Среда, 21 Июнь 2017 19:38

В Кирилловской обители. Там, где лечат души...

Автор 

22 июня — престольный день знаменитой киевской Кирилловской церкви. Какова её история? Какое служение несут её прихожане ХХІ века?

Древние летописные источники рассказывают о том, как в урочище Дорогожичи, где пересекались «дорожницы» из Киева на Вышгород, Новгород, Чернигов, Полоцк, Туров и Владимир-Волынский, в 1139 году князь Всеволод Ольгович, правнук Ярослава Мудрого, заняв киевский престол, основал фамильный «отчий» Свято-Троицкий Кириллов монастырь в честь своего небесного покровителя святителя Кирилла Александрийского. И превратил его в укрепленный замок, а затем и в княжескую усыпальницу.

 

За шесть столетий монастырь расцветал и опустошался, познал горечь татаро-монгольского нашествия и оккупации польской шляхты, стал местом духовных подвигов святых угодников, пока не был упразднен реформой Екатерины II в 1786 году. Соборный Кирилловский храм обрел статус приходского, а в монастырских корпусах разместились так называемые «Кирилловские богоугодные заведения», включавшие в себя городскую больницу, богадельню, дом умалишенных и т. д. С тех пор минуло более 200 лет. И хотя большинство прежних монастырских построек не сохранились, а знаменитая колокольня архитектора Ивана Григоровича-Барского была снесена в 1936 году безбожниками, главное архитектурное сокровище обители — храм святителя Кирилла Александрийского — сохранился и остается украшением древнего Киева. На рубеже ХІХ и ХХ столетий церковь пережила второе рождение благодаря открытию настенных византийских фресок и росписям великого Михаила Врубеля.

 

 Кирилловский монастырь. Федор Солнцев, 1843 г., Киев

 

В начале XIX века (1803-1805 гг.) были возведены каменные постройки Кирилловских богаделен со специальным отделением для душевнобольных на 25 мест. Сюда с Подола был переведен дом для умалишенных, преобразованный в советское время в психиатрическую больницу... им. Т. Г. Шевченко. В 1911 г. на 100 больных имелся один врач, а больных было около 600 человек.

 

В 1993 году здесь была основана Свято-Кирилловская православная община, которая летом 2011 года решением Священного Синода УПЦ была преобразована в мужской монастырь. Одной из главных особенностей бывшей общины и нынешней обители является попечительская деятельность о душевнобольных Киевской психоневрологической больницы № 1 — самого большого заведения подобного рода в Украине, где в многочисленных корпусах за год проходят лечение около 11 тысяч человек.

 

«А поп-то — настоящий!..»

 

В пасхальные дни 1993‑гоизвестный столичный священник протоиерей Федор Шеремета был приглашен на территорию больницы для совершения молебна. Поскольку древний Кирилловской храм использовался как музей и служить в нем «не дозволялось», прихожане вынесли на больничную аллею табурет и сосуд для освящения воды. И вот, впервые за 67 лет после закрытия Кирилловской церкви в 1926 году, здесь, у старинного древнерусского храма, вознеслась молитва. Через некоторое время стали подходить пациенты больницы, которым разрешалось свободно выходить из отделений. Некоторые приближались к отцу Федору и касались его рясы со словами: «А это настоящий поп?» После молебна отец Феодор стал раздавать крестики и иконки. Больные с радостью принимали святыньки, крестились, кто как умел, восклицая: «Это настоящий батюшка! Его к нам Бог послал!..»

 

Приснопамятный отец Федор (+1.05.2011 г.) задумывал общину как монастырь. В его бытность было совершено несколько монашеских постригов. Службы совершались по монашескому уставу, сам батюшка до своей кончины проживал на пустыньке. Отец Федор погребен напротив северной стены Кирилловского храма — где некогда предавали земле настоятелей монастыря и заслуженную братию.

Мечта батюшки сбылась: ровно через полтора месяца после его кончины, 14 июня 2011 года, решением Священного Синода УПЦ был открыт Свято-Кирилловский мужской монастырь.

