Пятница, 03 Февраль 2017 21:03

Нельзя быть хорошим для чужих и плохим для своих

Автор 

4 февраля — Всемирный день борьбы против рака.

Почему Церковь так мало занимается социальной работой? Такой вопрос иногда приходится слышать от журналистов многим священнослужителям. Тут дело не только в том, что светские журналисты слабо осведомлены о церковной благотворительности. Срабатывает стереотип: Церковь — это обязательно люди в рясах и с крестами на груди. На самом деле, Церковь — это еще и миряне. Они не правят службы и не совершают обряды. Но у них другое, тоже очень важное церковное служение. Прихожанин Свято-Троицкого Ионинского монастыря Максим Костенко — один из основателей крупнейшего православного социального проекта — «Братства преподобного Ионы Киевского» и организации «Молодость не равнодушна». Наша беседа с Максимом — о деятельности братства, его принципах и о том, как совмещать волонтерство с семейными обязанностями.

 

 


 

СПРАВКА

В 2005 году по благословению Блаженнейшего Митрополита Владимира при Свято-Троицком Ионинском монастыре было создано «Братство преподобного Ионы Киевского». В том же году молодежь братства объединилась в волонтерское движение «Молодость не равнодушна» для помощи онкобольным детям. Сегодня это около 600 волонтеров только в столице Украины и более десятка направлений социальной деятельности.

 

Православные юноши и девушки оказывают помощь онкобольным и ВИЧ-инфицированным детям, сиротам, посещают хосписы и дома престарелых, занимаются трудоустройством выпускников интернатов, ведут базу доноров крови и постоянно открывают новые поприща для своего служения.

 

Каждый вторник волонтеры проводят в детском отделении Киевской городской онкологической больницы занятия в изостудии и духовные беседы с детьми.

 


 

 

— Максим, каковы масштабы деятельности «Братства преподобного Ионы Киевского» и организации «Молодость не равнодушна»?
— Мы не гонимся за количеством проектов. Как показала практика последних лет, нужно в первую очередь делать ставку на качество. Если, к примеру, в детский дом или больницу приедет неподготовленный волонтер, его участие в работе с детьми будет минимальным. Здесь нужно смотреть не на цифры, а на качество.

 

— Это понятно, но все‑таки важно понять: братство — это сколько человек?
Max Kostenko— Есть более десяти координаторов по разным направлениям деятельности. Они должны готовить волонтеров, формировать костяк крепких ребят, которые всегда могут заменить координатора. Кто‑то занимается поиском средств, кто‑то — информированием о деятельности братства и предстоящих поездках для того, чтобы привлекать новых людей. Что касается организации «Молодость не равнодушна», то она постоянно растет, мне самому иногда трудно сосчитать, сколько людей в ней задействовано. По нашим оценкам, всего работают до 600 волонтеров. Все зависит от того, кого считать — тех, кто ездит постоянно, или тех, кто участвует в поездках время от времени. Что касается частоты поездок, то есть, к примеру, две поездки в неделю в Институт рака и Чернобыльский центр на улице Верховинной. Также в Институте рака два раза в неделю проводятся просветительские занятия. Несколько раз в неделю наши волонтеры посещают разные детские дома. Главный принцип — чтобы не было больших перерывов. Каждую неделю организовываем выезд в детдом или больницу.

 

— То есть два важных принципа вашей деятельности: постоянство и качество. Что еще входит в обязательные правила волонтеров братства?
— Не нужно пытаться спасти весь мир. Вот есть один детский дом, надо сделать наше служение в этом детском доме максимально эффективным и полезным. И только после этого переходить к другому детскому дому или больнице.

 

График волонтера Андрея Петухова плотно расписан. Понедельник — занятия в дет-
ском отделении Института рака, вторник — изостудия в городской больнице, среда
— апологетические встречи, четверг — молодежка при Ионинском монастыре, еще
и волонтерские поездки на выходных. И так уже полтора года. В волонтерство Ан-
дрея привело простое желание помочь другим.

