Среда, 11 Январь 2017 14:46

Сохранить жизнь

Автор 

Уже более 11 лет существует организация, которая занимается защитой жизни нерожденных детей. Это одесский просветительский медико-психологический центр «Жизнь».

Основная задача волонтеров — помощь беременным женщинам, находящимся в кризисной ситуации, и регулярное проведение целого ряда акций, направленных на предотвращение абортов. В их числе — разработка, изготовление и размещение стендов для женских консультаций.

 

В 2010 году был создан телефон доверия (048‑700‑58‑58). За это время на линию поступило более трех тысяч звонков.

 

В 2012 году центр получил гран-при Международного фестиваля социальных технологий в защиту семейных ценностей «За жизнь». Высокой наградой был отмечен интерактивный дистанционный обучающий курс «Защита семьи, материнства и детства». Впервые обучение по нему проходило с октября 2011-го по май 2012 года, а сейчас учебный курс находится в свободном доступе в Интернете.

 

В 2015 году центр вошел в структуру отдела по делам семьи Одесской епархии и стал прочной базой для его развития. Ведется активный обмен опытом с единомышленниками из других городов. Последователи одесских волонтеров уже работают в Белгороде-Днестровском, Мариуполе, Киеве, Харькове, Днепропетровске, Сумах, Крыму и во многих городах СНГ.

 

О трудностях и радостях служения в защиту материнства и детства, о том, как можно работать в стране, где легализован аборт, мы поговорили с сотрудниками центра и его духовником — клириком Свято-Успенского кафедрального собора Одессы протоиереем Андреем Коробчуком.

 

centre JYZN Odessa

 

— Как вы связали свою жизнь с центром?

О. Андрей Коробчук: В 2006 году владыка благословил меня помогать волонтерам. Тогда было всего несколько человек, которые просто раздавали листовки. Казалось, что может горстка людей? Но они делали свое дело с таким энтузиазмом, что постепенно ядро стало обрастать новыми активистами, и сейчас в центре трудится уже около полусотни человек. Многие из них сами сталкивались со схожими проблемами и теперь готовы свой опыт донести другим. То есть за 11 лет из элементарного желания сделать хоть малое ради спасения детей и их мам родился коллектив людей, хорошо знающих свое дело.

 

Юлия Колыханина-Станчак: Меня привел Господь. Иначе я сказать не могу. В свое время я закончила психологический колледж и в рамках практики два года проработала на городском телефоне доверия. Когда я узнала о центре «Жизнь» и стала его волонтером, возникло предложение создать горячую линию. Сейчас она является первой ступенькой, своеобразным «фильтром», через который к нам приходят женщины, попавшие в трудные жизненные ситуации.


Ирина Проценко: Это произошло шесть лет назад. Иногда, когда бывают такие моменты, что груз проблем других людей становится для тебя нестерпимо тяжелым, я задаю себе вопрос: «Зачем мне это надо?» Но Бог дает силы идти дальше. А еще меня мотивирует то, что я и сама когда‑то оказалась в кризисной ситуации, поэтому весь ужас одиночества мне хорошо знаком. В свое время у меня не было плеча, опоры, поэтому хочется стать таким плечом для других людей. Вообще сейчас многим людям очень тяжело — как тут не помогать, и как им обойтись без помощи?

 

Юрий Станчак: Я включился в работу центра около трех лет назад. До этого у меня уже был опыт общественной деятельности. Но именно здесь в полной мере можно ощутить, что значит быть настоящим волонтером. Потому что в нашем центре не просто помогают людям, а спасают жизни детей, а жизнь — это наивысшая ценность. Здесь на конкретных жизненных примерах видишь, как Господь выводит людей из сложных и чрезвычайно запутанных ситуаций.

 

Алла Зеленская: Я тружусь в центре с 2010 года. Пришла, потому что, как и некоторые наши женщины-волонтеры, сама делала аборт и теперь очень об этом сожалею и пытаюсь как можно большему числу мамочек помочь пережить страшные моменты, когда их практически толкают в абортарий. Для меня это служение, дело жизни. Если хотя бы одной душе можно помочь — это нужно делать. Бывает, скажешь пару слов, а для собеседника это переворот сознания. Приходящие к нам женщины говорят: «Мы даже и не знали, что есть такие люди». Про себя тоже могу сказать, что если бы знала, что есть неравнодушные люди, может быть, и не оступилась бы.