 

По сути, в тот весенний майский день Кирилловский приход и начал свою попечительскую деятельность. Главврач больницы Виталий Лисовенко откликнулся на инициативу православных. В старинном здании клуба, где некогда размещалась трапезная Кирилловского монастыря, было выделено помещение для совершения богослужений. А затем Церкви в пользование был передан и весь одноэтажный корпус, на то время пребывавший в аварийном состоянии. После капитального ремонта он был переоборудован в прекрасный Васильевский храм с крещальней и баптистерием для полного погружения крещаемых. Вскоре с музеем был заключен договор о совместном использовании древней Кирилловской церкви. Блаженнейший Митрополит Владимир заново освятил ее после многолетнего атеистического запустения, и под сводами древнего храма, как и сотни лет назад, стала совершаться литургия.

 

Несколько сестер по благословению настоятеля о. Федора устроились работать санитарками в больничные отделения клиники. Сестры, а затем и другие прихожане стали приводить группы больных на богослужения. Так начало свою деятельность сестричество милосердия, оказывающее помощь пациентам 28‑ми отделений, среди которых два детских, а также отделение тюремного режима для заключенных, преступивших закон и проходящих судебно-психиатрическую экспертизу.

 

Вскоре на территории больницы была построена благотворительная столовая. Под Киевом, в с. Малая Тарасовка Барышевского района приход арендовал 60 гектаров земли, где стали выращивать овощи и фрукты и организовали ферму. В голодные 90‑е на обширной территории больницы «проживало» множество бездомных: бывших пациентов больницы, которым некуда было возвращаться, хронических больных и просто бродяг, узнавших, что «возле той церкви харчи дают и одежду, могут бесплатно накормить и обогреть». Некоторые из этой бродяжьей когорты со временем вернулись к нормальной жизни и влились в трудовую общину.

 

Еще при жизни настоятеля о. Федора Шереметы (он почил 1 мая 2011 года) братия будущей обители посетила Афон и привезла списки известных греческих икон Богородицы — «Скоропослушницы» и «Отрада и Утешение». В честь последней и было названо Кирилловское сестричество милосердия.

 

Отрада и Утешение

 

Сегодня* сестричество насчитывает 18 сестер милосердия. Это женщины разного возраста и разного рода занятий. Многие из них имеют высшее образование: юристы, педагоги, экономисты. Как правило, они совмещают трудовую деятельность с послушанием в сестричестве. В воскресные и праздничные дни они собираются все вместе, а в будни дежурят по очереди. Но сестры никогда бы не справились с таким объемом работ, если бы не помощники из числа прихожан. Например, раз в месяц на приход приезжает группа женщин-пенсионерок, которые из своей пенсии выделяют средства и покупают продукты для пациентов больницы.

 

Медперсонал благосклонно отнесся к неожиданным помощникам. Врачи отмечают улучшение состояния у пациентов, посещающих храм, участвующих в Таинствах исповеди и причастия. Например, одна из пациенток больницы Тамара К. на протяжении нескольких лет лечилась безрезультатно. После того как она стала ходить в храм, ее состояние заметно улучшилось и ее выписали, а ныне она является одной из постоянных сестер сестричества и к врачам по поводу своего здоровья уже не обращается. Еще пример. Юноша и девушка, некогда пациенты больницы, стали посещать храм, пели на клиросе, а затем венчались в Кирилловской церкви и сейчас приводят своих деток на Причастие и помогают обители в её многогранной деятельности. Это не единичные примеры: определенную часть прихожан как раз и составляют бывшие пациенты больницы (в этом феномен Кирилловского монастыря), которые вспоминают о своем недуге как о кошмарном сне. Верующие знают: у Бога все возможно.

 

Мы побывали в обители во время Рождественских святок, пообщались с сестрами, которые стояли у истоков сестричества, поговорили с наместником монастыря. А еще присутствовали на рождественском концерте воскресной школы и посетили вместе с сестрами милосердия и духовенством больных в отделениях больницы.

