Суббота, 23 Сентябрь 2017 20:42

Святогорская болезнь

Автор 

24 сентября 2017 года исполняется 25 лет со дня возрождения Свято-Успенского Святогорского монастыря.

Публикуем архивный материал — рассказ наместника Лавры митрополита Святогорского Арсения о том, с каким трудом братии удалось возродить древнюю обитель, как монастырь помогает выжить близлежащим деревням, что такое святогорская болезнь и кто на самом деле управляет Лаврой.

 

***

В 1992 году началось восстановление древней обители, закрытой в советские годы. Нас было всего восемь человек. Когда мы сюда пришли, на нас показывали пальцами и говорили, что мы кучка слабоумных, которые, максимум, пару месяцев продержатся — и разбегутся. На Покровском храме росли березы, а из Успенского собора мы вывезли 2 тысячи 600 тонн мусора.

 

Умываться приходилось в Северском Донце, единственный душ был только в кочегарке тогдашнего санатория, а вместо кроватей — дверные полотна. Это было время, когда негде было остановиться паломникам, да и, собственно, самой братии жить было негде. А сейчас одновременно мы можем разместить 1 000 человек в гостиницах Лавры. С 1859 г. у нас традиция, что все это бесплатно.

 

Первый возобновитель Святых Гор архимандрит Арсений (Митрофанов), духовное чадо старца игумена Филарета (Глинского), умирая, оставил завещание: «Всех паломников принимать, поселять и кормить бесплатно. Когда будете поступать так, обитель никогда ни в чем не будет знать недостатка». И вот мы по сегодняшний день не нарушаем этого благословения, и, слава Тебе, Господи, все благополучно...

 

Главное — что обитель за 20 лет своего новейшего существования воспитала духовников, за советом к которым едут люди отовсюду, воспитала молитвенников для нашей Святой Православной Церкви, что десятки тысяч людей воцерковились.

  

Cначала люди к нам приезжают как туристы, а потом начинают ездить как духовные чада наших батюшек. И это бывает довольно‑таки часто. Многие благодаря Святой Горе увидели новый смысл жизни или исцелились.

 

Наместник Свято-Успенской Святогорской Лавры, викарий Донецкой епархии, митрополит Святогорский Арсений 

 

У Святогорской иконы Божьей Матери часто происходят чудеса исцелений. Много случаев, когда люди излечивались от онкозаболеваний и бесплодия. Есть множество письменных свидетельств, когда по 11‑17 лет у супругов не было детей, а после молитв у чудотворной иконы семьи становились полными. Родители потом рассказывали своим знакомым об этом, и теперь к чудотворной иконе Божьей Матери на Богородичный праздник 30 июля собирается около 15‑20 тысяч людей. Как говорится, к пустому колодцу за водой не ходят.

 

У нас даже есть такое понятие — «святогорская болезнь». Знаете, в старину говорили, что есть так называемая «иерусалимская болезнь»: это когда человек однажды побывал в святом месте, и ему снова и снова хочется вернуться туда. Подобное и у нас...

 

Наш монастырь я называю «Лавра хуторская», потому что у нас вокруг — села да хутора. А школы в селах — это один из утешительных моментов для нашей братии, так как преподавание там ведется лаврскими иеромонахами. Кстати, так было и до революции.

 

Святогорская пустынь (тогда было 800 человек братии и 7 скитов) до революции 1917‑го построила во всех окрестных селах больницы и школы, где врачами и преподавателями были монахи. В музее есть наградные Евангелия, выдававшиеся выпускникам монастырско-приходских школ, и на них сохранились подписи: учитель — монах Иоанн, учитель — монах Евтихий и т. д.

 

Эта традиция сохранилась. Три дня в неделю в окрестных селах преподают наши иеромонахи. Но преподавание деткам — это очень своеобразный труд, к ним нужен особый подход. Со взрослыми легче говорить, чем с детьми. И потом — дети очень тонко чувствуют настроение человека и его духовное состояние. Официальностью на детей не подействуешь. Если открытое сердечко, если есть искренность и сердце в сердце переливается, тогда детки слушают и учатся. Не зря же говорят: «Не всяк, що піп, то і батько».