 

Center JYZN 2

Каждой подопечной в центре дают понять, что она не одна, и рядом есть люди, которые готовы помочь. 

 

— Чем занимаетесь именно вы?
О. Андрей Коробчук: Священник нужен, прежде всего, как молитвенник и духовник. Общаюсь с нашими подопечными. У специалистов центра психологический подход, моя же задача — оказать духовную поддержку. Не все женщины ощущают необходимость в разговоре со священником, большая часть идет именно за психологической и материальной помощью. Но есть те, кто готов покаяться и изменить свою жизнь, тогда мы помогаем им и в этом.

 

Алла Зеленская: К нам на склад приносят манежи, кроватки, коляски, велосипеды, ходунки, детскую одежду и обувь и все, что уже не нужно в семье, поскольку малыш подрос. Иногда люди жертвуют новые подгузники, одежду для беременных, детское постельное белье, игрушки и книжки. Мы это все разбираем и раскладываем по полочкам. Я дежурю на складе раз в неделю, по средам, с 12.00 до 17.00, в это время каждый может принести или взять вещи. Но самая важная моя задача — помочь беременным пройти все бюрократические круги, чтобы получить положенные им государством пособия. В большинстве своем мамочки совершенно не знают своих прав и обязанностей. Я не выполняю функции юриста, а просто рассказываю то, чего женщина не знала. И после консультации она идет подготовленная, с нужным настроем, понимая, как нужно разговаривать с чиновниками, и добивается своего.

 

Ирина Горошко: Я в центре седьмой год. Сначала была консультантом телефона доверия, потом помогала мамочкам, которые жили во временном приюте, действовавшем при центре. Сейчас размещаю объявления о нуждах подопечных центра на форуме (о лекарствах, детских вещах, колясках и т. д.). А добрые люди помогают.

 

Инна Андрианова: Лекции, разработанные центром, направлены на возрождение традиционных семейных ценностей. Они раскрывают всю полноту человеческой жизни, открывают глаза на то, как понятие аборта вошло в наше сознание и стало считаться нормальным. Для многих откровением является информация о том, что на 18–21 день от зачатия сердце малыша уже бьется — хотя это только 2–3 день задержки менструации у женщины; что в утробе у матери находится не «сгусток клеток», а самый настоящий человек, такой же, как и мы с вами, но очень маленького размера. Многие женщины, стоящие перед выбором: аборт или рождение малыша, — прослушав лекцию по выставке «Молчаливая революция», осознают, что они не убийцы, и в 90% случаев сохраняют жизнь ребенка. А школьники и студенты, побывав на выставке «Спасай взятых на смерть», начинают больше ценить родителей, даровавших им жизнь, а также настраиваются на создание полноценных семей и рождение всех посылаемых им Богом детей.

 

Center JYZN 3 Одна из главных задач — показать будущим мамам радость материнства.

 

Юлия Колыханина-Станчак: На мне и на нескольких моих коллегах лежит, пожалуй, самая тяжелая обязанность — отвечать на звонки, поступающие на нашу горячую линию. Телефон изначально создавался для большой команды. И назвать его можно полупрофессиональным, так как работают не профессиональные психологи, а специально обученные люди, прошедшие сертификацию. Подготовка консультантов длилась полгода. Изначально было набрано 60 человек, из них отбор прошли 30. Со временем нас осталось уже 15 человек. Они сейчас в резерве, потому что существует еще такое явление, как выгорание. В принципе, на всех волонтерских телефонных службах консультанты держатся не больше двух лет. Но наши консультанты не отстраняются, устав трудиться на телефоне доверия, а находят себя в каком-то другом из множества направлений, по которым работает центр. Со временем мы планируем провести новый набор и обучение консультантов.

 

— В чем особенность именно вашего телефона доверия?
О. Андрей Коробчук: Работать с женщиной, решившейся на аборт, очень сложно. Во-первых, у беременной начинается гормональная перестройка, и она становится еще более эмоциональной. Во-вторых, человек в кризисном состоянии часто не видит других выходов из ситуации. И самая главная задача консультанта — расширить сознание абонента. Конечно, этого может и не произойти за один разговор, но зачастую второго шанса может не быть, поэтому приходится приложить все усилия, чтобы расположить человека к себе, подобрать правильные слова поддержки, найти то, что даст женщине внутреннюю опору. Сложность еще и в том, что нужно сохранить контакт, не видя человека. Но для абонента в этом есть свои плюсы: бесплатность, анонимность и конфиденциальность.

