Среда, 13 Декабрь 2017 14:38

Прогулки по воде, или Евангелие наизнанку

Автор 

Более четверти века светские и верующие люди поют песню Nautilus Pompilius «Прогулки по воде». А ведь это даже не пародия на Евангелие, это — натуральное выворачивание его наизнанку.

ФОМА

 

В христианстве парадоксальным образом часто работает метод доказательства «от противного». Помню, с какой жадностью в советские времена я листал роскошно изданные атеистические книжки, иллюстрированные чуть ли не гравюрами Гюстава Доре.


Сама критика религии была мне тогда малоинтересна. Но в этих книжках были фрагменты текста Библии. Сам слог, которым они написаны, манил и завораживал. Это были какие-то послания из другого мира, о котором в ту пору мне ничего не было известно. Атеистическое содержание тех книг забылось тут же после прочтения. А вот язык Пророков и Апостолов в сочетании с величественными картинами на их страницах запомнился надолго.

 

Поэтому, я не удивляюсь, когда люди говорят, что пришли к вере в Бога через «евангелие от сатаны», прочитанное в романе Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита». Сила и притягательность евангельского образа Иисуса такова, что может привлечь к себе людей даже через карикатурное Его изображение в виде бродячего философа Иешуа Га Ноцри.

 

Но есть один из подобных примеров, о котором мне давно уже хотелось поговорить. Это песня группы Nautilus Pompilius «Прогулки по воде». Написанная более четверти века назад, песня сразу же стала популярной, причем не только у светской, но и у церковной публики. Я много раз видел, как ее пели под гитару верующие молодые люди на приходских концертах, в походах возле костра, просто в теплой компании близких людей.

 

И каждый раз у меня возникало недоумение — они что, вообще не понимают, о чем эта песня? Ведь это даже не пародия на Евангелие, это — натуральное выворачивание его наизнанку.

 

Но, прекрасная музыка, ее эмоциональный настрой, а также имена Спасителя и Его ученика, видимо, в очередной раз оказались сильнее всяких смыслов, заложенных в стихи. Четверть века верующие люди слушают и поют эту песню, не особенно задумываясь о ее содержании.

 

Я не буду здесь заниматься ее критикой. Вместо этого просто дам на каждую реплику песни с упоминанием Спасителя и апостола Андрея соответствующие цитаты из Евангелия, чтобы новозаветный контекст песни можно было прочесть не только «наизнанку», но и в прямом смысле.

 

Итак:

 

С причала рыбачил апостол Андрей,
а Спаситель ходил по воде.
И Андрей доставал из воды пескарей,
а Спаситель — погибших людей.

 

На самом деле первая встреча будущего апостола Андрея со Спасителем происходила совсем при иных обстоятельствах. Спаситель шел вдоль берега, а Андрей как раз стоял в воде: «...Проходя же близ моря Галилейского, Он увидел двух братьев: Симона, называемого Петром, и Андрея, брата его, закидывающих сети в море, ибо они были рыболовы, и говорит им: идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков» (Мф. 4:18-19).

 

И Андрей закричал — я покину причал,
если ты мне откроешь секрет.

 

Под секретом здесь, очевидно имеется в виду способность ходить по воде. Единственный случай, когда Спаситель ее продемонстрировал, был во время ночного шторма на Галилейском озере, когда Иисус шел по воде, догоняя лодку с учениками, отплывшими ранее: «...В четвертую же стражу ночи пошел к ним Иисус, идя по морю. И ученики, увидев Его идущего по морю, встревожились и говорили: это призрак; и от страха вскричали. Но Иисус тотчас заговорил с ними и сказал: ободритесь; это Я, не бойтесь» (Мф. 14:25-27).

 

Но в тот единственный раз, когда Спаситель шел по воде на глазах у учеников, пройти к Нему по воде захотел вовсе не Андрей, а его старший брат апостол Петр. И просьба эта была продиктована не тягой к чудесному экстриму, а желанием убедиться в том, что перед учениками не призрак, а настоящий Спаситель: «Петр сказал Ему в ответ: Господи! если это Ты, повели мне придти к Тебе по воде» (Мф. 14:28).

 

И Спаситель ответил:
"Спокойно Андрей, никакого секрета здесь нет.
Видишь там, на горе, возвышается крест.
Под ним десяток солдат. Повиси-ка на нем.
А когда надоест, возвращайся назад,
гулять по воде, гулять по воде, гулять по воде со мной!"

 

На самом деле, ответ Спасителя был гораздо короче и совершенно непохож на эту многословную безжалостную тираду. Собственно, ответ состоял всего из одного слова: «...Он же сказал: иди. И, выйдя из лодки, Петр пошел по воде, чтобы подойти к Иисусу, но, видя сильный ветер, испугался и, начав утопать, закричал: Господи! спаси меня. Иисус тотчас простер руку, поддержал его и говорит ему: маловерный! зачем ты усомнился? И, когда вошли они в лодку, ветер утих. Бывшие же в лодке подошли, поклонились Ему и сказали: истинно Ты Сын Божий» (Мф. 14:29-33).

 

Происходило все это еще до Распятия Иисуса, Его Крестной Смерти и последующего Воскресения. Почему и зачем Андрей должен был испытать крестные страдания раньше Самого Спасителя — загадка, понятная, наверное, лишь самим авторам этих строк.

