Понедельник, 06 Май 2013 15:51

Чувство Пасхи

Автор 

Накануне Светлого Христова Воскресения мы попросили читателей журнала, а также героев наших публикаций рассказать о том, что для них значит Пасха.

А участников православных групп сети «Вконтакте» призвали прислать нам свои пасхальные фотографии. Несмотря на то, что с праздником у каждого связаны свои уникальные воспоминания, всех их объединяет одно чувство — чувство Пасхи.

 

«Пасха красная!!!». Екатерина Иванова, Валаам 

 

Андрей Мерзликин, актер


Граница, за которой рождаешься заново

 

Я очень хорошо помню свою самую первую Пасху. Было это на заре перестройки, году, кажется, в восемьдесят восьмом... Я тогда жил в Подмосковье. Рядом с нами была усадьба-музей Константина Сергеевича Станиславского — Любимовка. На территории усадьбы находился полуразвалившийся храм.

 

Когда-то Станиславский в нем венчался. И вот в мою первую Пасху я попал именно в этот храм. Его в то время взяли в свои руки два молодых священника — решили восстановить. Но начали не с поиска материальных средств, а с возобновления богослужений. И вот Пасха — в полуразрушенном кирпичном церковном здании. Даже не в здании — по большому счету, люди стояли на улице, находясь внутри развалин.

 

С одной стороны, весь этот антураж как будто подчеркивал, что от подлинного знания о Церкви в обществе за несколько советских десятилетий остались одни руины. Но с другой стороны, в том, что люди пришли ночью в эту церковь, читалось своего рода желание вырваться, вдохнуть полной грудью, стремление к чему-то высшему, позабытому в нашей стране... Это было не просто мое ощущение. Скорее, оно рождалось во мне именно потому, что я ощущал это во всех. Я чувствовал себя единым со всеми людьми — совершенно для меня незнакомыми. Мне запомнилось именно это волшебство: чувствовать себя одним целым с большим количеством людей.

 

Ночь — и мы держим в руках свечи. Для меня, неофита, это было колоссальное эстетическое впечатление и внутреннее потрясение. Крестный ход, и вдруг — возглас: «Христос воскресе!» — и все отвечают: «Воистину воскресе!» Я понял, что пасхальная радость возникает именно в тот момент, когда священник восклицает «Христос воскресе!» в первый раз. И до сих для меня это так. Я иду на Пасху, предчувствуя этот первый возглас. Как будто именно в эту секунду, прямо здесь и сейчас, воскресает Христос — и все мы, единые друг с другом, вместе с Ним.

 

Конец поста — всегда тяжело. Чувствуешь себя марафонцем на последних километрах, как будто силы вот-вот покинут. И вот идешь с Крестным ходом — и тут возглас: «Христос воскресе!» И как будто новую жизнь в тебя вдохнули!

 

А дальше — общая радость! Пасха для меня — та самая граница, когда от бессилия ты делаешь глубочайший вдох — и как заново рождаешься.

 

Конечно, сейчас, спустя много лет, пасхальные ощущения меняются. Больше концентрируешься на смысле поста и содержании самого праздника, решаешь какие-то свои внутренние духовные вопросы. Но этот момент наступления радости и первый возглас «Христос воскресе!» — все это до сих пор остается по-детски живым и ярким.

 

 «Посох Владыки» Анна Орлова, г. Воткинск

 

«Просветимся торжеством» Наталия Казанская, г. Балашиха, Московской обл.

 

Юлия Меньшова, актриса


Для всех-всех-всех

 

Для меня Пасха — это весна. Во всех возможных смыслах. Это возрождение жизни. Каким-то удивительным (или все-таки мистическим) образом природа совпадает с датой Пасхи. Ранняя Пасха — ранняя весна. Поздняя — поздняя. Накопленная усталость от зимы, как усталость от греха, который тормозит развитие, замораживая душу.

 

Великий пост — как невидимая глазу под слоями слежавшегося снега подготовка земли и души к новому витку, новым побегам, новому урожаю. Чтобы вздохнуть потом легко и вместе с прибавляющимися солнечными днями почувствовать радость от того, что пока ты жив, Господь подарил тебе возможность начинать сначала. И потому не отчаиваться. И никогда не унывать. Потому что, как и наступающая каждый год весна, побеждающая льды и холод, Пасха каждый раз напоминает нам о торжестве Любви и Милости. О Человеколюбии, всепрощающем и бесконечном. И это настолько утешительно, как только в детстве бывает.

 

Ведь Пасха — это удивительный праздник. Для всех-всех-всех. Постившихся и не постившихся. Верующих и неверующих. Даже для тех, кто и не подозревает, что это такой вот потрясающий праздник.