 

— Сколько женщин за время существования центра обратилось за помощью и сколько мам сохранили детей?
Юлия Колыханина-Станчак: В целом было уже больше трех тысяч звонков. А вот посчитать количество благополучных исходов сложно, потому что есть те, кто звонит нам в течение всей беременности и потом повторно уже со следующими беременностями, а есть те, кто позвонил однажды, и мы не знаем, чем все завершилось. Перезванивать мы не можем — таковы правила телефонной линии. Из тех, о ком мы знаем, — 90% женщин решили сохранить беременность. Кроме того к нам обращаются и через социальные сети, и через другие общественные и государственные организации, а также из храмов города, ведь многие знают о нашем существовании.

 

— Сколько человек отвечает на звонки горячей линии?
О. Андрей Коробчук: Сегодня в основном двое. Раньше, когда у нас был офис, и волонтеры дежурили там по графику, их было пятнадцать. Сейчас у нас нет гарантированно своего постоянного помещения. А то, где мы сейчас, требует капитального ремонта. Пока что телефон консультанты носят с собой, но мы надеемся, что найдутся неравнодушные люди и нам будет оказана помощь в приобретении достойного помещения для дальнейшего развития и осуществления такой важной деятельности, как спасение жизни детей.

 

— Какие сейчас основные причины абортов, согласно вашим наблюдениям?
О. Андрей Коробчук: Страх перед будущим — что не смогут воспитать, выкормить, поставить на ноги. Знаете, неверующему человеку очень сложно объяснить, что ребенок — благословение Божье, продолжение его самого, что Бог поможет. Такие люди обычно просят материальную помощь. Иногда с ними достаточно просто поговорить, поддержать, сказать доброе слово, показать, что они не остались один на один с проблемой. Часто все домашние против рождения ребенка, но, по нашему опыту, подобные ситуации не так беспросветны, как кажутся.


Юлия Колыханина-Станчак: Причины у всех были разные. Кому‑то помогла пачка подгузников. Это реальная история — девушка боялась рожать, поскольку решила, что ей нечего будет дать ребенку даже на первое время. Она думала только о том, что она будет делать после родов — не дальше. Даже не думала о ребенке. И подгузники, какие‑то детские одежки помогли ей понять, что не все так плохо.

 

Была у нас абонентка, которая говорила: «Я не могу, у нас сумасшедшие долги за квартиру. Как мы будем еще ребенка рожать?» Оказалось, что речь идет о трех тысячах гривен. И буквально через несколько дней после ее звонка на наш телефон доверия позвонила женщина и предложила центру финансовую помощь. Она хотела передать ровно три тысячи гривен. В итоге ребенок остался жить. И это не единственное чудо.

 

Center JYZN 4

В день памяти Младенцев мучеников Вифлеемских волонтеры выкладывают крест из лампадок в память о неродившихся детках.


— А какая консультация была для вас самой сложной?
Юлия Колыханина-Станчак: Это относительно свежий случай. Я на всю жизнь запомню несовершеннолетнюю девушку, консультации с которой продолжались всю ее беременность. Мы говорили каждый день минимум по два часа. Она позвонила буквально на первых неделях своего положения. У нее была очень сложная ситуация в семье — мама несколько раз доводила ее до дверей абортария, даже на поздних сроках. Но каждый раз девушка сбегала из больницы.

 

В период этого консультирования, примерно через три месяца после ее первого звонка, я сама забеременела. Мы параллельно носили две беременности, и, конечно, я чувствовала подопечную острее, чем другие. Ощущала борьбу за эту душу. Пятнадцатилетней девушке, зависимой от родителей и психологически, и материально, было очень тяжело. Борьба была сильнейшей. Но она не убила, а родила девочку. Преждевременно. К сожалению, ребенок умер. Но его успели окрестить. Мы все вместе давали ему имя. Слава Богу, младенчик увидел свет, и теперь его душа у Бога.

 

А есть замечательный пример, которым мы просто гордимся! К нам обратился мужчина, от которого забеременела женщина 56 лет. За год до этого она потеряла взрослого сына. Из-за проблем с сердцем она не собиралась рожать, к тому же стереотипы давали о себе знать. Мы всем центром сражались за жизнь ребеночка и в телефонном режиме, и по скайпу. Особая сложность состояла в том, что она жила в другом городе, вдали от Одессы. Она родила прекрасную девочку. Все соседи приходят и помогают ей — стереотипы разрушены. И ее организм нормально справился — она родила сама.

