Пятница, 23 Октябрь 2015 12:01

Были ли первые христиане коммунистами?

Автор 

Действительно, слово «коммунизм» образовано от латинского прилагательного communis — «общий». И смысловое ядро учения Апосотлов — идея о неприемлемости частной собственности.

В прошлой статье «Толкового словаря» я писал об идеологии либерализма и о том, что ее вполне можно толковать как превращенную форму христианства, поскольку она содержит в себе искаженное понимание христианской свободы и ее принципов.

 

Но ведь и в историческом сопернике либерализма в ХХ веке — коммунизме, — на мой взгляд, тоже можно заметить некие заимствования из христианства. Неслучайно некоторые коммунисты любили порой говорить о своей близости особенно первым христианам, и, в частности, ссылались на следующий фрагмент из Нового Завета, из «Деяний апостолов»: «Все же верующие были вместе и имели всё общее. И продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого. И каждый день единодушно пребывали в храме и, преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселии и простоте сердца, хваля Бога и находясь в любви у всего народа. Господь же ежедневно прилагал спасаемых к Церкви» (Деян. 2:44-47).

 

Обратим внимание, что в латинском тексте «Деяний» употреблено слово communis, от которого и произошло название коммунистов: Omnes autem, qui credide­rant, erant pariter et habebant omnia com­munia; et possessiones et sub­s­tantias vendebant et dividebant illas omni­bus, prout cui­que opus erat.

 

Действительно, слово «коммунизм» образовано от латинского прилагательного communis  «общий». Смысловое ядро этого учения  идея о неприемлемости частной собственности, и стремление к тому, чтобы у людей все самое главное было общим, чтобы его «разделять между всеми, смотря по нужде каждого». Только так по мысли коммунистов отношения между людьми будут братскими и подлинно человечными. «От каждого по способностям, каждому  по потребностям». Правда, круг этого общего, которое следует разделять между всеми людьми, у разных мыслителей, предшественников и родоначальников коммунизма определялся по-разному. Скажем, в идеальном государстве Платона у правителей и воинов общим должно быть не только имущество, но и, например, жены и дети. То есть, в принципе отрицалась и семья как таковая, как общественный институт. А в знаменитом городе Солнца Томмазо Кампанеллы не только дети были общими, но и все были обязаны даже ходить в одинаковых одеждах и никак не выделяться. А вот автор термина «утопия» Томас Мор, хоть и был тоже родоначальником утопического коммунизма, был более либерален. В его утопии утопийцам даже разрешалось иметь свою семью. Правда, все жители были обязаны регулярно, раз в десять лет по жребию меняться дуг с другом домами. Существовало в «Утопии» и рабство: в рабы отдавали нерадивых граждан, например, преступников.

 

По поводу схожести христианства и коммунизма — например, разве пролетарский интернационализм не был своеобразным воспроизведением слов апостола Павла, что «во Христе нет ни эллина, ни иудея»? Или стремление у коммунистов к справедливости и равенству людей не было в чем-то похоже на братство христиан? Об этом при всем своем атеизме и ненависти к религии писал даже «второй» создатель марксизма, ближайший друг и соратник Маркса Фридрих Энгельс в своей работе «К истории первоначального христианства»: «В истории первоначального христианства имеются достойные внимания точки соприкосновения с современным рабочим движением. Как и последнее, христианство возникло как движение угнетенных: оно выступало сначала как религия рабов и вольноотпущенников, бедняков и бесправных, покоренных или рассеянных Римом народов. И христианство, и рабочий социализм проповедуют грядущее избавление от рабства и нищеты; христианство ищет этого избавления в посмертной потусторонней жизни на небе, социализм же — в этом мире, в переустройстве общества. И христианство и рабочий социализм подвергались преследованиям и гонениям... И вопреки всем преследованиям, а часто даже непосредственно благодаря им, христианство и социализм победоносно, неудержимо прокладывали себе путь вперед».

 

Коммунизм выступил как очень привлекательное учение, которое настаивало на справедливости и равенстве людей, на том, что все люди заслуживают счастья и обязательно его получат. Неслучайно к середине ХХ века коммунизм завладел уже почти половиной мира (Советский Союз, Китай и Восточная Европа) и, казалось, вот-вот ниспровергнет своих соперников  капитализм и либерализм. Вспомните эпохальную фазу последнего романтика коммунизма у власти Хрущева «Мы вас похороним!» в адрес американцев, сказанную с непоколебимой уверенностью в собственной правоте.

 

На тему гипотетической близости христианства и коммунизма можно еще вспомнить теологию освобождения, особенно популярную еще несколько десятилетий назад  так в Латинской Америке называется богословское и политическое движение христианского социализма, которое настаивает на близости марксизма и христианства. Его сторонники считали бедность источником греха, а Иисуса Христа не только Утешителем, но и Освободителем угнетенных. Некоторые элементы теологии освобождения отвергаются католической церковью.Некоторые представители теологии освобождения, в том числе даже некоторые священники Римско-католической церкви, приняли активное участие в революционной борьбе на «пылающем континенте», поскольку, как они считали, христиане обязаны участвовать в политической борьбе на стороне бедных и угнетенных.

