоги самого первого дня, в своем дневнике начальник генерального штаба сухопутных войск вермахта генерал-полковник Франц Гальдер отметил, что «после первоначального «столбняка», вызванного внезапностью нападения, противник перешел к активным действиям. Без сомнения, на стороне противника имели место случаи тактического отхода, хотя и беспорядочного. Признаков же оперативного отхода нет и следа».


Через несколько дней Гальдер запишет, что бойцы и командиры Красной Армии всюду сражаются до последнего человека, и сделает важный для себя вывод: «Упорное сопротивление русских заставляет нас вести бой по всем правилам наших боевых уставов. В Польше и на Западе мы могли позволить себе известные вольности и отступления от уставных принципов; теперь это уже недопустимо».

 

Война только начиналась, и немцы не могли знать, что она станет для них самой масштабной и кровавой в их истории, как и то, что ее самый первый день, 22 июня 1941 года, уже запустил часы обратного отчета существования Третьего рейха.

 

Красноармейцы на фоне немецкого танка Pz.Kpfw. III Ausf. E, подбитого под Могилевом

 

ФОМА

 

5 мифов о начале Великой отечественной

Три главных мифа о Церкви в годы войны

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 271 раз

Последнее от Сергей Варшавчик

Купить