 

Неизвестно, как бы повернулась ее жизнь при этом состоянии здоровья после или даже во время аборта. Я сама как недавно родившая могу сказать, что весь организм мобилизуется и выходит на новый уровень — особенно если это запланированная беременность, осознанное материнство.

 

— А как люди узнают о центре?
О. Андрей Коробчук: Раньше мы расклеивали рекламу по городу и в общественном транспорте, сейчас денег у нас на это нет, но о нас все равно узнают — по «сарафанному радио», через социальные сети, где мы довольно активно ведем работу. Есть дружественные медицинские учреждения, которые размещают наши информационные стенды. Но есть и яростные противники. Ведь аборт — это очень доходный бизнес. Эмбрионы идут потом в косметологию, фармацевтическую промышленность. По статистике, каждую секунду в мире умирает два ребенка от аборта.

 

Center JYZN 5 В 2012 году центр получил гран-при Международного фестиваля социальных технологий в защиту семейных ценностей «За жизнь».

 

— У центра есть опыт сотрудничества с медучреждениями?
Юлия Колыханина-Станчак: Мы очень тесно сотрудничаем с роддомами. Иногда нас вызывают даже к отказникам. Я езжу общаться с мамами, у которых еще не проснулся материнский инстинкт (такое случается). По закону, женщина, отказавшаяся от ребенка, в течение трех месяцев может опомниться и вернуть малыша. Такой разговор с психологом очень часто оказывает сильное влияние. Это не всегда работает, как волшебная палочка, но нужно, по крайней мере, заронить зернышко...

 

О. Андрей Коробчук: Наши информационные стенды есть в нескольких женских консультациях. Все зависит от личного контакта с главврачом. Если человек настроен на сотрудничество, разрешает. А случалось, что сначала разрешил, а когда разместили, спустя короткое время санитарки все снимают.

 

Хотя в размещаемых материалах мы стараемся не выделять религиозный компонент, чтобы они работали на более широкий круг женщин. Там можно найти информацию об общечеловеческих ценностях, о конкретных видах и последствиях аборта, но особый акцент в них сделан на то, что жизнь — это прекрасно, что нужно полюбить, сохранить, что этот маленький человечек — тоже личность.

 

— Допустим, у тебя есть знакомая, которая собирается делать аборт. Что нужно сказать ей в первую очередь?
Юлия Колыханина-Станчак: Если есть возможность, лучше все‑таки дать телефон профессионалу. Почему? Потому что очень часто человеку самому страшно говорить на такую тему. Она очень табуирована в нашем обществе. К сожалению, многие из наших мам прошли через это, и они нам волей-неволей передают собственный страх. Я как психолог могу сказать, что женское тело помнит аборт всю жизнь. Связь между матерью и ребенком уникальна, и когда женщина не принимает ребенка, она не принимает и себя, и это очень тяжело на ней сказывается. Огромное заблуждение, что аборт — просто медицинская процедура. Также важна моральная поддержка — это нужно в первую очередь. Важно сказать о том, что «ты не одна, с тобой рядом есть люди, которые тебе помогут». Постараться раскрыть перспективы. Потом подключить профессионала.

 

Ирина Проценко: Часто мамы, которым мы помогаем, не планировали беременность. И поэтому у них трепетной психологической связи с ребенком нет. Мы стараемся помочь женщинам наладить эту связь и, насколько возможно, сделать так, чтобы, однажды попав в кризисную ситуацию, она уже больше не оказывалась в ней. Важна воля самого человека. Мы помогаем первое время, но поднимется женщина в дальнейшем или нет, зависит от нее самой.

 

Center JYZN 6 Семейные праздники, которые проводит центр, объединяют сотни взрослых и маленьких одесситов.

 

— Как волонтеры спасаются от выгорания?
О. Андрей Коробчук: Во-первых, они все верующие. Все молятся, исповедаются, причащаются. В частном порядке решают вопросы с духовниками. Во-вторых, со временем, наверно, возникает некая психологическая защита. Начинаешь опытно разделять людей действительно нуждающихся и симулянтов. Ведь есть и откровенные мошенники, которые просто по‑другому не могут. И, конечно, все наши сотрудники молятся за подопечных центра.

