Вторник, 08 Май 2018 23:18

Партизаны ничего не боятся, а я боюсь лишь Господа обидеть

Автор 

Война и молитва разведчицы Надежды Рожковой.

Праздник Троицы в 1937 году выпал на 20 июня. Рано утром в этот день 11‑летняя Надя шла по лесу с корзинкой пирожков для дедушки Петра. Лето выдалось жарким, зеленая чаща дарила приятную прохладу, а знакомый ручей журчал что‑то девочке на своем языке. Наде казалось, что она его понимает, ведь у нее дедушка — лесник. Он много рассказывал ей о том, как живут здешние обитатели, какие секреты хранят высокие сосны и нежные былинки травы.

 

Но была у дедушки еще одна тайна, на встречу с которой Надя спешила этим утром, сама того не подозревая. Знакомая лесная тропинка вывела девочку к плетеной сторожке лесника. Надя открыла дверь и окунулась в яркий свет. Дом был полон людей в церковных ризах, горели лампады и свечи. Дедушка подвел Надю к одному из епископов, тот благословил девочку и поставил ее впереди всех. Начиналась праздничная Литургия. Надя молилась вместе со всеми. Она знала, кто эти люди и почему скрываются в лесу. Это потом их назовут новомучениками и исповедниками, а тогда для девочки Нади они были лесными волшебниками, которые дружат с Богом. Дедушка вскоре умер, ровно через четыре года началась война, а внучка навсегда запомнила Троицкую литургию в сторожке лесника.

 

***

 

Надя жила на хуторе Горелом Глуховского района Сумской области. Весть о начале войны односельчанам сообщил ее папа Ефим Харитонович Мартыненко. К тому времени девочка окончила шесть классов семилетки. Еще до прихода немцев в эти края местные жители организовали Глуховский партизанский отряд, куда вошел и Ефим Мартыненко со своим старшим сыном. Дом лесника, в котором жила его жена Феодосия Петровна с детьми, стал местом отдыха и связным пунктом для партизан.

 

Часто к ним приезжал легендарный командир Сидор Ковпак. Пока бойцы отдыхали, мама Нади брала их кожухи, кишащие блохами, и бросала в печку, предварительно вынув оттуда жар. Иногда спрашивала Ковпака: «Сидор Артемьевич, куда путь держите?» А он ей говорил: «Феодосия Петровна, если будете это знать, Вас к стенке поставят, и все расскажете немцам». Потом приходили полицаи и допрашивали ее: «Где твой муж? Где твой сын? Может, тебе новая власть не нравится?» Но женщина всегда отвечала словами из Писания: «Какая ни есть власть, она от Бога».

 

В мае 1942‑го оккупанты внесли Надю в списки молодежи на отправку в Германию. Ранее Феодосия Петровна уменьшила в документах возраст дочери, но это не помогло. Было решено отправить Надю в Глуховский отряд партизанского соединения Ковпака. Девочку включили в состав разведроты. 15‑летняя партизанка полтора года наравне со взрослыми участвовала в боях, терпела голод и холод, рисковала жизнью в тылу фашистов. В юношеском взводе разведки вместе с Надей воевало еще шесть мальчиков. Каждый лично получал секретное задание, которое знал только сам разведчик и командир. Чаще всего ребята пробирались через вражеские посты и собирали данные о расположении немецких гарнизонов и огневых точек.

 

«У нас в отряде были ребята по 14 лет, но задания были одинаковые что у взрослых, что у детей. Никто не смотрел, что я была еще маленькая, никто со мной не сюсюкался из‑за того, что я девочка. Мы в отряде повзрослели, мы были взрослые дети. На меня возлагали большие надежды, так как я была маленькая и наблюдательная, и поэтому давали самые сложные задания. А я их выполняла, не потому что боялась или хотела кому‑то угодить, а от чистого сердца», — рассказывает Надежда Ефимовна.

 

В 15 лет Надежда Ефимовна попала в разведроту партизанского соединения Ковпака.

 

Полицаи информировали гестапо о семьях, в которых могут быть партизаны, и немцы открывали на них охоту. Так по доносу попал в плен юный разведчик Ваня Головач. Фашисты согнали всех жителей села на его казнь. Ване отрезали нос и уши, а потом повесили парня. «Это лесные бандиты, мы их всех истребим, — кричали немцы в репродуктор, — не будет больше партизан, хозяином здесь будет Германия».

