Суббота, 25 Январь 2020 10:00

Молитва за Высоцкого

Автор 

Сегодня, 25 января 2020 г., Владимиру Семеновичу Высоцкому исполнилось бы 82 года.

Гениальный поэт, чей хриплый голос врывался сквозь динамики магнитофонов в искусственную приглаженность «оттепели» 1960-х, декларируемого «сытого благополучия» 1970-х, он повлиял своим творчеством на миллионы советских людей, воспитывая в своих слушателях вкус к свободе. Многих из них поиск этой внутренней свободы привел в итоге в лоно Церкви.

 

Публикуем архивный материал о таланте, творческих прозрениях и личной трагедии выдающегося поэта, актера, барда, который стал олицетворением целой эпохи отечественной культуры, — ценителя его наследия — человека, который совмещает два служения: он не только священник Украинской Православной Церкви, но и известный исполнитель авторской песни. Наш собеседник — протоиерей Сергий Киселев. 

 


СПРАВКА

Протоиерей Сергий Киселёв, 1958 года рождения, клирик Киевской епархии УПЦ, служит в селе Сулимовка Яготинского р-на Киевской обл. Воспитывает троих детей. Бард, автор более 300 песен на духовную тематику, выпустил 10 музыкальных альбомов, книгу стихов. Постоянно выступает с концертами. 


 

Архиепископ Иоанн (Шаховской) говорил: «У поэта истинного только две возможности — быть пророком или лжепророком». Могу с уверенностью сказать, что Владимир Высоцкий лжепророком не был. В моей песне «Баллада о пророках и поэтах», посвященной В. Высоцкому и И. Талькову, есть такие слова:

 

И на Руси пришло такое время —
Она не пожелала быть святой
И свергла Божьих заповедей бремя,
И погналась за славою земной.
И стала Русь пустынею духовной,
Иссякли благодатные ключи,
Пророков истребили поголовно,
Поэты их сменили в той ночи.

 

Ведь если глас пророчий оборвется,
То камни вместо них возопиют,
И вот тогда свой SOS запел Высоцкий:
Мол, все мы у обрыва на краю,
Спасите наши души человечьи
от этой лжи без края и конца!
Набатный хрип словесною картечью
Пронзал навылет души и сердца.

 

Владимир Высоцкий — очень яркая и талантливая личность, отношение к нему неоднозначное: одни его превозносят, другие, напротив,— отзываются пренебрежительно. Мне кажется, истина, как всегда, лежит где‑то посередине. Хотелось бы отметить несколько моментов.

 

 

Отец Сергий Киселев

 

Его так называемое «блатное» творчество, где он романтизирует жизнь уголовников и дворовой шпаны. Послевоенное детство поэта проходило в московских дворах, населенных «приблатненными» и пьющими обитателями. Вот как пишет об этом протоиерей Михаил Ходанов в своей книге «Спасите наши души»: «Многие из той дворовой поросли пополнили впоследствии преступный мир, но факт остается фактом: миллионы обычных подростков и молодых людей военного и послевоенного поколения росли именно в этой обстановке, неотъемлемым фоном которой были»:

 

Сплошная безотцовщина,
Война, да и ежовщина,—
А значит поножовщина,
И годы до обнов...
На всех клифты казенные
И флотские, и зонные,
И братья заблатненные
Имеются у всех...

(«Из детства»)

 

И всё‑таки эти ранние песни Высоцкого, от которых он вскоре ушел навсегда, так не похожи на блатную лирику Розенбаума, Круга, Кучина и им подобных, где превозносится и смакуется жизнь уголовного мира.

 

Да, ни для кого не секрет, что в жизни Высоцкого были пьянство, наркомания и другие грехи. В одной из своих песен он признается:

 

Меня опять ударило в озноб,
Грохочет сердце, словно в бочке камень,
Во мне сидит мохнатый злобный жлоб
С мозолистыми, цепкими руками.

