Четверг, 10 Декабрь 2015 14:21

Слава — не высшая ценность

Автор 

Наша встреча с известным в прошлом футболистом и тренером, а ныне священником Анатолием Раденко, состоялась в Донецке, охваченном футбольной эйфорией, накануне одного из матчей Евро-2012.

На улицах то тут, то там встречались люди с раскрашенными в цвета любимых команд лицами, в забавных головных уборах, с флагами и незамысловатыми речевками. И среди этого яркого карнавала скромно одетый, с аккуратно остриженной бородой, со мной рядом шел человек, который имел к футболу отношение большее, чем все окружающие.

 

 

И который сегодня выглядит человеком из другого мира на фоне тех, кому дорог этот популярный вид спорта.

 


Справка

Раденко Анатолий Григорьевич.
Полузащитник, тренер.
Дата рождения: 3 августа 1959 г.
Образование: высшее.
Мастер спорта СССР (1980 г.).
Серебряный призер чемпионата СССР 1979 года.
Серебряный призер чемпионата мира среди юниоров 1979 года.
Серебряный призер Всесоюзных спортивных игр молодежи 1977 года.
Обладатель Кубка СССР 1980 года.
Обладатель Кубка сезона 1984 года.
Выступал за команды: «Шахтер» (Донецк), «Торпедо» (Москва), «Нистру» (Кишинев), «Заря» (Ворошиловград), «Волынь» (Луцк), «ТП-47» (Торнпо, Финляндия)
Тренировал команды: «Волынь»(Луцк), «Сокол», (Саратов), работал тренером в футбольной академии ФК «Шахтер».

 


 

— Отец Анатолий, Вы были рукоположены в сан священника сравнительно недавно, кем Вы себя ощущаете сегодня больше — бывшим футболистом и тренером или духовным лицом?
— Я предпочитаю не жить прошлым. Вот уже три года скоро, как я священник в небольшом пока сельском храме. Признаюсь, я не готовил себя к такому повороту событий. Когда увидел Указ о моем назначении в с. Валерьяновку на настоятельское служение в храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы — первая мысль была, что это не обо мне написано.


futbolist2Я городской житель и вдруг окажусь среди той жизни, о которой почти ничего не знаю. Через некоторое время отец благочинный представил меня валерьяновской православной общине — дюжине бабушек, и жизнь моя вошла в новое русло. В ней появился храм — приспособленное и на тот момент неотапливаемое помещение, новый уклад — в селе очень много трудятся и все обо всех знают, и простота — то, к чему подсознательно всегда стремился, но не мог обрести в полной мере в городской среде.


Когда я впервые увидел место моего служения, отчаяния у меня не было, но некоторое недоумение присутствовало: как привести это место в достойный вид, ведь я не архитектор и не строитель, какие подобрать слова для моих прихожан, ведь до этого я больше общался с молодежью, как оправдать возложенные на меня надежды, ведь в сане я совсем недавно. Я не нашел ничего лучше, чем во всем довериться Господу, и Он меня не оставил.


Прошли времена, когда нужны были субботники и воскресники по уборке груд мусора с территории храма. Когда дым от кадила был таким же, как пар изо рта от холода. Когда служить приходилось в пустом храме, временами даже без псаломщика. Сегодня, милостью Божией строим новый храм в селе. Община выросла в разы. В местной школе преподаем Основы нашей христианской веры.

 

— Мальчишки, наверное, в восторге от такого преподавателя?
— Я не использую свое прошлое в качестве визитки. Стараюсь вообще не жить прошлым и не афиширую, что я вышел из футбольной среды. Конечно, кто-то время от времени «сдает», да и сам, проходя порой мимо сельских мальчишек с мячом, могу показать пару финтов. Вообще забавно было наблюдать их реакцию на первое появление в школе батюшки. В городе я с таким не сталкивался, а тут — выглядывают из‑за угла с опаской и любопытством, и тут же прячутся, пальцем показывают, разбегаются... Но на первом уроке после моего обращения от них было столько вопросов, что учительнице не давали и слова вставить. Сейчас у нас мир и дружба.

 

— Глядя на них сегодняшних, сравниваете со своим детством?
— Мы росли в то время, когда детвора пропадала днями не перед экранами мониторов, а на детских площадках, гоняя пыльный мяч. Каждый старался проявить себя, но у кого-то получалось, конечно, лучше других. У таких ребят был шанс попасть в поле зрения профессионалов и начать заниматься спортом серьезно.

