Вторник, 03 Июль 2018 16:06

Моя семья: История катастрофы. История любви

Автор 

Мне почти 40. Кризис среднего возраста идет полным ходом и что называется «в полный рост».

ФОМА

 

Стареть не хочется отчаянно — ведь я такая красотка, вокруг столько поклонников, такие возможности открываются передо мной! Два слогана, не сходившие с экранов в нулевых, прочно укоренились в сознании: «ты этого достойна», поэтому «бери от жизни все». Образ жизни способствует воплощению кредо: командировки идут одна за другой, из флегматично-равнинной Дании перемещаюсь в шумный Лиссабон, с чайных плантаций Хунаня в кокосовые рощи Ламбока… И всюду поклонники, и всюду романы…

 

А дома семья, о которой вспоминается все реже. Да и что о них вспоминать? Жизнь идет своим чередом. Старшей дочери скоро 20, младшей 11. У них заботливый отец, у которого и интересов‑то никаких, кроме детей. Разве что церковь по воскресеньям. Так что ему, недотепе, при детях сам Бог быть велел: ни карьеру он не сделал, ни хобби настоящего мужского не заимел. Уважения во мне он давно не вызывает, про любовь и речи быть не может, особенно на фоне окружавших меня на тот момент мачо и крутых мужиков.

 

***

Я уже не помню, как начался тот судьбоносный разговор. Помню ослепительно яркие солнечные лучи, пересекающие детскую комнату, и пылинки в них. Помню, как сижу на кровати и не могу сделать вдох — не хватает воздуха от услышанного от своих дочерей. Спокойно, но твердо мои девочки сказали мне, что так продолжаться не может. Что я должна принять решение, и либо вернуться в семью, либо уйти окончательно. И что они в любом случае останутся с папой.

 

Помню, как вышла на лоджию и зажмурилась от ударившего в глаза солнца. И стоя так с закрытыми глазами я в первый раз представила себе их жизнь без меня. И свою — без них. Вернее, свою жизнь без девочек я представить не смогла. А поскольку грех уже очень сильно пророс сквозь все мое существо, надежды на спасение у меня на тот момент не было. Я не верила, что смогу справиться и вернуться к правильной жизни. Это потом, спустя месяцы и годы, я узнала и поняла, кто крепко держал мою душу в своих цепких мохнатых лапах. Тогда я не могла этого знать, потому что грех растворился во мне, слился с моим существом, и глядя в зеркало, я видела нас обоих…

 

В ту же ночь я включила компьютер с целью выбрать наиболее подходящий способ свести счеты с жизнью. Наступило даже какое‑то облегчение: душа моя все равно уже умерла, поддерживать идеальную физическую форму становилось все труднее, сил все исправить, как мне казалось, не было. Но Бог, несмотря ни на что, не оставил меня. Не знаю, почему Он решил протянуть мне тонкую ниточку спасения, хрупкую, как та сухая луковка в притче у Достоевского.

 

Луковкой оказалась статья о способах самоубийства и их последствиях. До сих пор помню, что их было шесть, и я мысленно примеряла к себе каждый. Статья меня зацепила, я начала читать все материалы антикризисного сайта и очнулась только утром.

 

Это было первое утро моего возрождения. Где‑то месяц я читала взахлеб все, что публиковалось на сайтах группы по сохранению семьи. Я зарегистрировалась на форуме и решилась написать о себе. Что говорить, я была отвратительна. Наверное, подсознательно я понимала, что будучи больной, нуждаюсь не просто в терапии, но в хирургическом вмешательстве, причем без наркоза. И мои дорогие форумчанки мне его устроили. Буквально вскрыв черепную коробку, мне показали все мои «прелести»: эгоизм, себялюбие, гордыню. И еще, мне помогли в первый раз трезво взглянуть на своего мужа.

 

Мне посоветовали посмотреть фильм «Огнеупорный». Я проплакала всю ночь. Я вообще много плакала в тот год. Видимо, грех смывался слезами…

 

 

По мере выздоровления начала появляться надежда. В первый раз я решилась задуматься о будущем. Поверила, что оно возможно и что жизнь не кончается за поворотом, как мне хотелось думать прежде.

 

Вместе с трезвлением пришли чувства вины и жгучего стыда, прежде всего перед мужем. Совместная жизнь после всего, что я натворила, казалась невозможной. Я не могла находиться рядом с мужем, смотреть ему в глаза. Сказала, что подаю на развод. Мне казалось, так будет лучше для всех. Поверить в то, что можно простить и продолжать беззаветно любить меня такую, какой я себя увидела, я не могла, потому что мало что знала тогда о любви. И тут муж в первый раз проявил неожиданную твердость характера. Развод он не дал. Вместо развода предложил свою поддержку и помощь в спасении семьи.

  

Вспоминая тот переломный год, я мысленно расставляю вехи на пути своего возрождения.

 

Одной из них стала наша поездка в Прагу спустя полгода после моего знакомства с форумом. Я была тогда еще очень больна. Быта, на который можно было отвлечься дома, не было, общество мужа тяготило. Тихие прогулки по улицам старого города не вдохновляли. То и дело срывалась на слезы. И снова мой стойкий муж проявил чудеса мужества и смирения: ни слова упрека, только забота и нежность с его стороны. Почему‑то впервые за 10 лет мне отчаянно захотелось причаститься. Вернувшись из Праги, я в тот же день отправилась на исповедь, а на следующий день приняла Святые Дары.