 

Юлия Колыханина-Станчак: Во-первых, очень помогают мужья. Большинство наших сотрудников — женщины. И заниматься этой деятельностью можно, когда у тебя есть очень сильный тыл. Если в семье нет согласия на эту тему, очень тяжело черпать откуда‑то ресурсы, чтобы отдавать куда‑то. Во-вторых, это чувство того, что ты делаешь что‑то важное, вносишь свой вклад в спасение. Даже когда ты соприкасаешься с трагическими случаями, понимаешь, что ты увидел этого человека в этот момент его жизни, но, может быть, ваш разговор или то, как он потом будет размышлять о том, что произошло, послужит основой правильного решения в будущем.

 

— Как долго центр поддерживает связь с подопечными?
О. Андрей Коробчук: Зависит от человека, от того, сколько он хочет эту связь держать. Одну из наших самых первых подопечных по имени Наталья я даже ездил забирать с ее младенцем из роддома. Медсестра вышла и говорит: «Кто папа?» Отвечаю: «Я папа, давайте сюда», — и принял ребенка на руки. Мы с Наташей до сих пор созваниваемся.

 

Но материально надолго нельзя к себе привязывать. Иначе происходит подмена понятий: человек думает, что центр должен его содержать, а не просто помочь и в трудную минуту, «подтолкнуть». Есть те, кто начинает злоупотреблять. Помогли, родила. Проходит время, снова звонит: «Я опять беременна». И ситуация точь‑в-точь, как в прошлый раз: жить негде, работы нет, мужа нет, есть нечего...

 

Center JYZN 7 Во время одной из акций

 

— Батюшка, у Вас семеро детей. Делитесь опытом как многодетный отец?
О. Андрей Коробчук: Если интересуются — конечно, делюсь. К слову, мне радостно, что и сотрудницы центра «Жизнь» по очереди уходят в декрет. Причем даже те, у кого долго не было детей. Это, наверное, самая большая им награда от Бога. Верю: то, чем занимаются наши волонтеры, в очах Божьих имеет очень большое значение.

 

Господь не всегда дает нам какой‑то сиюминутный успех, чтобы мы как люди не расслаблялись, не думали, что мы такие замечательные, и все получилось потому, что у нас есть опыт. Господь иногда нас смиряет какими‑то тяжелыми ситуациями, тяжелыми историями. Но Он не дает впасть в какое‑то уныние, укрепляет. Есть много и хороших историй, которые мы помним.

 

На первых шагах мы, может, действительно об этом не говорим, но конечная цель — не просто человеку помочь выпутаться из конкретной ситуации, а привести его к Богу, научить молиться, помочь изменить отношение к себе и к окружающим. Я постоянно стараюсь об этом напоминать — и сам себе, и нашим сотрудникам. Приходят в храм и люди, побывавшие на нашей ежемесячной уличной акции. Но это, как правило, те, кто уже сделал аборт. Они зачастую начинают помогать подопечным центра, чтобы искупить свой грех аборта.

 

Многие не понимают, что часто проблемы, которые есть в их жизни (в том числе и разводы), — последствия этого греха. Также считается, что за аборт несет ответственность только женщина. Но это не так — в 95 % случаев женщины решаются на аборт, так как их не поддерживают мужчины. Поэтому волонтеры стараются в ходе уличных акций привлечь внимание о и мужчин.

 

Вообще есть важный психологический момент. Нужно говорить не «против», а «за». Не «против абортов», а «за деторождение». Когда ты «за» что‑то — создается позитивный образ человека или организации.

 

Center JYZN 8 Каждое первое воскресенье месяца у собора проходит акция «Поставь свечу».

 

— Как может измениться ситуация с абортами в Украине на государственном уровне?
Юлия Колыханина-Станчак: Мы не требуем, чтобы государство запрещало аборты. Хотя, конечно, это было бы хорошо, и число убийств снизилось бы. Но проблему этим не решишь — аборты все равно будут. Поэтому государство должно формировать положительное отношение к материнству, деторождению и так далее.

 

Возможно, на законодательном уровне нужно максимально уменьшить количество позиций, по которым аборт разрешен. Идеально было бы ввести государственную программу по работе с консультациями, школами. По телевидению крутить социальные ролики.

 

Инна Андрианова: Какие бы меры ни принимало государство, ситуация в нашей стране не изменится до тех пор, пока полностью не изменится сознание наших людей в этом вопросе. Поэтому очень важной задачей для себя мы видим просвещение молодежи, молодых супругов и даже пожилых людей, которые через осознание своих собственных ошибок не допустят подобного в жизни детей и внуков, а тем более не будут подталкивать их к совершению непоправимого — греха детоубийства.