 

futbolist3— Можно ли считать такие дарования Божьим даром?
— Я пока не нашел для себя ответа зачем Господь дает человеку особый талант к спорту, к футболу. Ведь, действительно, есть ребята, которые, кажется, родились с мячом. Но, я думаю, что каким бы талантом ты не был наделен, у тебя всегда есть возможность применить его в добрых целях. Помните случай с Шаваршем Карапетяном в Армении? Можно просто дарить своим мастерством людям радость, быть примером для них.

 

Ведь разве плохо, если глядя на знаменитого футболиста, мальчишки начинают заниматься физической культурой, вместо того, чтобы хулиганить в подворотнях? А если талантливый спортсмен обретает веру в Бога, он может стать лучиком и для своих партнеров по команде, и для ценителей его искусства. Ведь даже просто не курить, не пить, не сквернословить, не делать подлостей — это уже своего рода проповедь благочестия, пусть пока внешнего, и проповедь действенная.

 

— В здоровом теле — здоровый дух?
— Да. Я считаю, что развивать свое тело упражнениями, укрепляя тем самым здоровье — это лучше, чем лежать на диване, предаваясь лени. В разумных пределах спорт может принести немало пользы современному человеку, особенно в городе, где физическая активность невысока.


Я много лет прожил в ограничениях спортивного режима и, надо отметить, что это помогает мне сейчас в церковном служении: рассудительное, спокойное отношение к приему пищи, регулярные молитвенные правила, да и долгие постовые службы даются легче. С другой стороны профессиональный спорт истощает здоровье — приходится работать на износ. Потому я за занятия физической культурой для развития, но против профессионального спорта для большинства.

 

— Сейчас многие спортсмены, даже целые команды имеют своих духовников, принимают участие в молебнах. Как Вы считаете, это осмысленный серьезный шаг в духовной жизни или просто дань моде?
— Видите ли, труд профессионального спортсмена сопряжен с огромными нагрузками на организм, на психику. Особенно это ощущается накануне ответственных соревнований. Еще будучи тренером, я старался перед матчем прийти в храм, я молился и просил у Бога помощи. И она нередко ощущалась. Может быть на тот момент подобные шаги не были лишены доли магизма, но мне думается, что это естественно для того, кто лишь начинает свой духовный путь.

 

— В чем выражалась эта помощь?
— Прежде всего в том, что я обретал душевный покой и уверенность. Это внутреннее содержание передавалось команде. Слава Богу, обходились и без серьезных травм. А что до побед? Я думаю, что даже с Божией помощью в футболе побеждает сильнейший. Церковь — это не автомат по раздаче подарков. Господь помогает тем, у кого намерения чисты в том, что сообразно Его воле. Не думаю, что Ему нужны наши спортивные победы, но сердца и души футболистов, уверен, Богу дороги не меньше других.


Футбольная команда — это, прежде всего коллектив, состоящий из молодых преимущественно людей. Нередко приходится подолгу находиться вдали от дома, от семей. Соревновательный момент опять же. Порой такие страсти могут разгореться! Но если грамотному тренеру будет помогать еще и опытный священник, уверен, такое сотрудничество может пойти только на пользу.

 

— Какова по-Вашему может быть главная задача священника в таком коллективе?
— Явно не шаманить (улыбается — ред.). Священник должен всегда оставаться на высоте своего служения Богу и ближним. Помнить о главном — спасении души для вечности. А разве будет противоречить такому служению забота о духовном здравии футболистов? Такой священник мог бы помочь укрепить дух спортсменов перед тяжелым испытанием, настроиться на честную борьбу, напомнил бы, что не все в жизни зависит только от человека. Что и возможный проигрыш не следует воспринимать как катастрофу, а слава — не высшая ценность. Священник призван молиться о каждом, его попечение должно быть обращено не к безликой команде, а к каждому игроку лично.

 

futbolist5

 

— Вы не планируете вернуться в футбол уже в новом качестве? Духовно окормлять какую-нибудь команду?
— Скажу честно, я таких целей перед собой не ставлю, но готов принять то, что Господь мне пошлет. Сейчас я занят строительством нового храма, жизнью своего прихода, моими бабушками, сельской детворой, и я счастлив в этом. Но я не прерываю общения с бывшими коллегами. Многие после определенного удивления и осторожного поначалу общения со мной в новой ипостаси, все чаще обращаются за духовным советом.

