Вторник, 18 Октябрь 2016 12:02

Трудное положение

Автор 

Трудности и невзгоды в жизни каждого человека случаются на протяжении всей его жизни. Однако бывает и так, что человеку волею случая, а зачастую и по своей вине, приходится просто выживать.

Когда нет собственного жилья, работы, документов...

 

Бомж — это клеймо на всю оставшуюся недолгую — два-три года на улице — жизнь, или все-таки есть возможность выбраться из этой почти безнадежной ситуации? Есть. В Домах трудолюбия «Ной» идут навстречу любому обратившемуся, дают кров и стол, помогают восстановить документы, найти свою дорогу в социум.

 

Первый Дом трудолюбия «Ной» появился пять лет назад силами волонтерской группы во главе с Емельяном Сосинским — они кормили бездомных. В какой-то момент пришло осознание того, что накормить — это, конечно, хорошо, но дальше выхода для людей все равно нет. Задумались о том, как реально помогать людям вернуться к нормальной жизни. Сняли первый коттедж, на одном из кормлений объявили, что все, кто хочет попытаться начать новую жизнь, могут поселиться там. Правила простые: нужно быть абсолютно трезвым, работать, а крышу над головой, помощь в восстановлении и оформлении документов и пенсий, питание обеспечивает «Ной».

 

Сейчас первый помощник Емельяна — Игорь Петров. Он сам прожил на улице несколько лет, был «классическим» бомжом, потом прошел путь от первого дня в Доме трудолюбия до второго человека в этом деле. Были и срывы — несколько раз сбегал, хотя насильно здесь никто никого не держит. «Конечно, когда ты стоишь на улице, то за полтора-два часа можно насобирать долларов сто, ну и пропить, естественно. Рестораны на задних дворах отдают остатки, очень хорошие и вкусные, поесть в столице — не проблема. А в доме нужно сразу идти работать на стройку. Смена — 20 долларов. Есть разница? Просто постоять два часа или вкалывать изо всех сил?»

 

Часть зарплаты поселенец отдает в «общий котел» — на аренду коттеджа, плату за ЖКХ, питание и бытовую химию. Еще часть — на содержание тех жильцов, которые не могут работать: больных, инвалидов, мамочек с маленькими детьми. Половина заработка остается у постояльца.

 

Игорь «горит» тем делом помощи другим, которым он занимается. По себе знает, как это сложно и трудно — вернуться к нормальной жизни. Пару лет назад он нашел себе подругу — в Интернете. Долго переписывался, добивался встречи, сразу о себе всю правду написал. Он понял, что ему нужна семья, нужна жена и близкий друг рядом. И Луиза (так зовут подругу) откликнулась. Вскоре она приняла предложение руки и сердца, и они обвенчались. Сегодня Игорь и Луиза вместе живут в одном из домов и руководят им.

 

Михаил, один из жильцов «Ноя», присматривает за курами. А в перерывах читает классику на пеньке. В Доме трудолюбия «Заозерный» организована ферма по разведению птицы, кроликов и свиней. Все это не для продажи — иначе пришлось бы проходить много инстанций и ветеринарный контроль. Просто надо было как-то занять тех постояльцев дома, которые по состоянию здоровья обычной работой заниматься не могут.

 

Луиза и Игорь со своей крестницей Светочкой, дочкой одной из постоялиц Дома.

 

Обитатели Дома в Капустине. Сейчас есть уже 11 филиалов «Ноя». Три из них — «социальные дома» для инвалидов,
стариков и женщин с детьми. В них проживает более 600 человек.

 

Участок и дом в Капустине. Хозяин участка, понаблюдав за жизнью первого Дома трудолюбия, который находился на соседней улице, и убедившись, что его постояльцы трудятся, безобразий никаких не устраивают, выстроил дом, чтобы сдавать его «Ною».

 

Крещение малышки Екатерины. На третьем этаже Дома специально организована молитвенная комната.

 

Служба в Доме трудолюбия

 

В Доме трудолюбия «Заозерный». Свиноводческая ферма.

 

Игорь беседует «за жизнь» с лежачей бабушкой.
Аристократка и княгиня, как ее прозвали в доме, не может ходить из-за незаживающих трофических язв на ногах.

 


Кролик на руках у художника с высшим образованием Александра. Много работал по специальности, писал плакаты, оформлял залы. Но вот с жизнью немного не справился. Как узнал, что приехал наш корреспондент, сразу размяк: «Люблю ваш журнал, все время читаю!»

 

Любимая «копейка», главное, транспортное средство и гордость дома в Капустине. Её пожертвовали практически в новом состоянии.

 

Здесь все должны делать хоть что-то, по силам. Андрей (справа) демонстрирует плод своих трудов. У Андрея сложная жизненная история. Он практически ничего не видит. У него была квартира, семья — жена и дочка. Обе погибли в автоаварии, а пока он лежал в больнице после очередной глазной операции, черные риэлторы отобрали квартиру. Возвращаться из больницы было некуда. Сейчас ведется следствие, прошло несколько судов по возвращению квартиры. А пока Андрей живет в «Ное». Руководители Дома прилагают все усилия, чтобы Андрею бесплатно сделали необходимые для сохранения остатков зрения операции.

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 437 раз

Купить