 

Бывали всегда, к сожалению, и требоисполнители, а бывали и те, за которыми шли тысячами. Преподобный Серафим Саровский сказал такую фразу: «Спасись сам, а с тобой спасутся тысячи». Очень много зависит именно от личности преподавателя.

 

К примеру, школу в с. Долина собирались закрывать по причине неперспективности. Денег в бюджете не было, и дошло до того, что зимой в школе размерзлись батареи, а в спортзале не осталось ни одного целого окна. Во время зимних каникул мы отремонтировали систему отопления, а летом сделали капитальный ремонт школы, наладили бесплатное питание в столовой.

 

Потом мы взялись нелегально, каюсь, доплачивать зарплату учителям, которые приезжали из райцентра, чтобы их как‑то заинтересовать. На учительскую зарплату, ни для кого не секрет, в нынешнее время прожить сложно. Мы купили несколько домов в селе, сделали в них квартиры для приезжих учителей, где бы они могли останавливаться в нормальных условиях. И, соответственно, учителя начали ездить.

 

Поскольку школа большая, в неиспользуемой части здания мы организовали ясли с детским садом. Там у них игровая, комната для отдыха. При этой же школе создали православный детский театр «Феникс». Также собрали местный фольклорный хор бабушек. И, главное, что в этой школе — это не гимназия, не лицей, а обычная общеобразовательная школа — есть домовой храм. Наверное, это единственная в Украине и России обычная школа с действующим храмом. Пономарят и поют в хоре тоже школьники, а псаломщик в школьном храме уже несколько лет сам директор.

 

Но детей мало учить, учить нужно и родителей. Бывает, что в воскресной школе деткам что‑то рассказывают, и они это принимают близко к сердцу. А приходят домой — там батько невоцерковленный, мама постов не придерживается, в семье не молятся. Ребенок старается молиться, а над ним смеются... И смотришь: он начинает закрываться в себе, и тот росточек живой, который пустил корешок, потихоньку гибнет. Поэтому очень важно, чтобы родители были единодушны с детьми, а то дети могут научиться теории, а жить по Евангелию так и не будут.

 

Как говорил преподобный Амвросий Оптинский, «сей везде — сей на дороге, на камне и в тернии, авось, что‑то да взойдет». Вот так и мы стараемся потихонечку что‑то делать.

 

 

Скит возле подземной церкви преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских.

 

Я — оптимист. Христиане вообще оптимисты, верят, что в Раю будут, поэтому и в земной жизни надеются на помощь Божью. С помощью Божьей мы и восстановили практически все разрушенные скиты и храмы Лавры. Но сейчас мы строим не монастырские скиты, а восстанавливаем старые храмы в селах, которые были закрыты и полуразрушены, и при них устраиваем скиты. То есть мы стараемся, чтобы и вокруг Лавры налаживалась духовная обстановка.

 

Когда в 1859 году умер архимандрит Арсений (Митрофанов), на его место братия избрала архимандрита Германа (Клица), ныне преподобного. Как‑то он унывал: «Как я все это потяну: братия, тысячи паломников, 7 скитов, огромное хозяйство...» Ему явилась Царица Небесная со святителем Николаем Чудотворцем и святителем Германом, Патриархом Константинопольским, покровителем архимандрита Германа, и сказала: «Что ты унываешь, малодушный? Не ты тут игумен — Я тут Игуменья, а ты — как трость в Моей руке, и все, что тут творишь, — по Моей воле».

 

Он пробыл настоятелем 31 год. При нем обитель и внешне и внутренне благоустроилась — Святогорская Пустынь была одним из известнейших монастырей в тогдашней Российской империи.

 

В 1970‑е годы тут служил игумен Иоанн (Стрельцов). Еще в 1960‑е годы приходили к нему насельники и миряне:

— Говорят, в 1980 году попа последнего покажут, а в 2000‑м достигнут бессмертия.

 

А он отвечал:
— Не переживайте. Старые храмы восстановят, а новые выстроят там, где их и не было. Еще Святогорская обитель откроется, процветет и прославится.
— Вы нас не утешайте, ничего этого не будет. Лавра закрыта, братии — единицы.
— Маловеры! Я сказал, что будет! А колокола такие будут, что до Красного Лимана будут слышны!