 

 Видя, как трудятся эти женщины в белых одеждах с вышитыми красными крестами, невольно вспоминаешь слова из Нагорной проповеди Спасителя: «Блажени милостивии, яко тии помиловани будут» (Мф. 5:7).

 

Пациенты всех 28-ми отделений больницы получат рождественские подарки. В том числе и заключенные, проходящие судебно-психиатрическую экспертизу. Это материальная сторона деятельности прихода. Определить же удельный вес душеполезной врачующей помощи, ежедневно оказываемой страждущим, намного сложнее.

 

И 149 гривен от киевского мэра...

 

Любовь Андреевна Шинкаренко, старшая сестра сестричества:

 

– Я была человеком светским и далеким от Церкви. Переехав в Киев, я стала посещать Киево-Печерскую лавру и там услыхала о Кирилловском приходе, который опекает психически больных людей. Мне очень захотелось как‑то помочь этим несчастным. На следующий же день поехала в Кирилловскую церковь и обратилась к отцу Федору с просьбой дать мне какое‑нибудь послушание. Он посмотрел этак на мой элегантный вид (а я тогда любила выглядеть эффектно), покачал головой и сказал: «Уж не знаю, какое Вам послушание дать. Нет у нас для Вас послушания...» Я очень огорчилась, пошла в храм и начала слезно молиться. Затем снова пришла к отцу Федору с тем же вопросом, но он вторично меня отправил восвояси. Как я понимаю, мудрый духовник испытывал мое намерение. Я уж и дома взмолилась Божией Матери. И думаю: ну, если в третий раз откажет, значит, нет воли Божией. Прихожу и говорю: «Батюшка, я все могу делать, хоть полы мыть, тряпки стирать...» А он так удивленно: «Полы мыть?» — и обратился к сестрам храма: «Дайте ей ведро и тряпку, пусть моет». И ушел. Я была, как говорится, на седьмом небе! Уж и драила эти полы с таким упоением, а отец Федор проходит мимо, смотрит, улыбается и ничего не говорит. В общем, прошла я послушание уборщицы на отлично, так что вскоре батюшка благословил быть сестрой милосердия. Так Господь привел меня к этому богоугодному делу.

 

Как‑то к нам в гости заглянул тогдашний мэр Киева Леонид Черновецкий. Увидев горы бутербродов и продукты, спрашивает: «А где вы деньги берете?» А я отвечаю: «Да вот, хожу в халате по территории, а карман у меня всегда приоткрыт для желающих...» Он заулыбался и вынул из портмоне все, что у него было, — 149 гривен, как сейчас помню!..

 

Очередь за крестиками и бутербродами

 

Монахиня Предислава (Борткова):

 

 Призвание к монашеству я ощутила давно. Моя тетя была схимонахиней Введенской обители в Киеве, похоронена на Зверинецком кладбище. Родители были верующими, папа после ухода на пенсию трудился в Покровском монастыре. Я получила высшее образование в торгово-экономическом институте, сама воспитывала дочь и сына, так как муж мой не разделял моих христианских взглядов и жизнь вел диаметрально противоположную.

 

Похожая судьба постигла и дочь мою буквально зеркально. Она ушла в женский монастырь в г. Иваново под Москвой вместе с дочкой, моей внучкой. Получив воспитание и образование в монастыре, внученька все же решила выйти замуж. Ведь монашество — это призвание Бога. Хотя семейная христианская жизнь — это также особый подвиг жертвенности.

 

Я работала в торговле и занимала солидные должности. Веры своей никогда не выказывала, но все отпуска проводила в монастыре в Иваново на самых простых послушаниях — на кухне и хоздворе. И это мне очень нравилось! А когда пришло время пенсии, обратилась к о. Федору с просьбой принять меня в общину, которая жила по‑монашески.

 

Батюшка выделил мне келью и предложил возглавить сестричество милосердия. Тогда сестер было на пальцах пересчитать. Мы развесили объявления, и Господь послал прекрасных женщин с любящими сострадательными сердцами. Постепенно обошли все отделения, побеседовали с каждым заведующим врачом. Приходили к больным, неся с собой две корзины: в одной — бутерброды, в другой — духовная литература, крестики. Пациенты нас всегда так радостно и благодарно встречали, сразу выстраивались в две очереди: одна — за крестиками, другая — за бутербродами. Мы приводили священников, они крестили, причащали. Также сестры водили группы больных на богослужения.Знаете, Господь для такой работы дает и силы, и вдохновение, и про усталость забываешь!