 

— В чем измеряется эффективность и полезность служения?
— В том, насколько были достигнуты те цели, которые были заложены при организации этого служения. Приведу пример: когда мы начинали формировать базу данных доноров крови, наша задача была обеспечить донорами хотя бы один Институт рака. Со временем выяснилось, что этой базой пользуются онкологические отделения всех больниц Киева. Вот это явный показатель того, что этот проект состоялся. И теперь его нужно поддерживать и делать все, чтобы он не заглох.

 

— А за что ты сам отвечаешь?
— Сфера моей ответственности менялась по мере роста братства и изменения моего статуса. Если раньше я постоянно ездил во многие поездки, то теперь у меня семья, работа, две дочки, и по благословению нашего духовника — епископа Ионы — я занимаюсь больше координацией работы всего братства и привлечением средств на служение волонтеров.

 

Даша уже справилась и разгадала загадку: «В мире, дружбе и любви — вот пример. Ты так живи! Никогда не ссорится Пресвятая ...»

 

— Максим, я думаю, что тебе как христианину, живущему не в церковной микрокультуре, а в обычном мире, неоднократно приходилось от знакомых слышать вопросы о том, почему священники ездят на дорогих машинах и почему Церковь так мало занимается социальной деятельностью. Что ты отвечаешь на такие упреки?
— Дело в том, что люди забывают одну простую вещь. Церковь — это не только священники или епископы. Это все мы. Все, кто считает себя православным. И Господь спросит с каждого — был ли ты милосердным, помогал ли ты людям. Он не только со священников будет это спрашивать. Нужно больше обращать внимания на себя. И вообще люди, которые часто говорят о всяких дорогих побрякушках вроде «Мерседесов», не должны забывать, что большинство духовенства и верующих живет далеко не роскошно. К примеру, я пришел в Церковь благодаря тому, что увидел как живет и верует один священник — отец Евгений Милешкин. Он служит в храме при Институте рака. Я слышал, как он говорит о больных детях, как он пытается им помочь. Для меня это был яркий пример настоящего подвижника. Именно пример его жизни убедил меня в том, что в Православную Церковь нужно идти. И теперь меня любые пересуды о духовенстве не собьют с пути, потому что я знаю, что таких, как отец Евгений, очень много. Почему‑то им мало помогают, о них не пишут журналисты, и они не попадают на экраны.

 

— Ты знаешь, меня очень радует и вдохновляет ваша деятельность, но сам я не решаюсь еще к вам присоединиться. С одной стороны, мне хочется поучаствовать в добром деле, но с другой стороны я понимаю: раз у меня семья, дети, я сначала должен заботиться о них. Как ты решаешь эту дилемму — кому нужно больше помогать: всем страждущим или прежде всего родственникам?
— Я много думал над этим и пришел к такому ответу: нельзя быть хорошим для чужих и плохим для своих. Перед набором новой группы волонтеров мы проводим встречу, на которой всем говорим: ребята, прежде чем присоединяться к волонтерам, посмотрите вокруг себя и ответьте на простые вопросы. Выполняете ли вы обязанности по отношению к членам своей семьи? Ко всем, кто связан с вами узами родства? Заботитесь ли о ваших родителях, родственниках? Это очень важно. Мы должны быть рядом с теми, кто нуждается в нашем внимании. Нельзя бросаться в спасение мира, забывая о том, что, может быть, твоей маме после бессонной ночи нужна поддержка. К примеру — просто уборка по дому. К тому же, дела милосердия могут по‑разному проявляться. Есть, к примеру, молитва о детях, страдающих онкологическими заболеваниями. Она есть на сайте donor.org.ua, ее читают каждый день в 22.00. Можете присоединиться к общей молитве, поверьте, детям это очень нужно. Можно просто позвонить кому‑то из волонтеров и поддержать его хотя бы морально.

 

Всегда находчивый волонтер Владимир Лень открывает занятие воскресной школы, но перед этим обязательно повеселит детишек. Игры и развлечения — способ подарить маленьким пациентам радость детства. В этом состоит одна из главных задач волонтера.