 

Еще полгода спустя знакомая разместила на своей странице пост с просьбой сдать кровь для сына своей подруги. Мальчик болел лейкемией, срочно нужна была плазма. Я поехала в клинику сдала порцию на тестовый анализ. На следующий день позвонил доктор, сказал, что кровь подошла, я могу стать донором. Так начался следующий этап моего выздоровления. Читатели, которые имеют опыт сдачи плазмы, знают, что процедура это не быстрая, а проходила она почему‑то в ординаторской детского онкоцентра. Я лежала в кресле со вставленными в вены обеих рук иглами, а в ординаторскую то и дело входили родители больных детей и очень буднично обсуждали с врачами ход лечения и прогнозы выздоровления. К концу второго часа открылась дверь, и усталый доктор так же буднично сообщил, что в «пятой палате освободилась койка»…

 

Жить, как прежде, я не смогла. Позвонила вечером того же дня врачу и спросила, что я могу сделать для этих людей. Так я стала добровольцем благотворительного фонда «Настенька», а потом членом общества милосердия при одной из городских больниц. Это были самые счастливые годы моей жизни. Несмотря на огромное количество человеческого горя, с которым я столкнулась, я увидела настоящую жертвенность, необыкновенную стойкость духа, искреннюю благодарность. У меня появилось много новых знакомых — добровольцев, врачей, родителей, потерявших детей, пациентов и сотрудников хосписа. Это был совершенно другой мир, в котором не было места эгоизму и себялюбию. Мир, живущий по законам добра и милосердия. Дома я бывала все так же нечасто, но теперь за семейными обедами по выходным я рассказывала истории об удивительных людях, с которыми меня свела жизнь. Постепенно в дела милосердия вовлеклась моя младшая дочь, а за ней и её подруги. Где‑то через год я услышала от одной из них: «Когда я вырасту, я мечтаю быть похожей на Вас». Помню, я снова расплакалась тогда, но это были уже другие слезы. А муж всё так же был рядом — поддерживал, помогал с домашними делами, молился за нашу семью. А еще он стал разделять все мои интересы, и у нас появились темы для разговоров. Мы начали подолгу беседовать: обсуждали Льюиса, которого читали вместе, выбирали маршруты паломнических поездок, делились впечатлением от услышанного. Постепенно мы становились единомышленниками, и утраченная связь восстанавливалась.

 

Я менялась, и, видимо, эти перемены стали заметны окружающим. Спустя три года после моего так и не состоявшегося суицида я получила предложение стать исполнительным директором компании, в которой я работала. Времени на активную социальную деятельность почти не осталось, но компанию, переживавшую тогда разразившийся в стране кризис, мы спасли, а значит, спасли рабочие места для нескольких сотен сотрудников. Новая должность требовала много сил и времени, работа в конкурентном мужском коллективе истощала порой эмоционально и физически, но мой преданный муж по‑прежнему был рядом: поддерживал, помогал и молился.

 

Третьей вехой на пути моей новой жизни стало знакомство с моим нынешним духовником. Бизнес-тренер, пришедшая в нашу компанию два года назад, оказалась выпускницей православного лицея, где отец Владислав когда‑то преподавал основы христианской этики. Мы разговорились однажды после тренинга и я, почувствовав в коллеге единомышленницу, посетовала вслух, что иду по пути Православия как бы «наугад», без ведущей меня руки духовного отца. Коллега рассказала о замечательном батюшке, прекрасно образованном, интеллигентнейшем человеке, духовном мыслителе и писателе, докторе богословия, активисте и преподавателе университета.

 

Помню как сейчас нашу первую встречу. Исповедь на субботней вечерней службе, длившуюся около часа, мягкий свет свечей, снова слезы и ласковую руку батюшки на моей голове. Он стал моим Отцом, моим нежно любимым Батюшкой, моим другом, наставником и советчиком по всем спорным жизненным вопросам. А когда на исповедь к Батюшке пришли мои девочки и за ними и муж, я поняла, как чувствует себя человек, когда у него «поет душа».

 

За эти годы моя семья «подросла». В ней появились зять и внук. Старшая дочь окончила университет и до декретного отпуска работала на радио. Младшая готовится к поступлению. Муж стал петь на клиросе в восстановленном недавно храме.

 

Конечно, и у нас, как у каждой обычной семьи, бывают проблемы: болезни, неудачи в делах, взаимные обиды и мелкие ссоры. Но даже в неприятностях я чувствую себя счастливой. Я до сих пор учусь любить, потому что это оказалось самым сложным, и я рада сознавать, что это получается у меня лучше и лучше. Иначе и быть не могло, ведь рядом со мной мой муж, показавший пример такой беззаветной, искренней, преданной любви, о которой писал апостол Павел в своем послании к Коринфянам: «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит».

 

***

Не знаю, что ждет нас в будущем. Но знаю точно, что человеку все под силу, если есть вера. «Дорогу осилит идущий». И если Богу будет угодно, возможно, лет через пять я «снова возьмусь за перо» и напишу продолжение этой истории любви и преданности. И тогда уже, наверное, решусь показать её моему мужу «за окончательным истечением срока давности»…

 

Наталья, 46 лет

  

ФОМА

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 495 раз

Купить