 

Я очень хотела попасть в 13‑е отделение к заключенным, но не знала, как это сделать. Однажды после службы познакомилась с человеком, который сам предложил мне посетить заключенных — он оказался работником этого отделения. Ведь заключенные — это не только преступники, но и жертвы нашей социальной неустроенности, безбожия и атеизма.

 

Это страдальцы, о которых Господь сказал: «Был в темнице, и вы не посетили Меня». Если б вы видели, как они ждали нас, сестер милосердия, в этих темницах!.. Так Господь мудро все устроил и помог.

 

Ну а потом я поступила в киевский Свято-Вознесенский Флоровский монастырь. Сейчас понимаю, что послушание в Кирилловской обители стало для меня прекрасной подготовительной школой к монашеству.

 

«Я был болен, и вы посетили Меня...» (Мф 25:36)

 

Александра Васильевна Рузиева, сестра-хозяйка Васильевского храма:

 

 Я работала маляром, неплохо зарабатывала, воспитывала двоих детей и посещала храм Божий. Знакомые порекомендовали обратиться за духовным назиданием к отцу Федору, как опытному наставнику. Так он стал моим духовным отцом. Однажды я спросила у батюшки: «Какое послушание наиболее угодно Богу?» И он ответил: «Помогать страждущим, например, душевнобольным в доме скорби». И я не без страха решила стать санитаркой психиатрической больницы. Когда же переступила порог отделения, где пребывает на лечении более 100 человек, испытала чувство огромной жалости к этим несчастным. И поняла: Господь меня призывает на это послушание. Десять лет я проработала там. А когда на территории больницы образовался церковный приход, о. Федор благословил создание сестричества. И мы с сестрами стали первыми его послушницами.

 

Больные, как правило, очень восприимчивы к слову Божьему, души у них необычайно чуткие. На работу я всегда брала с собой Евангелие и молитвослов. Часто больные просили посидеть возле них, рассказать что‑нибудь о вере, о Христе. Потом мы стали водить их в храм. Много всего было. Мне и в любви объяснялись, и замуж предлагали. А я такому «жениху» ответила: «Как же я замуж за тебя пойду? Я ведь монашеский образ жизни веду». Он подумал и сказал: «Ты — сестричка моя!» Были и очень агрессивные пациенты, как их называют в народе — бесноватые. Когда у них такое состояние начиналось (медики используют термин «мерцалка»), они просили сами, чтоб их к кровати привязали.

 

Помню, один сидел на кровати, и никто не мог его в столовую привести, он говорил, что «подключен к высоковольтной линии». Зная, что больные меня слушают, фельдшер просил поговорить с ним. Ну я и сказала ему: «Витя, давай я тебя перекрещу, чтоб отключиться». И он «отключился» с радостью. А его сосед как‑то схватил крышку от кастрюли, забежал в процедурный кабинет, угрожая убить любого, кто приблизится. И тоже Господь помог: я подошла к двери и предложила ему так, по‑дружески, покушать, он к всеобщему удивлению согласился... Просто, когда идешь к ним с открытым сердцем, с молитвой, они это чувствуют. Так я проработала десять лет до пенсии, параллельно исполняя в общине обязанности повара и сестры-хозяйки. И вот уже 20 лет я живу неотлучно при храме, теперь — при монастыре. И слава Богу за это!..

