Четверг, 21 Ноябрь 2013 12:11

Инфантильные могут обидеться. Елена Фетисова о материнской любви и безотцовщине

Автор 

Нет, это, конечно, непопулярно – рассуждать об инфантилизме и женоподобии мужчин. 

Инфантильные могут обидеться, а неинфантильные убедительно опровергнут наличие в мужчинах инфантильности, исходя из личного опыта. Опровергнуть-то можно, однако я не уверена, что когда подрастут мои дочери, процент опровергателей, то есть мужчин, не отмеченных излишним женоподобием, будет таким же... Все-таки в те времена, когда Шевчук пел про «мальчиков-мажоров», оные мальчики еще могли по улице «чесать». А сейчас я все больше встречаю старшеклассников, расслабленно и как-то невнятно трущих модными ботинками асфальт.

 

Идет такая стайка, человека три-четые: субтильные, скрюченные, ватные какие-то на вид, зато одеты чистенько и даже с лоском в стиле модных каталогов. Разве что цветастые рубашки слишком сильно свисают на недостаточно развитых плечах. И в магазинах на глянцевом кафеле – они. Чуть младше, чуть старше, но все такие же субтильные, немного глянцевые и искренне интересующиеся адресами распродаж. Все-таки раньше женская любовь к покупке «тряпок» и «штучек» была темой анекдотов про блондинок, а теперь – пожалуйста, никаких гендерных границ, все отдыхают, шатаясь по бутикам.

 

Нет, а что еще им делать, бедным старшеклассникам, если мама избавилась от общества папы (или папа от мамы, теперь уже не в этом суть), когда их сыну было года три? С тех пор сын мог сколько угодно расхаживать с мамой по бутикам, и ни разу не бывал на рыбалке.

 

Мама даже могла искренне заботиться о том, чтобы сын вырос сильным мужчиной, наверняка отдавала когда-то его на карате или самбо. Но не было рядом того, кто сказал бы: «Сын, да ты у меня боец!». Было только: «Слушай, ну сколько можно! Ты опять замызгал кимоно и баловался в раздевалке! У тебя растяжка – никакая, а ты еще и тренируешься тяп-ляп!». А может, не было и карате, где могут синяк набить, ни футбола, где на поле грязно – только кружок английского, и тот бросили из-за болезней да мальчика Паши, который дрался, а его не отчисляли.

 

Нет, еще давно, после войны тоже была безотцовщина. Но тогда у мальчишек были павшие отцы-герои, а теперь – живые «ублюдки» со слов матери. Ну, или кто поприличней, если мама с культурой дружит, но все равно малопривлекательный, раз уж маме без него веселее. Впрочем, мягкотелые киногерои как в «Покровских воротах» (фильм начала 80-х, а пьеса, по которой он снят, написана в середине 70-х) как раз-таки через поколение после войны и стали, видно, особенно заметны.

 

Поскольку мне много времени доводится проводить с детьми в городском парке и на детских площадках, я постоянно наблюдаю два типа женского общения с сыновьями. Либо это трепетный пиетет, гиперопека и комичные попытки поскорее поднять и жалеть малыша, который еще и упасть толком не успел – либо грубая, агрессивная реакция на каждый вздох: «Какие качели, дылда! Ид-ди, я кому говорю! Иди, я сказала, живо, марш, прибила бы!!!». Наверное, лет через пятнадцать такая мать начнет искренне возмущаться, что сын, идиот такой, женился и «попал под каблук этой дуры»... Но из каких таких глубин сердечных ей взять спокойствие и взрослую снисходительность к своему ребенку, когда она три года как в разводе, и «всё сама, всё одна»?

 

Возможно, я лишь наивно иду по граблям нытья в стиле «таперича не то, что давеча» и «молодежь не та пошла». Но мне все-таки кажется, что такого массового не-семейного (не полно-семейного, не традиционно-семейного) воспитания у подрастающего поколения раньше еще не было, и это не может не оставить следа в характерах: женоподобия в мужских и стервозности – в женских.

 

Я как-то встречала статьи-рекомендации на тему: как вырастить мальчика мужчиной в неполной семье. Женщинам там дается совершенно резонный совет: постараться по возможности возместить сыну недостаток мужских образцов поведения, окружить его обществом наставников-мужчин: дедушки, дяди, тренера, учителя, священника.

 

Хороший совет, но скоро и его исполнение может стать весьма затруднительным. Боюсь, что недалек тот день, когда совершится массовый исход из школы последних учителей мужского пола – уже даже не из-за маленькой зарплаты, а просто подальше от проблем. Мало ли, когда и какой родительнице придет в голову очередная «гениальная» мысль: «А не педофил ли наш учитель? Нормальный мужик разве станет работать с детьми?». Нет, понятно, и такие попадаются среди учителей. Но под влиянием СМИ у родителей растет паническая готовность сдирать шкуру с каждой овечки в поисках волка.

 

Печальная картина, и впору накрываться белой простыней, если смотреть на современных мальчиков из неполных семей через призму психологической теории. Но детерминизм психологии, строгих выкладок «если – то» окрыляется и преображается лишь одной христианской истиной: человек – меняется. Может меняться, если захочет – для того и Христос пришел. Мне кажется, что молодой человек при желании может в какой-то мере побороть в себе и женскую истеричность, и неспособность к выбору и ответственности, и многие другие инфантильные «тараканы» с Божией помощью.

 

И здесь дело священников, преподавателей воскресных школ и православных гимназий, уверовавших матерей и директоров семинарий: видеть духовную опасность не только в курении, компьютерных играх и «дурных помыслах», но и вот в этой общей аморфной, немужской мягкотелости. Помню, мне довелось года полтора до декрета преподавать в православной гимназии. Как учитель молодой и неопытный, я страшно страдала от мальчишеской резвости и задиристости на уроках, пыталась всех «поставить на место» и, разумеется, весьма безрезультатно. А теперь я понимаю, что должна была радоваться. Ведь она же была у мальчиков – нормальная такая, необходимая задиристость, которую я просто не умела направить в нужное русло...

 

ФОМА

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 1971 раз

Купить