 

Писатель Юрий Воробьевский на основании этих слов полностью перечеркивает талант поэта, приписывая его дар только демоническому вдохновению, называя его «бесовским красноречием». Но ведь это не так! Большинство произведений Высоцкого глубоко нравственны. Вышеприведенные строки мне, как христианину, говорят о том, что поэт был подвержен влиянию злого духа. Да и как могло быть иначе! Любой грешник делается пленником своих страстей, за которыми прячутся бесы. А победить их без церковных таинств, без молитвы и покаяния, без Божией благодати невозможно. А он, как мог, боролся с этими грехами до конца своей жизни. Читаем об этом дальше в том же стихотворении:

 

Я оправданья вовсе не ищу,
Пусть жизнь уходит, угасает, тает,
Но я себе мгновенья не прощу,
Когда меня он вдруг одолевает.

 

А с другой стороны — для Церкви это было сложное время, она была гонимой, и Высоцкий имел очень мало шансов получить спасительную информацию о вере в Бога, а достать Библию и другую духовную литературу было вообще практически невозможно. Нам, современным христианам, легко изучать православную веру: нам доступно целое море литературы, аудио- и видеопродукции, храмы открыты не только в городах, но и практически в каждом селе. Но ведь и мы, вооруженные в ерой и возможностью участвовать в Святых Таинствах, годами, а то и десятилетиями пребываем в одних и тех же грехах, постоянно каемся и снова грешим, надеясь на Божие долготерпение. Так как же мы смеем бросать камень осуждения в тех грешников, которые не знали святой веры и не были облечены, как говорил апостол Павел, в «шлем спасения»? Люди того времени задыхались в атмосфере бездуховности советского государства, и нам нужно относиться к этому с пониманием.

 

Тем не менее, Высоцкий безбожником не был. Его биографы пишут, что прощаясь с людьми, он часто говорил «с Богом», был порядочным человеком в жизни и многим бескорыстно помогал. Жаль, конечно, что он не встретил священника или глубоко верующего человека, который смог бы открыть ему Истины Веры. Но промысел Божий все ведёт на благо.

 

Священник Михаил Ходанов пишет: «Поэзия Владимира Высоцкого, взятая в своем наиболее зрелом виде и обобщенной целостности, несла жизнеутверждающее начало, столь необходимое для выживания в той эпохе, из которой мы все недавно вышли — эпохи великой жестокости, демагогии и лжи». Конечно, были у поэта песни и духовно, и нравственно несовершенные, но в тоже время у него есть песни-прозрения:

 

Благодать или благословление
Ниспошли на подручных твоих —
Дай нам, Бог, совершить омовенье,
Окунаясь в Святая Святых!

 

Или:

 

Не стремись прежде времени к душу,
Не равняй с очищеньем мытье.
Нужно веником выпороть душу,
Нужно выпарить смрад из неё.


Исцеленье от язв и уродства —
Этот душ из живительных вод,
Это словно возврат первородства,
Или нет — осушенье болот.


Загоняй поколенья в парную
И крещенье принять убеди,
Лей на нас свою воду святую,
И от варварства освободи!

 

Столь сильные слова сказаны о крещении, покаянии, очищении души от греховного уродства! Сложно спорить с тем, что такие прозрения и откровения могли только быть посланы свыше.

 

 

 

У Высоцкого много нравственных песен («Баллада о времени», «Баллада о борьбе», «Я не люблю», цикл военных песен и множество других), которые могли бы служить инструментом просвещения и воспитания современной молодежи, предающейся всевозможным грехам. Архиепископ Иннокентий (Борисов) писал: «Всякая мысль, высказанная с убеждением, — живое семя, брошенное на землю, рано или поздно пустит ростки». В советское время Церковь не имела в обществе права голоса, не могла взывать в полной мере к совести людей. В Е вангелии Господь говорит такие слова служителям ветхозаветной Церкви: «Сказываю Вам, что если они (дети, славившие Господа) умолкнут, то камни возопиют». Я думаю, что Владимир Высоцкий и был тем камнем, который вопил, хрипел о неправде этого мира, мира погрязшего во зле. Протоиерей Михаил Ходанов пишет: «Герои его зрелых произведений (уже отнюдь не приблатнённые) ведут себя очень достойно: они приходят на помощь в беде, оказывают поддержку, заступаются за слабого, обезвреживают насильника, проявляют великодушие к побеждённому противнику и прощают свои личные обиды, наказывают предателя, называют подлость и трусость своими именами, не лицемерят, не человекоугодничают, отличаются открытостью, мужеством, преданностью друзьям и любимым женщинам». Современная психология предлагает: бери от жизни всё, живи на полную, если нужно — переступи через ближнего, а Высоцкий воспевал примеры того, как люди отдавали свои жизни за других.

