Ошибка
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 54
Понедельник, 26 Ноябрь 2012 21:24

Олег Карамазов: «Стать идеальным нельзя. Но нужно стремиться»

Автор 

Олег КарамазовВ этом году известному украинскому рок-музыканту Олегу Карамазову исполнилось 50 лет. Более 20 из них он отдал своей легендарной группе «Братья Карамазовы».

 

Как известный рокер пришел в Церковь «ФОМА в Украине» написал в своем первом номере. Теперь мы решили поговорить с ним о творчестве во всех его проявлениях. Об этом и многом другом рассказал нам Олег Карамазов, выкроив время для интервью в канун подготовки к юбилейному концерту в Киеве.

 

— Не возражаете, если мы не будем подводить итоги творчества вашей группы?

— (Грустно улыбается.) Было бы странно говорить об итогах.

 

— Как встретили Пасху? Что творили?

— В Церкви не первый год, и все больше формируется ощущение дома, причастности. Думал провести всю Страстную Седмицу в монастыре — не сложилось. На эту Пасху в обитель, в Г олосеево, не ходил. У меня во дворе построили церквушку, был в ней на Богослужении, с родными хотел побыть, у тещи с ногами плохо — пошли поближе. Причастились. Радость! Так хотел сохранить в себе это пасхальное состояние, но оно улетучивается, потому что суеты больше, чем обычно, — репетиций много.

 

— До сих пор не привыкли к мукам творчества?

— Я много общаюсь с разными людьми и, к сожалению, могу сказать (в том числе, прежде всего, о себе), что и в искусстве, и в политике, и в спорте, в общем, в суетной жизни наше творчество настолько мудреное и порой даже ненужное, что становится как-то не по себе. Куча ненужных движений делается, неполезных даже для нас самих. Вот мы с группой по шесть часов кряду репетируем новую программу, и я часто ловлю себя на мысли, что есть вещи, которые у меня — у их автора — в душе находят отклик, то есть что-то вроде бы настоящее получается. А иногда думаю: зачем вообще это все?..

 

От наблюдений за происходящим вокруг, от тотальной несправедливости в отношениях между людьми тяжко на душе. Бывает, что хочется уйти в лес, спрятаться в норе, не высовываться. Не появляться в миру вообще. Но, с другой стороны, счастье жить в Киеве, тут есть невероятное количество сильных, православных, мощных людей. Одних прославленных святых, почивающих в Лавре, в пещерах, сколько лежит! Они же молятся за нас!.. Днями на праздник поминали ушедших в узком кругу. И батька-монах протягивает стакан с вином и говорит: «Чокнемся», а я спрашиваю: «Как же за покойников?» А он говорит: «Они живые!..» Мы пили — за живых! Смерти нет! Но город не видит истины в суете. И мне трудно говорить о творчестве и его плодах.

 

— Что у Вас получается, и что не получается?

— С приходом в Церковь у меня очень поменялось отношение к любимому занятию. Раньше для меня ничего святее рок-н-ролла, группы, концертов, драйва не было. Сейчас — по-другому. Музыкальное творчество — лишь часть моей жизни... Речь идет о смыслах!.. Нам же известно, что человек — образ и подобие Творца. Поэтому, если мы уберем все лишнее, наносное, то окажется, что человек призван творить только доброе. И я действительно так считаю. Когда же говорю об этом, меня упрекают в идеализме. Лучший друг отвечает, что так не бывает!.. А почему не бывает?.. Я понимаю, что нельзя стать идеальным. Но нужно стремиться!..

 

Вот перед Пасхой, на Страстной Седмице, в Чистый Четверг я каким-то просто невероятным образом оказался в подмосковной церквушке. Страстная Седмица — это время, когда монахи ни с кем не общаются, молятся. А тут отец Илий после службы выходит — игумен братии Оптиной пустыни. Я подошел за благословением, заговорили, батюшка предложил чаю. Я посидел с ним час. Мы не говорили ни на какие космические темы. Просто так... И такое вот ощущение света, ясности, добра...

