Среда, 25 Апрель 2018 13:51

Несчастная собственность

Автор 

Как не «передавить» ребенка своей заботой о его судьбе?

ФОМА

 

Здравствуйте, очень прошу совета! Сейчас у меня такое время, когда надо определяться с будущим — но на меня в этом выборе давит мама. Чем бы я ни занималась, ни увлекалась, к чему бы ни присматривалась, я слышу от нее только одно: «Если будешь так продолжать, то никогда не выйдешь замуж». Она считает, что первостепенная задача для девушки — найти мужа, обзавестись семьей и детьми, а все остальное — вторично. А я понимаю, что мне сейчас очень важно найти себя, свое призвание.

 

Да, может быть, это странно, но я с детства мечтаю связать свою жизнь с военной службой. Я чувствую, что это мой путь, мама же постоянно твердит, что это «неженское» дело ни на шаг не приблизит меня к замужеству. После этих разговоров чувствую себя какой-то неполноценной, недодевушкой, а мысль о замужестве вообще вызывает морскую болезнь: не потому, что я не хочу (я действительно хочу и семью, и детей), а потому что мне это постоянно навязывают. Нехорошо так говорить, но меня мамины разговоры тихо «задергали», они разрушают изнутри, не дают услышать себя и понять, чего от меня хочет Бог, уготовал ли Он мне какой-то мой, особенный путь.

 

Это странная мысль, но я часто начинаю сомневаться, что Бог понимает и любит меня такой, какая я есть. И мне очень хочется понять, ошибаюсь я в этом, или Ему действительно нужно, чтобы я переломила себя для полного соответствия традиционному женскому образу? И еще мне важно знать, как мне сохранить мир с мамой и родными, но при этом не пойти против себя?

 

Лидия, 18 лет

 

На вопрос отвечает психолог Александр Ткаченко.

 

Дорогая Лидия, текст, который Вы прочтете ниже, может показаться Вам странным. Дело в том, что ответ на письмо я хотел бы адресовать не Вам, и даже не Вашей маме, а вообще всем родителям, которые в какой‑то момент — осознанно или не очень — превращают воспитание в процесс жесткого давления, а порой даже ломки своего ребенка. Подобные родительские ошибки, к сожалению, мне приходилось не раз совершать и самому. И именно об этих ошибках мне кажется важным поговорить в журнале, который читают тысячи родителей. Я благодарю Вас за письмо, которое дает очень весомый повод для такого разговора.

 

Тем не менее перед началом погружения в эту тему я хотел бы кратко ответить на Вашу просьбу о совете — что делать в описанной ситауции? Это не будет «готовый рецепт». Через статьи в журнале серьезную работу с подобными проблемами вести невозможно, это требует времени и не заочного участия специалиста. Я лишь постараюсь обозначить здесь несколько тезисов, вокруг которых такая работа обычно разворачивается.

 

Итак, первое. Каждый человек уникален. Каждому Бог уготовал путь, пройти который предстоит ему и только ему. Искать этот путь — его право и его ответственность, данные ему Богом.

 

Второе. Каждый человек может ошибаться. И родители тоже.

 

 

Наконец, третье. Главный признак взрослости в конфликтных ситуациях с родителями — способность самостоятельно принимать решения, нести ответственность за их последствия и при этом сохранять любовь к родителям даже там, где ты с ними не согласен.

 

Вот все, что я мог бы сейчас сказать лично Вам. То, что будет написано дальше, — моя попытка осмысления своего детского и родительского опыта в отношении той проблемы, с которой Вы сейчас столкнулись. Надеюсь, эти размышления окажутся в чем‑то полезными и для Вас.

 

Даже любящие родители способны навредить ребенку, когда не могут отделить его от себя

 

Есть обидные слова, которые слышишь от родителей еще в детстве, а застревают они в памяти на всю жизнь. Для меня такой «занозой» стала мамина фраза, сказанная во время какой‑то нашей пустяшной ссоры: «Кто ты такой? Ты — часть моего тела. Потому что я тебя родила!» Было мне тогда лет семь или даже меньше. Но я до сих пор помню, какую волну протеста вызвали в душе мамины слова. Правда, умом я тогда еще не понимал — почему. Чувства говорили, что мама категорически не права в этом своем заявлении. А слов, чтобы выразить свое несогласие, еще не было. Просто хотелось спрятаться куда‑нибудь подальше и плакать.

 

Сейчас я точно знаю, чтó меня тогда так возмутило и расстроило. По этой фразе получалось, что меня как бы и нет на свете. А то, что я считал собой, на самом деле — лишь продолжение мамы. И, значит, она решает, чтó этой части ее тела следует делать, думать, чувствовать. Ведь не может же часть тела иметь свое отдельное мнение, свои желания, мысли...