 

— Верующий человек опытно знает, что в мире действует воля Божия — Его Промысл. Как Вы считаете, есть ли закономерность в тех изменениях, которые произошли в Вашей жизни?
— В середине 2000-х я работал старшим тренером в футбольной академии команды «Шахтер». База для наших юных дарований, находилось неподалеку от Свято-Владимирского храма Донецка. Перед соревнованиями я всегда приходил за благословением к его настоятелю — протоиерею Георгию Гончаренко. Постепенно стал постоянным прихожанином храма. Начал интересоваться тогда еще мало понятной мне церковной жизнью, богослужением.

 

futbolist4

 

futbolist6Быть может отец Георгий, как опытный священник что-то особенное увидел во мне — он ввел меня в алтарь, благословил исполнять обязанности пономаря. Все это было очень созвучно моему внутреннему миру. И, хотя в тот момент я еще видел себя в роли тренера, но... как говорится, человек предполагает, а Бог располагает. После долгого размышления пришло непростое решение о принятии священного сана. И с того времени спорт стал отходить для меня на второй план.


— Как отнеслись к Вашему выбору Ваши домашние, коллеги, знакомые?

— По-разному. Не было однозначного понимания такого моего решения в семье, были удивлены и некоторые коллеги. Но те, кто знал меня много лет, говорили, что мой шаг не стал для них неожиданным. Я отошел от спорта, практически не смотрю матчи, но с людьми футбола продолжаю поддерживать отношения, и не только с ветеранами. Просто в нашем общении теперь несколько сместились акценты. В них добавилась вертикаль.

 

P.S. Я смотрю на фото, сделанные вскоре после нашей встречи с отцом Анатолием, вспоминаю нашу беседу. У меня остался лишь один вопрос: «Были ли главными таланты, данные этому человеку, умение владеть мячом, скорость, выносливость?» Глядя, в глаза этого удивительного человека, прихожу к выводу: главный его талант — доброе сердце, способное вместить многих.

 

Беседовал протодиакон Александр Карпенко
Фото Александра Шурлакова

 

 

futbolist7

 

futbolist8

 

futbolist9

 

Подвиг Карапетяна


Однажды, тридцать пять лет назад, еще один советский спортсмен навсегда оставил занятия спортом. Речь идет (приготовьтесь считать!) об 11-кратном рекордсмене мира, 17-кратном чемпионе мира, 13-кратном чемпионе Европы, 7-кратном чемпионе СССР. Спортсменов с таким «послужным списком» во всей истории спортивных состязаний можно перечесть по пальцам. И вот на пике своей формы, в зените славы и карьеры он вдруг уходит из большого спорта, чтобы через несколько лет открыть маленькую мастерскую по пошиву обуви.


Этот человек в полном смысле этого слова закопал свой талант в землю, вернее — утопил его в ледяной и грязной воде Ереванского озера. Но упрекнуть его за это вряд ли повернется язык даже у самых горячих болельщиков.


...В тот день, 16-го сентября 1976 года, в Ереване сорвался в воду троллейбус, проезжавший по дамбе. Девяносто два пассажира оказались заживо погребены на десятиметровой глубине. Все они были обречены на неминуемую гибель, если бы не одно обстоятельство: именно в это время вдоль озера совершал тренировочную пробежку многократный чемпион мира по подводному плаванию Шаварш Карапетян. Впоследствии эексперты признают: никто на свете просто физически не смог бы сделать того, что сделал тогда Шаварш.

 

podvig karapetyana


Нырнув в замутненную падением троллейбуса воду, он разбил ногами заднее стекло, и стал вытаскивать потерявших сознание пассажиров. Более двадцати минут в ледяной воде. Двадцать спасенных жизней. На самом деле он вытащил из троллейбуса больше людей, но не всех удалось спасти. Когда Шаварш очередной раз выныривал на поверхность, столпившиеся на дамбе прохожие видели, что все его тело истерзано осколками разбитого окна.


Такой подвиг стоил ему тяжелейшей двусторонней пневмонии, осложненной общим заражением крови — в озеро сбрасывались городские канализационные стоки. Врачи с огромным трудом спасли ему жизнь, но о возвращении в спорт не могло быть и речи: Шаварш Карапетян стал инвалидом.


Он навсегда погубил свой выдающийся талант пловца. Но дар любви к людям, столь же щедро отпущенный ему Господом, он преумножил за эти страшные двадцать минут многократно.

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 3271 раз

Купить