 

Олег Карамазов

Мне — идеалисту — это очень дорого, важно для моего укрепления. Важно видеть, что есть люди! Я считаю, что и один в поле воин. А отец Илий — не один. Да, я сам знаю молодых монахов — кто в 18 лет постригся, кто в 20. А уже крепкие в Боге... Многие парни, как это принято говорить, из материально благополучных семей. Но Бог настолько рано им открылся, что оставили весь этот мир и молятся за нас — слабеньких! Да и в приходских храмах посмотрите — много светлых, настоящих людей на службах. Вообще парадокс: людей хороших больше, чем плохих, но вокруг зла больше народу собирается все же.

 

— Ну что поделаешь...

— Изменять действительность, начав с себя. Об этом еще преподобный Серафим Саровский говорил: спасешься сам — вокруг тысячи спасутся. Ох, и тяжело же это... Вот я сейчас не курю, не сквернословлю, мысли гоню жуткие... А зашел к знакомому старчику, а он меня спрашивает, могу ли я удержать благодатное состояние и как долго? Не могу долго!.. Но хоть несколько мгновений в любви жить уже получается! И этот опыт уже есть!

 

Не только падений, но и подъемов, небольших побед, но побед!.. Я стараюсь не грешить, и понемногу идут изменения, а я тихонько радуюсь — тому, что происходит со мной, внутри. Понимаю, опять-таки, сколько эту травинку внутреннюю не поливай, она все засыхает, но... берешь водичку, поливаешь — она прорастает, оживает!.. Пообщался с батюшкой — хорошо на душе, помолился в храме — свет, дома — хорошо, почитал труды старчиков — еще светлее... На все это у некоторых вообще вся жизнь уходит. Это — труд.

 

— Быть может, такое преображение и есть настоящее творчество?

— Верно! Настоящее творчество только в этом. Иначе мыслит человек невоцерковленный... Хотя отвлечений — масса. Ну смотрите — мысли ненасытные и злые, курение, излишество в алкоголе и еде, наркотики, блуд, жизнь для своего пуза — это все крючки. Если мы не научимся с этих крючков спрыгивать здесь на Земле, то другой возможности может и не быть. Вот мы сейчас с вами сидим, а вокруг — масса незримых ангельских сущностей, добрых и злых. Нам надлежит делать выбор — каждую минуту, каждое мгновение — с кем мы?..

 

— «Вот и все. До свидания» — финал Вашей песни «В облаках». Их произносит Ангел, сворачивая небо, аккуратно складывая в чемодан землю, планеты, звезды. Аллюзия на Апокалипсис — это результат чтения?

— (Улыбается.) Стоп! Но я ж не знаю наизусть Откровение Иоанна Богослова. Тогда, когда писал, вообще редко открывал эту книгу. Просто мне запомнился фрагмент одной работы Андрея Рублева, на котором Ангелы держат свиток, а на нем — весь наш мир. Тогда сразу подумалось: ага, раз так, то, значит, его можно свернуть и сложить в чемодан, и... все.

 

Часто вспоминаю лицо одного монаха, живущего на Афоне. Мы приехали, смотрим: вне обители дымок валит из пещерки, прикрытой досками... Подошли, оказалось — наш монах, из Украины, постриг принял в Почаеве, а до Афона добрался пешком. Старчик — светящийся такой, полупрозрачный. Поговорил с нами пару минут и откланялся, сказал, что устал, прощения попросил, в лице изменился. Вот так воняет наша сера внутренняя! Тяжело человеку, живущему вне мира, с нашим братом общаться...

 

— А бывает стыдно после концертов?

— Нет, ну бывает всякое. И стыдно за что-то тоже бывает, разное случается! Вообще, знаете, меня в первые дни жизни крестили и, как сейчас понимаю, ангел-хранитель с тех пор не отходил и не отходит от меня, каким-то образом отводит плохое... Простите, наговорил тут! Вот и все! До свидания!

 

Беседовал Вячеслав Дарпинянц

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 6112 раз

Купить