 

К сожалению, это не какой‑то только лишь мой уникальный частный опыт. В подобную ловушку неправильного отношения к своему ребенку попадает множество хороших, самоотверженных и любящих мамочек. Не сумев отделить себя психологически от своего ребенка, считая себя с ним одним целым, они — давшие ему жизнь — потом долгие годы будут оспаривать его право распоряжаться этой жизнью самому.

 

«Сема, хватит гулять, иди домой! — Что, мама, я уже проголодался? Нет, сына, ты уже вспотел». Смешно? Ну да, смешно. Если со стороны на это смотреть. А изнутри тут веселого мало. Ребенок в этом анекдоте лишен собственных чувств, лишен своей воли. Он лишь пытается угадать мамины чувства, которые она приписывает ему. Ведь если он ошибется, мама расстроится: ее «часть тела» вышла из подчинения, перестала быть контролируемой и управляемой. Вот он и старается изо всех сил. И маму такой вариант отношений вполне устраивает. Чуть позже она объяснит сыне, что в музыкальной школе он хочет учиться не на гитаре, а на скрипке. Что в спортклубе он хочет заниматься не боксом, а плаванием, что на роликах кататься он вообще не хочет. Потом мама будет объяснять, какие у него должны быть друзья, какие девочки ему нравятся, а какие нет, в какой институт он собирается поступить. И нельзя сказать, что этот мамин выбор будет так уж плох. Нет, он будет вполне разумен и целесообразен. Правда, выбор этот не будет принадлежать ее сыну. Ну так ведь сын и сам себе не принадлежит, он лишь «часть тела», мамина кровиночка...

 

Ответьте себе на вопрос: вы сейчас стараетесь для ребенка или на самом деле — для себя?

 

Традиционно принято считать, что любой родитель желает для своего ребенка блага, только блага и ничего кроме блага. Сейчас, вырастив четверых своих детей, я точно знаю, что это не совсем так. Сам по себе факт родительства еще не делает человека святым. У родителей тоже есть эгоизм, есть слабости и капризы, упрямство и нежелание понять другого человека — своего ребенка, например. И очень важно бывает в своих родительских заботах вдруг взять паузу, остановиться и подумать — а чью потребность я сейчас удовлетворяю, моего ребенка или свою собственную?

 

В какой‑то момент я с неприятным удивлением понял, что всегда покупал детям лишь те игрушки, которые нравились мне самому. И внутренне раздражался, когда не видел у детей ожидаемой радости от этих моих подарков: «Как? Вам не нравится то, что нравится мне? Да как вы смеете!» То же самое происходило потом с музыкой и кинофильмами, с книжками и одеждой. Меня возмущал их радостный смех, когда они смотрели какую‑нибудь молодежную комедию. Сердили их армейские берцы и байкерские косухи с пристегнутыми к ним булавками. Доводил до ярости тупой панк-рок, который они слушали.

 

Спустя годы я вижу, что все это было обычной моей родительской злостью на «части тела», которые посмели иметь свои чувства, желания и предпочтения.

 

Еще одна ловушка, в которую может провалиться родитель, считающий ребенка частью себя, — желание снова прожить в детях свою жизнь, сделать из сына или дочери свой дубль. Тут история может развиваться по двум вариантам. В первом из них ребенок будет вынужден воспроизвести успешно реализованный родителем жизненный сценарий: «Я занималась бальными танцами, любила играть в куклы, носила платья с рюшечками, училась вышивать, печь пироги и благодаря всему этому вышла замуж. Так что, если хочешь быть счастливой в браке, уж будь любезна, следуй моему примеру».

 

 

Во втором варианте родители стараются взять реванш у судьбы. Тут ребенку придется осуществить в своей жизни несбывшуюся родительскую мечту: стать юристом, артистом, стоматологом, спортсменом, предпринимателем. А может быть даже просто — выйти замуж. И тогда тот же посыл насчет платья с рюшечками приобретет совсем иной оттенок: «Я была недостаточно женственной и замуж меня не взяли. Поэтому, ты обязательно должна... иначе...»

 

Разница между этими двумя вариантами чисто техническая. Вне зависимости от того, реальное или несостоявшееся-идеальное «Я» родителя будет заложено в такую «воспитательную» концепцию, ребенок в любом случае окажется перед серьезным выбором. В раннем детстве ему, уже наевшемуся и сытому, вталкивали в рот «ложечку за папу», «ложечку за маму», «ложечку за киску» и т. д. Теперь же ему предстоит либо еще раз послушно прожить за маму или папу их молодость, либо — все же прорваться к своей собственной жизни, пусть даже через серьезное выяснение отношений с родителями.