 

Так что же, может быть, первые христиане действительно были коммунистами? Конечно, нет! Несмотря на общие черты между коммунизмом и христианством нельзя закрывать глаза на глубочайшую пропасть, что лежит между ними. Между прочим, те гонения, которым при Советском Союзе подверглись Церковь и верующие, по силе и ожесточенности превышают гонения первых христиан в Римской империи. Великий феномен новомученичества, массовые репрессии, аресты и расстрелы священнослужителей и мирян, закрытия монастырей и храмов... В одном 1937 году в СССР было закрыто более 8 000 церквей. К 1939 году во всей стране осталось лишь около ста соборных и приходских действующих храмов. Только в ходе Великой Отечественной войны Сталин и руководство страны отказалось от идеи быстрого и полного разгрома Русской Церкви, хотя потом еще Хрущев обещал к 1980 году показать советским людям «последнего попа».


Нам здесь важно сказать, в чем неправ коммунизм именно с христианской точки зрения, и почему христианство  это не коммунизм, и вообще не «изм», а христиане  не коммунисты, или, например, либералы. Тут много важнейших различий, и одно из ключевых, например, состоит в том, что коммунисты верили в неиспорченность человеческой природы и категорически отрицали первородный грех. Как говорил коммунистический философ Михаил Лифшиц, «мы не верим в то, что на дне человеческой души открывается ход в подвал, откуда лезет всякая гадость. Мы не верим в "радикально злое", присущее человеческой природе, согласно учению Канта. Иначе коммунизм был бы пустой мечтой».


Человек по главному коммунисту истории  Карлу Марксу  лишь совокупность или «ансамбль» общественных отношений. Каким будет общество, считали коммунисты, таким будет и человек. Устроишь его разумно  и сам человек практически автоматически тоже станет разумным и добрым. Неслучайно Ленин говорил, что в будущем коммунистическом обществе люди будут нравственно себя вести просто на основании привычки. То есть, не на основании своего свободного выбора, а просто потому, что их так приучили. Ну, примерно как чистить зубы каждое утро...

 

Такая антропология, такое понимание человека  главное условие для веры коммунизма в возможность построения счастливого и совершенного общества здесь, уже на Земле. А иначе, если человек все же, как учит христианство, радикально испорчен грехом, испорчен прежде всего внутренне, бесполезно создавать ему самые разумные и совершенные общественные условия. Он все равно все испортит, любой рай превратит в ад, если сам не будет просветлен и просвещен изнутри.

 

А за пределами сети общественных отношений для коммунистов нет никакого человека. Поэтому они  принципиальные материалисты, которые не верят в Бога и бессмертие души. И это накладывало свой отпечаток и на коммунистическую этику, этику советских людей. В ней много и весьма симпатичных черт, скажем прямо. Это жертвенность, стремление к справедливости, способность поделиться последним со страдающим ближним, высокая оценка культуры и образования и т. д. Готовность «отдать жизнь за други своя», которая помогла нашему народу победить в Великой Отечественной, была вскормлена еще Православием и Церковью, и здесь верующий с коммунистом будут заодно. Однако посмотрим на дело с другой стороны: сегодняшнее огромное число абортов, высокий процент самоубийств, разрушение семейных устоев – разве это тоже не наследие советского времени? Конечно, тут свою роль сыграли 90-е и торжество дикого либерализма, но я сейчас о другом. О том, что коммунистическое мировоззрение в принципе ничего не имеет против этих явлений, что в нем это можно, а даже в чем-то и нужно. Не забудем, что именно СССР был первой страной в мире, которая в 1920 году легализовала аборты и обеспечила их полную свободу.

 

Поскольку марксизм и коммунизм — радикальное атеистическое учение, человек для него  высшее явление, венец природы. Над ним нет высших ценностей, заповедей свыше. Отсюда еще одна очень отрицательная с христианской точки зрения черта коммунистического мировоззрения — гордость как мировоззренческая установка. В писаниях разных коммунистических писателей новый человек будущего  он не только умный и добрый, но еще и непременно гордый. Ведь все, созданное в мире с точки зрения коммунизма  это только его заслуга. Он  главная сила мира, и поэтому может заслуженно гордиться собой. Но поэтому он сам может вершить суд, и порой крайне жестоко. И получается, что с одной стороны в коммунизме «человек человеку друг, товарищ и брат», а с другой он порождает вакханалию гражданской войны и классовой вражды, когда брат идет на брата.

 

Советский коммунизм  это великая трагедия нашего народа, где великие подвиги и добрые намерения слились с изначальной метафизической ошибкой и последующей ложью и грандиозными преступлениями. Впрочем, мы пережили и во многом уже изжили трагический соблазн коммунизма. Коммунизм — это в каком-то смысле уже мертвый хищник, который похитил души слишком многих, но это уже в прошлом. А мёртвого льва может лягнуть даже осёл. Сегодня же в мире и частично у нас в стране правит бал идеология либерализма и потребительского общества, и вытекающие отсюда опасности для нас более незаметны и более актуальны.

 

История по-прежнему не дает права на передышку и возможность расслабиться.

 

ФОМА

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 1071 раз

Соцсети