Вторник, 13 Март 2018 23:59

Что такое смирение?

Что такое смирение? 13 марта Церковь вспоминает преподобного Кассиана Печерского. Из его жития, кроме прочего, известно, что святой «смирял себя пред всеми». На вопрос сайту «ФОМА в Украине» ответил руководитель отдела по делам молодежи и культуры Харьковской епархии протоиерей Фёдор Воскобойников.

– Есть реальная история о том, как батюшка однажды задал вопрос о смирении ученикам православной школы. Ответ ребят получился очень знаменательным: «Смирение — это считать себя худшим, чем ты есть на самом деле». В этом ответе такая правда нашего восприятия смирения! «Я на самом деле в общем-то неплох, но я же должен быть смиренным... Буду-ка я считать себя на всякий случай хуже». Здесь сразу выявляется фронт, на котором нам нужно это смирение отвоевать, вымолить и выстрадать. А оно нам так необходимо! Без него каждое наше доброе дело почти незаметно смешивается с грязью тщеславия и пропадает. А со смирением (а значит и с Богом) мы можем одолеть любую страсть и усовершить любую добродетель.


Внутри, в нашей душе, смирение — это усилие увидеть и узнать себя каков ты есть, без самооправдания, без утешительного и надменного сравнения себя с «другими грешниками», без раздвоения «какой я есть и кем себя считаю». Но ты никак не увидишь себя настоящего без помощи Господа Иисуса Христа. Во-первых, потому что слова «сам» и «гордость» равнозначны, а во-вторых — потому что только у Него возможно этому научиться, Он «кроток и смирен сердцем» (Мф. 11:29).

 

Молитва Иисусова здесь становится просто жизненной необходимостью, потому что помогает держаться за Спасителя и быстро получать от Него помощь при внезапно и многообразно нападающем тщеславии. Господь просвещает нашу душевную тьму и делает возможным видеть не только себя, но и Его Самого: «Предзрех Господа моего предо мною всегда» (Пс. 15:8).


Внешне,  в нашем общении, смирение — это не забитость и загнанность, а усилие видеть человека за его поступками и не раздражаться на неприятности от него. Это значит, зная себя, понимать и его, болеть о нём, просить и о нём Господа. Такое общение может стать спокойным, мирным, наполненным силой Христовой. И гордиться тут абсолютно нечем — мы-то знаем, на какие «подвиги» общения способны в моменты окутавшего нас мрака безбожия и равнодушия. В нашем разнообразном общении также бывают неприятные области, где мы слышим в свой адрес много не обязательно не справедливых, но таких неприятных замечаний! Они могут стать для нас лекарством от гордости тогда, когда мы их воспринимаем конструктивно и деятельно, а не в масках, например, «страстотерпца за правду» или «ироничного гордеца» («я, конечно, молчу, но ты сам-то...»).


В нашей деятельности смирение — это осознание того, что нет у нас ничего собственного — способности, возможности, силы, обстоятельства и т. д. нам даны. Наша собственность — те многие случаи, когда мы все эти дары самовольно употребляем безбожно и бесчеловечно. Вот это уже наше. Мы можем увидеть, что все наши вроде бы хорошие дела подточены эгоистичной мотивацией начала и внутренним тщеславием итога. Тут становятся понятными слова отца Анатолия из фильма «Остров»: «Мои добродетели смердят перед Богом». Так из наших попыток исполнения Христовых заповедей мы, по слову преподобного Симеона Нового Богослова, научаемся своей немощи — тому опыту, который нас обращает ко Христу как единственному Спасителю и Помощнику.

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 633 раз

Купить