Четверг, 28 Март 2013 14:16

Парижская весна

Автор 

Парижская веснаУже несколько месяцев на улицы Парижа выходят многотысячные (а по заявлениям организаторов миллионные демонстрации) против легализации однополых браков.

 

Парижане протестуют против законопроекта «Брак для всех», одобренного Национальным собранием Франции. Законопроект должен быть рассмотрен в Сенате в начале апреля. Услышат ли власти Франции протест? Что заставляет сотни тысяч французов выходить на демонстрации? Об этом корреспондент интернет-портала «Православие и мир» беседовал с клириком храма Архангела Михаила в Каннах священником Антонием Одайским.

 

— Велика ли надежда, что гей-браки во Франции не будут легализованы?
— Надежда соразмерна количеству участников очередной манифестации «La Manif Pour Tous». В прошлое воскресенье — 24 марта — протестовать против закона на улицы Парижа вышло от 1,4 миллиона человек (фигурируют цифры в 1,7 миллиона), что превысило предыдущую манифестацию — 1,3 миллиона — в январе. Вопреки опасениям, усилия против принятия закона совсем не ослабевают, напротив — неуклонно растут и крепнут. Людей, воспитанных в уважении власти к их голосу, все более унижает упорная глухота власти к их естественным требованиям оставить базовый гражданский кодекс без изменений и не принимать содомский закон.

 

 

Как известно, во Франции есть некая юридическая процедура по отмене любого закона на этапе его принятия, для этого нужно собрать 300 тысяч подписей. Было собрано более 700 тысяч подписей, но закон продолжает продвигаться. Людей огорчает постоянное лукавство официальной статистики, сильно занижающей количество манифестантов.

 

— Как проходят эти митинги?

— Митинги проходят спокойно. Манифестации, организованные безупречно и без каких-либо нареканий со стороны органов правопорядка, по-прежнему хранят мирный характер. Но практическая тщетность усилий из-за упорной глухоты власти может делать манифестантов жестче и решительнее. Лидеру манифестантов, известной католической активистке Фрижит Баржо (Frigide Barjot, этот прозрачный псевдоним переводится как «Фригидная Безбашенная» — такое светское юродство в пику блудливо-гламурной среды) надоедает розовый цвет атрибутики манифестаций.

 

 

Католики после мессы были тихими и напряженными, спокойно собирались в массовые колоны, было чувство мобилизации.

 

 

С трибуны манифестации прозвучало, что президенту очень везет, что манифестанты никогда ничего не громили. Поэтому возникает смешанное чувство: с одной стороны радостно за народ, способный так сопротивляться содомии, с другой — во что может вылиться упорное пренебрежение властью такого народа.

 

Что касается применения полицией слезоточивого газа, это связано с тем, что манифестанты пытались войти на Елисейские поля, блокированные полицией. Был использован газ, досталось и детям.

 

 

 

— Как в СМИ представляется эта дискуссия — сторонников и противников легализации однополых браков?

— Естественно, массовое и активное сопротивление французов содомии будоражит страну. Обсуждается тема «французской весны» на манер «арабской». Французскому президенту, который при «арабской весне» указывал: «Бен Али должен услышать свой народ» в Тунисе, «Мубарак должен услышать свой народ» в Египте, «Кадафи должен услышать свой народ» в Ливии — теперь пеняют его же словами: «Олланд должен услышать свой народ».

 

Для объективного представления ситуации следует читать христианские и патриотические сайты, блоги, а не СМИ, дружное лукавство которых очень показательно. Например, СМИ и власти занижают количество манифестантов до 300 тысяч, вместо реальных 1,4 миллионов. Помимо подсчетов количества участников организаторами манифестации, манифестанты воспользовались сервисом геолокализации, и используя свои мобильные телефоны подтвердили свою правильную массовость в Париже и огромную поддержку по стране.

 

 

 

Но посмотрите на российские СМИ. Что в них о в том, что в Париже собралось чуть ли не полтора миллиона человек против содомии? Полное молчание, и на главных официальных, и на либеральных. Отдельные новости. Зато масштабная новость в российских медиа за последние дни из Парижа, что по сообщению радиостанции «Голубая Франция» (!) у известного нового россиянина утащили в Париже тот самый мопедик. Разве такое замалчивание массового французского протеста против содомии — это не сговор и не солидарность?

 

— Что заставляет французов собираться на такие массовые по сути христианские митинги?

— Конечно, ядро протеста — христиане. Но манифестацию стали поддерживать и принимать в ней участие мусульмане, поэтому назвать ее только христианской не получается.

 

Не все коренные французы из участников — католики. Франция — гражданское общество, и государство — подчеркнуто безрелигиозное («лиастическое»). Если посмотреть на фотографии манифестации, среди манифестантов в первых рядах находятся мэры городов, украшенные широкой лентой французского триколора через плечо.

 

У французов сильно чувство человеческого достоинства, унаследованного еще с христианской древности (человек — образ Божий), и неравнодушие, когда оно унижается. Семья и традиционная мораль — одни из главных оснований народа. И когда они так вероломно попираются и на массовый народный протест властями не обращается никакого внимания — это уже слишком и для толерантного французского общества. Даже мирные добропорядочные католики заявили неслыханное: «Франция — тоталитарная страна». Что же говорить об их согражданах, не обремененных христианскими добродетелями смирения и терпения?

 

Священник Антоний Одайский

 

«Душа человека — христианка», она ощущает гибельность гoмoceкcyализма. По французской статистике уровень сaмoyбийcтв у мoлoдых гoмoceкcyалиcтов в 11-13 раз выше, чем у их ноpмaльных cвеpcтников Не только с религиозных, но и чисто с научных позиций показано, например в так и не оспоренных исследованиях техасского социолога Марка Регнеруса или калифорнийского психиатра Линн Паппас, что гомосексуализм неестественен человеческой природе, порождает асоциальных инфантильных людей, несовместим со здоровой психикой.

 

Вероятно, в народе срабатывает некая защитная реакция на смертельную опасность, и появляется в столице страны миллионы протестующих. Конечно, нужна большая организационная работа, чтобы достойно провести такие манифестации, и они так и проводятся — глава парижской полиции заявил, что к организации манифестации нет никаких претензий. Но главное — активное неравнодушие, непримиримость ко злу.

 

Насколько мы готовы сожительствовать со злом? Насколько совесть наша чиста и неэластична? Как мы неравнодушны к чужой беде? Например, сколько нужно отобрать детей из нормальных семей в России, чтобы ювеналы действительно услышали чье-то недовольство? Сколько бездомных должно замерзнуть в богатейшей стране в мире, чтобы мы помогли церковной службе «Милосердие» развиться до масштабов католического «Эммаюса»? Известная акция в Москве в храме Христа Спасителя может быть не сколько намеренной «разведкой боем», но попущенным вразумлением, если нас не пронимают морозы и слезы. Кажется, обнаружились не все имеющиеся огневые позиции на рубежах обороны, разведка может продолжиться.

 

Ведь собрались же несколькими годами ранее митинговать москвичи против строительства кришнаитского храма в Москве, правда лишь одна маленькая православная организация (и лично ее председатель, многодетный отец) решилась взять на себя ответственность при большом количестве других известных православных, патриотических и прочих организаций-участников. Наверное, такая у нас особенность национального благочестия — долго терпеть. А пока будет смотреть на французский опыт и молиться за наших стойких братьев на передовой.

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 2068 раз

Купить