 

Выбор вашего ребенка может очень сильно отличаться от ваших собственных представлений о жизни

 

У моего друга папа всю жизнь работал на заводе. Много лет был фрезеровщиком высшего разряда, потом пошел учиться и работал в отделе сбыта готовой продукции. А его сын мечтал стать рок-музыкантом. Вот представьте себе только картину: в конце восьмидесятых, в небольшом провинциальном рабочем городке вдруг появляется такое чудо природы — волосы до пояса, джинсы рваные, импортные пластинки, плакаты с такими же волосатыми людьми. Все одноклассники после окончания школы на заводе трудятся, а этот знай себе стучит на барабанах в местном Доме культуры, говорит, что его кумир — Van Halen и заявляет, что тоже будет рок-звездой. Представили? И как должен был себя чувствовать его папа-работяга, глядя на всю эту сыночкину вакханалию, тоже, наверное, представили?

 

А тут еще сын заявил, что собирает свою рок-группу и что ему, мол, срочно нужна ударная установка. И знаете, что сделал папа? Он несколько недель вечерами после работы приходил в цех и точил на станке детали крепежа и стоек, накатывал из металлического листа барабаны, подгонял винты, барашки и еще кучу всякой барабанной мелочевки. И в итоге сделал сыну ударную установку, которую в те времена даже в Америке можно было купить разве что на заказ. Он был совсем простой человек, вырос в многодетной семье, ничего не понимал в рок-музыке и плохо представлял себе, кто такой Van Halen. Но он верил своему сыну, уважал его выбор и, как мог, помогал ему добиться цели.

 

Сын действительно стал музыкантом, у него своя группа, своя студия, он продюсирует молодых исполнителей, занимается звукорежиссурой, пишет музыку для театра и кино. Короче, его музыкантская жизнь состоялась. Мы иногда с ним встречаемся, обмениваемся новостями, он через интернет скидывает мне свои очередные записи. Хорошая, стильная западная музыка. Но когда я ее слушаю, в мыслях возникает образ невысокого крепкого русского мужика, который, не обращая внимания на насмешки друзей, вечерами крутит ручки фрезерного станка ради непонятного увлечения сына. И мне почему‑то очень хочется быть на него похожим.

 

В верующих семьях ситуация, когда ребенок принуждается жить не своей жизнью, бывает еще более сложной и болезненной

 

Заповедь о почитании родителей может сделать абсолютно невозможной любую дискуссию или даже простое обсуждение права уже повзрослевших детей самим распоряжаться своей жизнью. Сам будучи родителем, я могу со стыдом засвидетельствовать, что заповедь эта родителями зачастую воспринимается как некая универсальная индульгенция, позволяющая «списать» себе любой грех в том случае, если он совершен по отношению к собственному ребенку. Написано в Библии «почитай отца своего», значит — почитай, чего бы я ни говорил, каким бы ни был. И попробуй только вякнуть что‑нибудь против.

 

Действительно, нарушителей этой заповеди Закон Моисеев предписывает побивать камнями: «Кто злословит отца своего, или свою мать, того должно предать смерти» (Исх. 21:17). Но сама заповедь о почитании родителей носит не просто родовой или бытовой характер. Дело в том, что народ Израиля представлял собой прежде всего религиозное сообщество. А отец и мать в этом сообществе были для человека самыми первыми учителями Закона. Они первыми рассказывали ему о Боге, о том, как праведно жить перед Ним на земле, учили различать добро и зло. Тот, кто не почитал родителей-учителей, не почитал и сам Закон. Отвергающие же Закон — отвергали и Бога. Такова внутренняя логика этой заповеди, в которой безусловно предполагалось, что отец и мать будут словом, делом и собственным примером наставлять своих детей в праведной жизни.

 

В Новом Завете этот принцип взаимных обязанностей между детьми и родителями был проговорен уже открыто, не оставляя места для разночтений: «Дети, повинуйтесь своим родителям в Господе, ибо сего требует справедливость. Почитай отца твоего и мать, это первая заповедь с обетованием: да будет тебе благо, и будешь долголетен на земле. И вы, отцы, не раздражайте детей ваших, но воспитывайте их в учении и наставлении Господнем» (Еф. 6:1–4).

 

Увы, родители способны раздражать своих детей, способны обижать их и даже доводить до уныния, как пишет об этом апостол Павел уже в другом своем послании: «...отцы, не раздражайте детей ваших, дабы они не унывали» (Кол. 3:21). Поэтому если уж и апеллировать к Священному Писанию в этом больном для многих вопросе, то делать это следует и с учетом возможных прегрешений родителей перед собственными сыновьями и дочерьми. А уж какими бывают эти прегрешения, каждый из родителей, наверное, и сам знает куда лучше любого стороннего наблюдателя.