 

С этого момента текст песни полностью уходит от событий, описанных в Евангелии. Однако некоторые смысловые параллели в тексте еще можно найти:

 

Но учитель, на касках блистают рога,
черный ворон кружит над крестом...
Объясни мне сейчас, пожалей дурака,
а распятье оставь на потом.

 

Здесь апостол Андрей просит Иисуса наделить его даром хождения по воде, но — минуя крестную казнь. На самом деле, Евангелие действительно упоминает об одной апостольской просьбе, в ответ на которую Иисус сказал нечто подобное. Правда, просьба была вовсе не о хождении по воде, а о куда более масштабных возможностях. Да и сам диалог Спасителя с апостолами звучал совсем иначе, нежели в песне: 

 

«...И, восходя в Иерусалим, Иисус дорогою отозвал двенадцать учеников одних, и сказал им: вот, мы восходим в Иерусалим, и Сын Человеческий предан будет первосвященникам и книжникам, и осудят Его на смерть; и предадут Его язычникам на поругание и биение и распятие; и в третий день воскреснет. Тогда приступила к Нему мать сыновей Зеведеевых с сыновьями своими, кланяясь и чего-то прося у Него. Он сказал ей: чего ты хочешь? Она говорит Ему: скажи, чтобы сии два сына мои сели у Тебя один по правую сторону, а другой по левую в Царстве Твоем. Иисус сказал в ответ: не знаете, чего просите. Можете ли пить чашу, которую Я буду пить, или креститься крещением, которым Я крещусь? Они говорят Ему: можем. И говорит им: чашу Мою будете пить, и крещением, которым Я крещусь, будете креститься, но дать сесть у Меня по правую сторону и по левую — не от Меня зависит, но кому уготовано Отцем Моим» (Мф. 20:17-23).

 

Онемел Спаситель и топнул в сердцах
по водной глади ногой.

 

Здесь наступает уже полная потеря не только евангельского сюжета, но и смыслового наполнения образов, диалогов, характера героев — всего вообще, какой-либо связи с Евангелием в принципе. Да, Иисус однажды гневно ответил одному из учеников. Но дело в том, что гнев этот был вызван попыткой апостола уберечь от крестной смерти вовсе не себя, а любимого Учителя:

 

«...С того времени Иисус начал открывать ученикам Своим, что Ему должно идти в Иерусалим и много пострадать от старейшин и первосвященников и книжников, и быть убиту, и в третий день воскреснуть. И, отозвав Его, Петр начал прекословить Ему: будь милостив к Себе, Господи! да не будет этого с Тобою!

Он же, обратившись, сказал Петру: отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое» (Мф. 16:21-23).

 

«Ты и верно дурак!» и Андрей в слезах
побрел с пескарями домой.

 

Относительно подобных оскорблений Спаситель высказался весьма определенно: «Вы слышали, что сказано древним: не убивай, кто же убьет, подлежит суду. А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду; кто же скажет брату своему: "рака", подлежит синедриону; а кто скажет: "безумный", подлежит геенне огненной» (Мф. 5:21-22)

 

Упомянутое здесь слово «рака» как раз и есть синоним нашего слова «дурак». Странно было бы в устах безгрешного Спасителя услышать слово, которое Он Сам же и определил как грех.

 

Но печальней всего выглядит в этой песне финал — Андрей, заплаканный, уходит домой с пойманными рыбками, так и не став апостолом, ловцом человеков.

 

На самом деле, в истории апостолов был трагический момент, когда они, подавленные и разочарованные казнью своего Учителя, решили вернуться «домой» — к оставленной профессии рыболовов: «... были вместе Симон Петр, и Фома, называемый Близнец, и Нафанаил из Каны Галилейской, и сыновья Зеведеевы, и двое других из учеников Его. Симон Петр говорит им: иду ловить рыбу. Говорят ему: идем и мы с тобою. Пошли и тотчас вошли в лодку, и не поймали в ту ночь ничего» (Ин. 21:2-3).

 

Но сразу же после этого воскресший Спаситель приходит к ним, утешает их, обещает послать им Утешителя Духа Святого, получив Которого, апостолы отправятся проповедовать Евангелие по всем странам и народам, исцелять безнадежно больных, воскрешать мертвых силой имени Спасителя. Каждый из них примет за эту проповедь мучения. Все, кроме Иоанна Богослова, будут убиты.

 

Апостол же Андрей отдаст себя мучителям на распятие и будет, умирая, висеть на кресте в форме буквы Х, поскольку считал себя недостойным висеть на таком же кресте, как у Спасителя. Правитель Эгеат распорядился не прибивать апостола Андрея к кресту, а привязать за руки и ноги, чтобы продлить его мучения. Два дня апостол проповедовал с креста. Люди, слушавшие его, потребовали прекратить казнь, и правитель, опасаясь народных волнений, распорядился снять апостола с креста.

 

Однако Андрей решил принять смерть во имя Спасителя, и воины не смогли развязать верёвки. Когда святой апостол скончался, крест озарился ярким сиянием.

 

...повиси-ка на нем...

...а распятье оставь на потом...

...топнул в сердцах...

...ты и вправду – дурак...

...гулять по воде, гулять по воде, гулять по воде...

 

Все это люди слушали, слушают и будут слушать еще не одно десятилетие. Но, слава Богу, Евангелие способно привлекать к себе человеческие сердца даже там, где оно зачем-то было вывернуто наизнанку.

 

ФОМА

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 463 раз
Александр Ткаченко

Яркий и самобытный публицист, один из самых талантливых апологетов, обладающий редким даром объяснять  сложные вещи простым языком.

Купить