 

И вот как раз его слова, что обитель процветет и прославится, сбылись. Когда обители присвоили статус Лавры, весть эта дошла не только до Красного Лимана, но и до Иерусалима — Иерусалимский Патриарх поздравлял с новой Лаврой Блаженнейшего Митрополита Владимира и митрополита Илариона.

 

В этом есть промысел Божий. Раз Господь об этой обители печется и Божья Матерь назвалась игуменьей, то наше дело, пользуясь этой всесильной помощью, которая располагает сердца благотворителей на молитвенную и финансовую поддержку, восстанавливать это святое место.

 

Еще хочу сказать, что не все от наместника зависит. Спасибо братии за деятельную любовь. Братия у нас хорошая — как одна семья. Нет у нас такого понятия, что благородный труд для благородных, а остальное — для послушников. Кто часто ездит в Святогорскую Лавру, не даст соврать, что так и есть. Никто никаким трудом не гнушается — у нас и послушники, и архимандриты рассаду сажают.

 

Жемчужина Святых Гор — Всехсвятский скит, возведенный в лучших традициях древнерусского деревянного зодчества ХVI-ХVII вв. 

 

На территории Святогорской Лавры есть Всехсвятский деревянный скит — он у нас сельскохозяйственный. Деревянное зодчество в нашем регионе полностью утрачено, потому что деревянные церкви разрушали в первую очередь — разбирали на дрова.

 

На Слобожанщине, особенно по Северскому Донцу, было очень много деревянных храмов. К сожалению, они не сохранились, а хотелось бы, конечно, храмовую деревянную архитектуру возобновить. Но поскольку украинское деревянное зодчество в барочном стиле сохранилось только на З ападной Украине, а в России можно увидеть редко-редко (есть музей под Новгородом, в Суздале, в Костроме), то такую красоту — одну из составляющих нашей православной культуры — не показать мы не могли. Поэтому и построили деревянный скит в стиле XV‑XVII вв. Проектировала его братия.

 

Существуют скиты и за территорией Лавры: скит в с. Богородичном, Георгиевский скит в с. Долина и скит в с. Адамовка — на родине святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского чудотворца.

 

Место, где стоял родительский дом святителя Иоанна, находится именно в Адамовке. Его родители подолгу проживали здесь в Святых Горах, а сам он подростком бегал через гору на службы, облачал своих солдатиков в монахов и играл в монастырь. Затем родительский дом был разорен, но по сегодняшний день остался панский сад Максимовичей. И вот в этом саду мы строим сейчас храм во имя святителя Иоанна.

 

Господь нам прислал такое утешение: семья из Сиэтла (США) передала кресло, в котором скончался святитель Иоанн. Они хранили это кресло 30 лет — старшие члены семьи были духовными чадами отца Иоанна, а их сын Сергий еще 15‑летним мальчиком нес жезл перед гробом почившего святителя. Когда родители Сергия умерли, он засомневался: может, и не нужно высылать вещи святителя сюда, а оставить эту святыню в Зарубежной Церкви. Но ночью ему приснились родители и сказали: «Отсылай, не сомневаясь». И он со своей супругой и ключарем Сан-Францисского собора отцом Петром Перекрестовым (мы сейчас с ними поддерживаем теплые отношения) привезли кресло сюда.

 

В храме в честь Всех святых всегда неповторимая атмосфера:
здесь совсем нет электричества и всегда пахнет ладаном и хвоей. 

 

Знаете, народ здесь очень почитает святителя Иоанна. В селе проживает всего 150 человек, а на службах в дни его памяти бывает около 400 и более. И это в глухом селе! Люди съезжаются отовсюду.

 

Мы думаем открыть учебное заведение для новоначальной братии, которые только приходят в Лавру. Пускай сначала занятия будут проходить три раза в неделю в отрыве от послушания, и на них как раз будем выявлять братию, способную к преподаванию. Потом уже потихонечку создадим духовное училище при кафедральном соборе в Святогорске, который строится на данное время. А там уже, как Бог даст. Нельзя просто повесить вывеску о том, что открыта духовная семинария...

 

Очень важно, чтобы мы не просто донесли до молодого поколения догматы Церкви, а смогли передать то, за что люди, не отрекаясь от Бога, шли на каторги, на расстрелы. Передать твердость веры и благоговение к церковной жизни. 

 

Записал Олег Карпенко

Фото Александра Шурлакова

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 234 раз

Купить