 

«Раннее Пасхальное утро» Нина Петрова, г. Рамонь, Воронежская область 

 

«Крестный ход» Валентин Мюкин, г. Гамбург

 

Ксения Зозуля, директор галереи «Соборная»


День чудес


С раннего детства Пасха для меня — это сияющий, светлый храм, литургия с множеством прекрасных песнопений, освящение куличей. Нас в семье три сестры, и даже когда мы были маленькими, мы всегда вместе с родителями молились всю всенощную службу. После этого были праздничные поездки к бабушкам с гостинцами. Сейчас, во взрослой жизни, череда событий в какой‑то мере изменилась, но главное, что я вынесла из тех времен: Пасха — это время благих дел. В эти дни надо уделять как можно больше внимания окружающим людям, поддерживать их. Ведь не просто так праздник называют Воскресением. Это Воскресение Спасителя нашего Иисуса Христа, но также это и воскресение каждого из нас.


Даже люди неверующие могут это ощутить. В сам день Пасхи происходит чудо, которое освящает каждого. Если вы просто пройдете по улице или зайдете в многолюдное место, то увидите улыбки, услышите добрые слова. Есть всем известная украинская традиция — стукаться «крашанками». Если вы предложите кому‑нибудь так «посоревноваться», то каждый с радостью о ткликнется. Даже человек невоцерковленный, у которого нет понятия, что значит для мира Воскресение Спасителя, все равно радуется Пасхе.

 

Доброта, искренность и любовь покрывают всю землю в этот день. Сейчас, когда формат моей жизни изменился, Пасха, как и многие другие православные праздники, для меня уже не только торжество, но, прежде всего, работа. Она уже стала частью меня, важной частью жизни моей семьи. В период пасхальных праздников наш духовно-просветительский центр проводит множество мероприятий, и мы стараемся дарить всем, кто приходит к нам, любовь, внимание и поддержку.

 

«В тишине Праздника» Нина Хлудова, г. Москва 

 

«Никодим» Лера Дмитриева, с. Васильевское, Московская обл., Рузский район

 

Дмитрий Гораш, иконописец


Пасха — мой день рождения


Светлый день Пасхи для меня особенный и ассоциируется он с детской искренней радостью. Дело в том, что я родился в пасхальный день, и с тех пор свой день рождения отмечаю только в этот праздник. Помню первое свое участие в ночном пасхальном богослужении в Покровском женском монастыре в Киеве: меня положили спать на хорах, укутав одеялом. Также запомнилось празднование этого светлого дня в с. Морозовка в маленьком кладбищенском храме, где было холодно и темно, и только на пение «Христос Воскресе» включали свет, — мне казалось, что в тот момент преображалось все вокруг.


Для меня Пасха всегда ожидаемая, необыденная, по‑новому светлая. Мне кажется, что те чувства, которые зарождаются в нас при ожидании праздника Воскресения, свидетельствуют о нашем духовном состоянии. Радуемся, ждем — растем духовно, чувствуем безразличие к происходящему — пришло время разобраться в себе.

 

Когда мы работали над росписью одного из храмов Зверинецкого монастыря, нас попросили сделать братии особый подарок — закончить композицию Воскресения Христова к Пасхе. Я увидел, насколько трепетно и усердно насельники монастыря готовятся к Празднику праздников. Ведь Воскресение Христово подтверждает истинность нашей религии. Является доказательством того, что все не напрасно.


Для меня этот праздник истинно православный, если можно так сказать. К нему не привязаны современные традиции зарубежных стран. Например, на Рождество нередко поют песню «Merry Christmas» или же вешают чулки на камин в ожидании подарков. В Пасхе же есть что‑то исконно наше, православное. И я надеюсь, что это не изменится.

 

«Сей день, егоже сотвори Господь» Наталия Казанская, г. Балашиха, Московской обл.

 

«Родное» Юлия Кузенкова, пос. Томилино, Московская обл.

 

Роксолана Новицкая, студентка ІІІ курса Национального авиационного университета


Торжество духа и чистоты


С детства помню споры о том, какой праздник главнее — Рождество или Пасха. Еще ребенком для себя решила, что оба праздника одинаково важны хотя бы потому, что они разные и сравнения здесь бессмысленны. Я родом со Львовщины, где люди бережно хранят народные христианские традиции. В моей семье главная хранительница особого пасхального духа — прабабушка. Она знает каждую деталь приготовления к празднику.


Пасха для меня — праздник очищения, к которому добросовестно готовишься. Я имею в виду не только чистоту в доме и заботы о том, что подумают о вас гости, а в первую очередь — чистоту в душе. Для этого и соблюдается Великий пост.


