Среда, 24 Октябрь 2012 13:51

Дмитрий Дюжев: «Мы не умеем говорить друг с другом о Боге»

Автор 

dyujeffПрийти в Церковь еще не значит навеки стать праведником. Каждый человек постоянно пребывает в поиске, и у верующего так же, как у любого человека, бывают терзания и сомнения.

 

К тому же, в Церкви очень легко расслабиться. Я по себе это знаю. Постишься, причащаешься, ездишь в паломнические поездки, встречаешь какой-нибудь большой церковный праздник, и все в тебе будто бы расцветает! И весь ты такой благодатный, что думаешь: ну все, теперь буду таким всегда! 

 

А  потом    раз,  и  все  кончается. Вернешься из паломничества в столицу, а тут работа: театр, съемки, светская жизнь. Закрутилось, понеслось    утром  надо рано вставать, бежать куда-то, времени помолиться нет... И в какой-то момент говоришь себе: «Стоп! Что-то не так!» Нет в тебе больше той благодати, которую ты приобрел,   расплескалась во всей этой мирской суете. 

 

Увы, это не моя личная проблема. Это обычное искушение любого мирского человека. Так было всегда, это наш крест. Это вовсе не означает, что всем следует немедленно удалиться из мира, у монахов свои искушения. Вообще, искушения есть у всех, и их надо учиться преодолевать. И если ты имеешь внутри себя искорку настоящей благодати, если в тебе есть эта радость, живи, занимайся своим делом, только помни, что ты несешь в себе, и будь внимателен, все время следи: а не потухла ли эта искорка?

 

Конечно, мирские дела, обычная ежедневная суета любого под собой похоронят. Нужно искать в себе силы и хоть немного  напрягаться   и думать о Боге. Вечером хочется лечь спать, а ты все равно встань и помолись    это  очень важно! Попроси Бога о помощи, чтобы пройти через эти житейские рифы и работу не потерять, и не уйти  в нее с  головой, забыв обо всем остальном. А без Божьей помощи до храма не дойдешь. Сил не хватит. 

 

Прийти в Церковь  еще не значит навеки стать праведником. Каждый человек постоянно пребывает в поиске, и у верующего человека бывают терзания и сомнения.

 

Удивительно, но многие не любят, когда я начинаю говорить о Боге. Мои слова стараются как-то «секуляризировать». К примеру, скажешь что-то о христианской морали, о христианском поведении, а потом приносят тебе готовый текст интервью а там об общечеловеческих ценностях. И приходится каждый раз что-то объяснять. Я все говорю: «Господь помог, Господь сподобил!» Но журналисты порой просто не понимают, что я говорю о Боге всерьез, а если понимают, то не хотят касаться этой темы...

 

Это беда всех людей на Земле, и она существовала изначально. Мы не умеем говорить друг с другом о Боге. Даже если кто-то уверовал это еще не значит, что он сможет своими словами донести свою веру до других. Я считаю, что лучшая форма миссионерства собственные поступки.

 

Есть, конечно, вещи, которые поступками не объяснишь. Если человек видит икону, но воспринимает ее просто как изображение, как предмет искусства, ему, конечно,  можно  попытаться объяснить, что это нечто большее, что это окно в совершенно другой мир мир святого, который изображен на ней, мир, в котором Бог всегда рядом, а свеча перед иконой символ не только жертвы, но еще пламени твоей веры, которое ты оставляешь у этого окна... И такие объяснения как раз даются легко, с людьми сегодня вполне можно говорить подобными категориями.   Другое дело, что разговоры это уже второй этап. Сперва надо убедить человека в истинности Православия. И тут может помочь только твое личное поведение, как пример поведения православного человека. 

 

Мне очень нравится, как в своей книге говорил об этом главный редактор «Фомы» Владимир Легойда: нужно показать красоту Православия, красоту веры.
 
Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 6822 раз

Купить