 

— Действенный ли метод сведения тех, кто собирается делать аборт, с теми, кто давно хочет ребенка?
О. Андрей Коробчук: Метод действенный, но все-таки полулегальный. Согласно законодательству, все должно быть так: женщина родила, сдала ребенка государству, государство распределяет младенцев. Я лично за сводничество как за крайний метод сохранения жизни ребенка. Ведь не каждая беременная согласится на это. Когда заходит такой разговор, женщина говорит: «Как это мой ребенок будет в чужой семье?» Я говорю: «А что, лучше убить?» Она от прямого ответа уклоняется: убить, вроде, нехорошо.

 

— К каким еще средствам вы прибегаете, чтобы убедить женщину не делать аборт?
О. Андрей Коробчук: По большому счету любая женщина — мать по своей природе. Кем бы она ни была — алкоголичкой, проституткой, социально неблагополучной или кем‑то еще. И она боится этих своих материнских чувств, потому что, когда женщина родит и возьмет дитя на руки, — не сможет от него отказаться. Вот этого и боятся.

 

Бывает, нужно приводить грубые аргументы, эгоистичные: говорить об угрозе и для ее жизни, которая есть в случае аборта. Есть такое сравнение: сделать аборт — все равно, что резко остановить несущийся поезд. Организм женщины настраивается на роды, все процессы уже запущены, настроены на деторождение. И тут все резко прерывается. Аборт — это не только смерть ребенка, он также пагубно сказывается и на самой несостоявшейся матери, последствия его могут влиять на здоровье женщины на протяжении всей ее жизни.

 

— Как быть в случае прогноза страшного диагноза у ребенка? Говорят, нужно родить и окрестить, а там уже как Бог решит.
О. Андрей Коробчук: Да. Родить, крестить. В книге «Мы можем любить их обоих» Джона и Барбары Уиллке приводится пример семьи американцев, которые знали, что их ребенок родится с серьезной патологией и не выживет. Но они родили его. Ребенок прожил пару дней. Когда он умер, они устроили похороны, пригласили родных и близких. Ребенок умер, но у него есть имя. Он жил мало, но был любим. У него есть папа и мама, братья и сестры. А после него осталась память здесь, на земле — фотография, могилка, куда можно прийти, цветочки положить. Он был личностью и остался ею в вечности.

 

Направления деятельности центра

 

В центре активно действует около 15 направлений. Всего же их более 50. Они «выстреливают» в разной мере в разные годы, когда приходят нужные люди, которые могут на себя взять работу по конкретному направлению.

 

В центре попавшая в сложную ситуацию беременная женщина может получить социальную, психологическую, юридическую, материальную, финансовую помощь.

 

Консультации проводятся как по телефону горячей линии (048‑700‑58‑58), так и через интернет (Skype: konsultant-7005858; соцсеть «Вконтакте»: https://vk.com/centerlife).

 

При центре действовал временный приют квартирного типа для попавших в сложную ситуацию беременных и только что родивших мам. Среди них были и выпускницы интернатов. Молодых мам обучали азам личной гигиены и ухода за ребенком.

 

Важное место в деятельности центра отведено экскурсиям по тематической экспозиции, размещенной в Спасо-Преображенском кафедральном соборе Одессы, и поездкам с просветительскими лекциями в школы, лицеи и вузы Украины.

 

Center JYZN kollektiv 

Каждую первую субботу месяца в Свято-Успенском кафедральном соборе проводится молебен о даровании и благополучном рождении детей.

 

Каждое первое воскресенье месяца у собора проходит акция «Зажги свечу»: в палатке на улице стоит подсвечник, на который каждый может поставить свечу, помолившись о спасении младенцев от убийства через аборт и о прощении родителей, совершивших этот грех. Рядом — тематические стенды. В ходе акции волонтеры раздают прохожим листовки.

 

Акции центра проводятся в ближайшее ко Дню защиты детей воскресенье и в день памяти Младенцев мучеников Вифлеемских, когда волонтеры выкладывают крест из тысячи лампадок в память о неродившихся детках.

 

Совсем недавно был создан семейный клуб «Лучики жизни», его цель — содействие в организации семейного общения и преодоление возникающих трудностей.

 

В планах организация курсов, где подопечные центра смогут получить бесплатное профильное образование, и создание всеукраинского телефона доверия для женщин, находящихся в кризисной ситуации.

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 537 раз

Купить