Хорошо, что в семейных альбомах есть много фотографий с пасхальных празднований, потому что, по правде говоря, ничего, кроме ощущения светлого духа Праздника, не могу вспомнить. Наверное, самой необычной станет для меня Пасха этого года. Так вышло, что я уже встретила ее по григорианскому календарю — как раз во время римско-католических празднований я была в Италии и конечно же не могла остаться в стороне от радостного пасхального духа, царившего повсюду. Это было так непривычно — одна, вдалеке от дома с маленьким куличом в руках и с Богом в душе.


Но, несомненно, главные переживания, связанные с празднованием Светлого Воскресения Христова, меня ждут впереди. На Пасху я обязательно поеду на родину — Галичину — и ради маминого кулича, и ради прекрасных песнопений и традиционных в наших краях пасхальных обливаний.

 

«Кресный ход на светлой!» Екатерина Иванова, Валаам

 

«Радость от колокольного звона!» Екатерина Иванова, Валаам

 

Филипп Якубчук, куратор культурного центра «Место действия»


Я мечтаю жить Пасхой

 

Пасха таинственна. В голове не укладывается, как остывшая, истерзанная плоть может вдруг вновь потеплеть, восстать в ином качестве с той же душой «на борту». Спасают аналогии с машинами, которые без человека или созданных им программ — груды металла. Выключил компьютер из розетки, и им разве что гвозди забивать, включил — и, чудо, снова можно писать, моделировать, смотреть кино. Но даже такая яркая аналогия не объясняет всего, ведь одно дело машина, иное — живой человек. Жаль, что в массовой культуре живой мертвец вызывает только омерзение и ужас. Такое отношение создано фильмами ужасов. Гораздо меньше фильмов, показывающих, что восстание мертвых — это хотя и страшновато, но все же радостно. «Слово» Карла Теодора Дрейера — один из таких фильмов.

 

Пасха существует для меня не в прошлом, но как длящееся сейчас событие и напоминание о грядущем воскресении мертвых. К сожалению, большую часть времени Пасха для меня память, а не содержание жизни. Иногда я и вовсе о Ней забываю, и тогда жизнь становится особенно мрачной или, напротив, слишком, слепяще яркой. Я хочу, чтобы Пасха стала для меня не просто памятью, но всегдашним содержанием жизни. Я мечтаю жить Пасхой. Жизнь в Пасхе — это ежеминутное обновление сознания, ежеминутное умирание для ошибок и ежеминутное воскресение для совершенств. Мне представляется, что именно так живут святые и именно к такой всегдашней Пасхе следует стремиться.

 

Согласно самурайскому кодексу чести, в определенных случаях единственный способ сохранить лицо — это совершить сэппуку, то есть самоубийство. С христианской точки зрения это не только ошибочный выход из тяжелой ситуации, но и по-плохому самый простой. Смерть человека, его убийство — величайшая степень унижения и позора человеческого достоинства. Позор (или стыд) по-церковнославянски звучит как «студ», от слова студеный, холодный. Смерть тоже холодна. Перед лицом смерти дрожат поджилки у всех. Именно поэтому во многих культурах презрение к смерти и умение смотреть ей в глаза — признак достойного человека.

 

Христианство предлагает человеку пройти через большой позор, почти такой же страшный, как позор смерти. Христианство предлагает человеку нечто более сложное, чем одно самоубийство. Это единственная религия, которая позволяет человеку совершить множество самоубийств за одну жизнь и тем самым достойно подготовиться ко встрече со своей последней смертью. Я говорю о таинстве исповеди, которого мы боимся настолько, что откладываем до старости. Исповедь — это самосокрушение, за которым следует воскресение через причастие. Эта возможность многократно пройти через смерть и воскреснуть в новом качестве через таинства исповеди и причастия и есть для меня всегда доступный опыт Пасхи, с предшествующей позорной смертью и славным воскресением.

 

Пасха задает подлинный пафос новизны. Новизны не на пустом месте, а той нестареющей новизны, которая нова всегда, потому что вечна. Пару раз в жизни память о Пасхе тонкой ниточкой держала меня от полного смертельного отчаяния: «Если можно выбраться из смерти, то из чего нельзя выбраться?»


«Ангелина» Лера Дмитриева, с. Васильевское, Московская обл., Рузский район

 

 

«Покатились...» Глеб Костин, г. Псков

 

«Пасхальный праздник в храме при городской больнице № 31»

Наталья Петрова, благотворительный фонд помощи детям с онкозаболеваниями «СВЕТ», г. Санкт-Петербург

Фото Юлии Меньшовой — ИТАР-ТАСС.

 

В Пасхальном фотофестивале приняли участие группы ВКонтакте «Православие», страница журнала «Фома» и «Православные фото».

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 2824 раз

Купить