 

Надя тоже несколько раз была на грани провала. Однажды она получила задание собрать разведданные на железнодорожной станции Воронежа. Фашисты заподозрили неладное и установили за ней слежку. Надя знала немецкий язык и услышала разговор оккупантов о подозрительной девочке. Один из офицеров стал ее расспрашивать. Когда он на миг отвернулся, разведчице удалось убежать.

 

Немцы не стали ее искать, и Надя поняла, что это Божье чудо по молитвам ее мамы. В другой раз в Броварах фашисты схватили юную разведчицу и собирались расстрелять, но она прикинулась глухонемой и опять чудом избежала смерти.

 

«Часто посылали в разведку на мосты над Десной. А однажды с моей помощью удалось взять языка, который выдал нам много важной информации с засекреченными координатами. «Дед» — так мы звали Ковпака — очень меня потом хвалил. Помогло мое знание немецкого. Заговорила немцу зубы, а тут наши здоровенные хлопцы-минеры подоспели», — говорит Надежда Ефимовна.

 

Она участвовала в рейдах партизанского соединения Ковпака, прошла от Брянских лесов до Карпатских гор. В конце октября 1943 года ее вместе со всеми подростками-партизанами вернули домой. Китель разведчицы-партизанки украшает орден Отечественной войны II степени, медали «За боевые заслуги», «Партизану Великой Отечественной войны» I и II степеней, «За победу над Германией».

 

В 1946 году Надежда экстерном окончила десять классов, потом закончила Путивльское педагогическое училище и стала учителем. Вышла замуж за офицера-фронтовика Бориса Яковлевича Рожкова и переехала к нему в Москву. В 1951‑м окончила Московский пединститут и преподавала в школе русский язык и литературу. Через шесть лет семья переехала в Шостку на Сумщине. Надежда Ефимовна работала учителем, а потом заведовала складами производственного объединения «Свема».

  

Все это время в ее груди теплилась искорка света, зажженная епископами-исповедниками, верующей мамой и дедушкой Петром. Она вспыхнула с новой силой в 1981 году, после трагической гибели сына. Надежда Ефимовна всей душой начала молиться о его упокоении, ездила по святым местам, стала активной прихожанкой единственной церкви в городе, а в 1990 году ее выбрали старостой Свято-Владимирского храма. В 1989 году местные власти собирались снести церковь и готовились взрывать ее стены. Но бывшая разведчица организовала постоянное дежурство прихожанок, которые не пускали в храм солдат со взрывчаткой. Сама Надежда Ефимовна вместе с тремя подругами поехала в Москву. Она попала на прием к Председателю Верховного Совета СССР Михаилу Горбачеву и рассказала о своей беде. Глава государства тут же позвонил в Шостку, и церковь была спасена.

 

Ветеран Великой Отечественной войны Надежда Ефимовна Рожкова несколько лет была старостой
старейшего храма г. Шостки — в часть святого равноапостольного князя Владимира.

 

Надежда Ефимовна до сих пор активно участвует в работе городской организации ветеранов, выступает перед молодежью. «Гитлер был врагом всему земному шару. И не было бы никакой Европы, если бы не наша Победа в Берлине. Если бы мы не водрузили красное знамя над Рейхстагом, все было бы так, как хотели фашисты. Украинская земля полита кровью. Какой ценой нам досталась Победа, знают только те, кто был на этой войне. Тогда воевали украинцы, русские, грузины, узбеки, солдаты других национальностей, и все были вместе, все шли в бой за нашу общую Родину. Не было разделения. Все воевали и гнали немца с нашей земли, чтобы освободить Европу и водрузить знамя Победы», — уверена Надежда Ефимовна.

 

Боевые офицеры из ветеранской организации считают ее своей мамой и наставницей. А в Церкви у Надежды Ефимовны есть и духовные дочери, которые любят ее не меньше, чем родные дети и внуки. Отважная разведчица им часто повторяет: «Я ничего не боялась на войне и до сих пор никого не боюсь, лишь боюсь Господа обидеть».

 

Фото Сергея Рыжкова.

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 850 раз

Купить