 

В конце концов, самое главное — не собрать деньги на лечение ребенка, а молиться о нем и понимать, что вера и Бог — это главное в жизни человека. Ведь часто бывают ситуации, когда все деньги на операцию собраны, а человек все равно не выживает. И если наши волонтеры смогут донести эту мысль до родителей и детей в больницах, это будет более серьезным успехом, нежели мы собрали бы 100 000 долларов на лечение какого‑то ребенка.

 

Волонтер Дмитрий Лабанов больше года занимается с детьми: «Вначале было трудно смотреть, как дети страдают, казалось, что ничем не можешь помочь. Но когда слышишь их звонкий смех, то понимаешь, что даришь им кусочек счастья. С детьми нет правил поведения. Нужно просто быть, как они».

 

— Ребята, что надо делать для того, чтобы быть с Богом? — Любить, верить, молиться, — перечисляет маленький Леша. 
Владимир Лень начинает занятие воскресной школы. У каждого ребенка своя тетрадка, куда он вклеивает тексты молитв, иллюстрации библейских сюжетов. Священную историю Владимир пересказывает в доступной, часто приключенческой форме.

 

Волонтер Анна Вергун занимается лепкой из глины. Девушка полна любви к своему делу, но порой её одолевают сомнения: приносит ли это пользу детям, имеет ли какой‑то смысл? «Потом я отбрасываю эти мысли и все равно продолжаю заниматься делом, ведь это нравится и мне, и детям», — улыбаясь, говорит Анна.

 

Руководит всем процессом Анастасия Шовкун — координатор волонтеров. По профессии она социальный педагог: «Творчество и общение с людьми — это мое. Когда отвлекаешься и забываешь о себе, — это дает силы», — говорит Анастасия.

 

Леша дополняет свою тетрадку с молитвами и библейскими историями новыми сюжетами. Именно в больнице он выучил молитвы и часто просит родителей перед сном почитать ему рассказы о святых.

 

Даша любит играть в куклы, но шлем волонтера-учителя с радостью примерит.

 

Физическое исцеление — не главное чудо

 

Протоиерей Евгений Милешкин, настоятель храма в честь святых бессребреников Космы и Дамиана при Национальном институте рака (г. Киев):


o Evgeniy Mileshkin– Я священник и мое дело — священнодействовать. Для поисков доноров и спонсоров на детское лечение требовалась помощь. Так Господь управил, что в 2005 году мой доклад об онкологии на одной из молодежных конференций в Киево-Печерской Лавре коснулся многих сердец. Сразу несколько молодежных организаций откликнулись и прежде всего «Братство преподобного Ионы Киевского».

 

Наша деятельность начиналась в храме. Я старался как можно чаще служить Литургию и причащать детей. Очень радостно наблюдать, когда на твоих глазах происходит чудо спасения души. Многие люди, которые попадают в больницу, далеки от веры, но именно здесь они приходят в Церковь.

 

Очень часто болезнь — это милость Божия. Через нее люди приходят к духовному оздоровлению.

 

Здесь мы наблюдали немало физических исцелений, но это не главное. Самые важные чудеса — это когда у человека исцеляется душа, когда он наследует Царство Небесное. Коротким путем, но тернистым.

 

Бывает, ребенок, который находится при смерти, утешает родителей: «Не плачьте, разве вы не видите, как здесь хорошо, какие светлые ангелы вокруг?» У мамы наконец‑то высыхают слезы, и она в изумлении чувствует сердцем, что происходит нечто великое, которое не достойно ни слез, ни горечи. Родители удивляются, почему на сердце становится так мирно и тихо, что даже плакать не хочется. Человек достигает того, к чему предназначен, — Царства Небесного. Это самое большое чудо.

 

Родители преобразуют свои жизни, меняют мышление. Как сказала одна мама: «Я поняла, что смерть ребенка — это не самое страшное, что может с ним произойти».

 

Крест без Христа вынести невозможно

 

Фото Дмитрия Гораш

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 525 раз

Купить