 

Почему его песни берут за душу, а других — нет? Это тайна души человеческой, в которой рождается поэзия, это её боль, радость, вера, любовь. Нельзя лгать в песне, такая песня не нужна ни автору, ни людям, ни Богу. Приведу один пример из моей жизни и творчества. Как‑то я ехал из Питера в поезде вместе с большой компанией протестантов. Мы разговорились, я спел несколько своих песен. В ответ они мне говорят: «А у нас тоже есть свои песни». Достают песенник и говорят друг другу: «Давай споем 35‑ю песню, давай споем 140‑ю песню». И начинают петь что‑то вроде: «Иисус — ты мой друг, ты мой брат, я так тебя люблю». Вскоре мы разошлись по своим местам. А потом, подъезжая к Киеву, некоторые из протестантов подходили и шепотом спрашивали: «Отец Сергий, а где можно купить диски с Вашими песнями?»

 

Дело не только в голосе, в надрыве, в хрипотце. Многие певцы имеют сильный и красивый голос, многие умеют хрипеть, но толку в этом очень мало. Григорий Лепс поет очень похоже на Высоцкого, но разница между ними огромная: Лепс поет связками, а Высоцкий — сердцем. Булат Окуджава пел очень глубокие нравственные песни, которые берут за душу, а голоса у него особенного не было. Кстати, Владимир Высоцкий очень любил и уважал Булата Окуджаву и называл его своим духовным отцом.

 

Долг христианской любви призывает нас молиться о них, о наших братьях, живших в эпоху бездуховности и богоборчества и не в полной мере познавших Истину Христову. Они были скованы узами духовного мрака, но при этом их души рвались к Свету. В этой молитве нет никакого греха, ибо любящее и милующее сердце, молясь за других, в первую очередь приносит пользу самому себе. Несколько лет я поминал Высоцкого на службах, пока не узнал, что точно неизвестно, был ли он крещен. Потом я стал поминать его просто на домашней молитве. Образец такой молитвы я взял у старца Льва Оптинского, который дал её своему ученику, чтобы тот молился за отца, покончившего жизнь самоубийством. Вот она: «Господи, взыщи погибшую душу раба Твоего Владимира. Аще возможно есть, помилуй. Неисследимы судьбы Твои. Не постави мне во грех молитвы сей моей, но да будет святая воля Твоя». Он же сам просил нас об этом:

 

Я до рвоты, ребята, за вас хлопочу,
Может кто‑то когда‑то поставит свечу
Мне за голый мой нерв, на котором кричу,
И весёлый манер, на котором шучу...

 

Хоть его душа и грешила, но подспудно всегда стремилась к чистоте, правде и Свету…

 

Хочется закончить цитатой из фильма «Высоцкий. Спасибо, что живой», не так давно вышедшего на киноэкраны. В конце фильма Высоцкого задерживают в Узбекистане в аэропорту и обвиняют его вместе с попутчицей Ивлевой в приобретении, хранении и транспортировке наркотиков. Высоцкий признается в том, что это он лично употребляет их, и собирается изложить это на бумаге, взяв всю вину на себя. На что работник госбезопасности с ужасом говорит:

 

«Да Вы хоть понимаете, что Вы делаете? Ладно, тюрьма, пережить можно… но от Вас же все отвернутся, даже самые близкие!» На что Высоцкий, подумав, отвечает: «Отвернутся, значит, не любили… а вдруг не отвернутся?…»

 

«Привередливые кони» Владимира Высоцкого

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 497 раз

Соцсети