 

Святитель Феофан Затворник в своем толковании на это место Библии перечислил наиболее общие примеры подобного рода: «Не раздражайте детей ваших. Образом своего на них действования не доводите их до того, чтоб они могли возыметь на вас неудовольствие, серчание, досаду, гнев. Гнев вообще грешен; гнев на родителей еще грешнее. Не вводите их в этот грех. Это бывает от излишней строгости, от неразборчивой взыскательности и каких‑либо несправедливостей, — от чего всего детям иногда бывает теснее рабов».

 

 

 

Станьте для ребенка не хозяином, а тем, к кому он мог бы прийти за помощью и советом

 

Родителю взрослеющего чада предстоит очень трудная задача. Ему нужно пройти буквально по лезвию бритвы. Где, с одной стороны — пропасть безучастности и равнодушия к жизни своего ребенка, с другой — столь же глубокая и гибельная пропасть гиперопеки, стремления сделать из сына или дочки собственную копию, полное игнорирование их мнений и желаний.

 

В свое время я очень неумело балансировал на этом лезвии, много раз срывался, падал, ошибался, делал и говорил то, о чем до сих пор жалею. И если бы у меня сейчас была такая фантастическая возможность — обратиться к себе тогдашнему, я бы сказал примерно следующее:

 

Научись брать паузу перед тем, как выдать очередное свое «воспитательное» заявление. И во время этой паузы загляни в свое сердце, постарайся там увидеть — ради чего ты хочешь сказать слова, которые уже вертятся на языке. Вполне может оказаться, что это просятся наружу какие‑то застарелые твои страхи из детства или из юности. Или же раздражает чужая непохожесть на тебя. Или злит выход ребенка из‑под твоего контроля. Все это, плюс — еще много чего подобного, не имеющего никакого отношения к реальной пользе твоего ребенка, увы, живет в тебе, и ты об этом точно знаешь. Научись отсеивать эти свои внутренние проблемы из отношений с детьми. И решай их где‑нибудь в другом месте с другими людьми, например, у аналоя священника или в кабинете у психолога.

 

Останавливай себя, когда так хочется сказать своему взрослому ребенку что‑либо в стиле «будь, каким должен». Потому что он уже не должен. Ему теперь свою жизнь нужно прожить. Хочешь прожить ее за него? Тогда добро пожаловать в ад нескончаемого конфликта, который будет тянуться десятилетиями и закончится либо разрывом отношений, либо твоей победой. Но в этой победе ты будешь иметь рядом с собой взрослое или даже состарившееся послушное чадо с потухшим взглядом, без желаний, без целей, без воли и чувств. Оно тебе надо?

 

Да, детей хочется уберечь от ошибок. Но без набитых шишек, без опыта самостоятельных решений, пусть и неудачных, они не смогут научиться жить самостоятельно. Ты читал в Евангелии притчу о блудном сыне. Помнишь, что сделал отец, когда сын захотел от него уйти? Отпусти и ты своего ребенка. Он уже взрослый, хотя и неопытный. Он — другой, он — не ты. Ты дал ему все, что мог, а он стал таким, каким стал. Ты его уже не переделаешь. Переделать себя может лишь он сам. Если захочет.

 

Не нравится выбранная им профессия? Перетерпи. Это его выбор. Ведь не в порнобизнес, не в торговлю спайсами, не в лохотрон обманывать старушек, впаривая им ненужный товар, и в прочие явно мерзкие перед Богом вещи он собрался окунуться. Вот там ты просто обязан был бы его остановить. В остальном — оставь его в покое. Пусть сам.

 

Мир сегодня меняется слишком быстро, твой опыт во многих областях жизни устаревает раньше, чем ты успеваешь его осмыслить. Научись спокойно относиться к тому, что твой ребенок лучше тебя ориентируется в каких‑то вопросах.

 

Не нравится стиль его одежды, прическа, цвет волос? Привыкай к тому, что ваши вкусы могут не совпадать. И почаще напоминай себе, что твои представления о красоте отнюдь не являются эталонными.

 

Хочешь помочь ему? Стань его другом, постарайся жить так, чтобы в случае каких‑то жизненных затруднений первым человеком, к которому он обратится за помощью, стал именно ты.

 

Научись доверять своему ребенку. Без доверия невозможна любовь.

 

Помни, что ребенок — не твоя собственность, не твое продолжение. Через тебя Бог ввел его в мир, ты лишь служитель этого чуда — сотворения человека. Тебе была доверена драгоценная чаша новой жизни. Ты, как умел, оберегал ее, помогал окрепнуть, напитаться силой, отдавал ей лучшее из того, что имел. Теперь твой ребенок вырос, пришла пора вернуть Богу Его творение. Не пытайся удержать то, что тебе не принадлежит.

 

ФОМА

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 649 раз
Александр Ткаченко

Яркий и самобытный публицист, один из самых талантливых апологетов, обладающий редким даром объяснять  сложные вещи простым языком.

Купить