 

«Пустите детей приходить ко Мне...» (Лк 18:16)

 

Ксения Плотникова, сестра милосердия:

 

 Я стала прихожанкой Киево-Печерской Лавры и встретила там прекрасного духовника, архимандрита Антония. Помню, тогда курила и стыдилась признаться духовнику. А потом рассказала, а он так спокойно отреагировал: «Куришь? Зачем это? А я вот не курю». Вышла я тогда из храма и диву далась — курить не хотелось, как отрубило! Это было первое маленькое чудо моей веры. Я пришла к о. Антонию и прямо в ноги ему бухнулась с благодарностью, а он: «Ну что ты! Бога благодари!» И убежал. А вторым чудесным посещением считаю призвание к сестричеству. Однажды моя мама побывала в Кирилловской церкви и рассказала, что прихожане этого храма навещают и кормят больных психоневрологического диспансера — «Павловки», как ее называют в народе. Услышав об этом, я испытала такое волнение, будто призыв какой‑то внутренний и радость необъяснимую, подумала: «Как было бы хорошо и мне побывать там и помогать этим несчастным!» Не могу объяснить это чувство, но оно было от Бога. Там я познакомилась с Катериной Андреевной, будущей матушкой Предиславой, которая тогда была старшей сестрой. Помню, назначила она мне встречу у колокольни на территории больницы. Я летела туда, как на крыльях. И знаете, столько лет прошло, а это чувство радости не оставляет меня. Я люблю свою профессию, люблю вести домашнее хозяйство. Но труды в сестричестве по уходу за больными — что‑то особенное. На Пасху мы выпекаем на монастырской кухне более трех тысяч куличей, приготавливаем тысячи крашенок, чтобы каждый больной получил утешение. А на Рождество по традиции вместе со священниками посещаем все отделения с подарками. Особая забота о детях в двух детских отделениях. Там совсем другая атмосфера, как сказал Христос: «Пустите детей приходить ко Мне и не запрещайте им, ибо таковых есть Царство Божье...»

 

Душевнобольные — носители образа Божьего

 

Епископ Пантелеимон, наместник Свято-Кирилловского монастыря**:

 

– Душепопечительская деятельность всегда была характерна для монашества Киевской Руси. При монастырях с древности образовывались богадельни, приюты для сирых, инвалидов и престарелых. В Киеве такие богоугодные заведения действовали при всех обителях — женских и мужских. Особенно в обители стремились люди с душевными недугами, ведь Церковь с ее таинствами — лечебница. И главный Врач здесь — Сам Господь Иисус Христос. Поэтому возрождение этих традиций попечения о душевнобольных в Кирилловском монастыре — наша первоочередная задача. Священник и врач — это коллеги, взаимно помогающие и обогащающие друг друга.

 

Не секрет, что современный секулярный мир, утративший связь с Богом, страдает от своего рода глобальных психических расстройств, которые выражаются все в новых видах безумия. Возьмите хотя бы теракты или массовые беспричинные убийства мирных граждан, детей... Увеличение числа людей, страдающих психическими заболеваниями, — своеобразная плата общества за его грехи, звено в длительной цепи человеческих грехопадений. Об этом довольно четко говорится и в Социальной концепции Православной Церкви: психическая болезнь не унижает достоинства человека, поскольку и душевнобольные люди являются носителями образа Божьего, оставаясь нашими ближними, которые требуют сострадания и помощи.

 

 

Учащиеся воскресной школы выступают на утреннике перед детишками двух детских отделений, медперсоналом и прихожанами обители. А затем всем раздают подарки.
 
 
И сегодня бездомные приходят сюда, где обогреют и накормят... Проблема огромна: по оценкам столичной мэрии общая численность людей «без постоянного места жительства» составляет 14 тыс. человек. Зимой армия киевских бомжей значительно увеличивается...
 
 
Кирилловский храм выдержал натиск монголо-татарских полчищ, устоял во времена борьбы с унией, прошел через духовно бесплодный XVIII век, сильно пострадал во время Великой Отечественной войны.

До 1993 года Кирилловский храм действовал как музей. Сегодня это главный храм Кирилловской обители, входит в состав Национального заповедника «София Киевская».
 

Фото Сергея Фрич

 

* По состоянию на 2013 год.

** Решением Священного Синода УПЦ от 5.01.2013 г. епископ Пантелеимон назначен управляющим Ровеньковской епархии в Луганской области. 17.08.2015 г. возведен в сан архиепископа.

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 1443 раз

Купить