Четверг, 23 Июнь 2016 20:31

Миф: Наука, вселенная, вера

Автор 

Обычно под словом «миф» имеется в виду какая‑то выдумка или сказка.

Либо это вымышленная чудесная история, либо некое субъективное верование, которое дурманит голову (иногда целым народам!) и мешает видеть настоящую реальность. В этом смысле миф противопоставляется науке, беспристрастному научному исследованию.

 

Однако такое лобовое и прямолинейное противопоставление на самом деле далеко не очевидно. Оно является наследием эпохи Просвещения, когда ожесточенной критике подвергалось все, что не имело рационального объяснения и не умещалось в каноны «научности».

 

Между тем и у науки тоже есть свои мифы. Так, до конца XIX века ньютоновская физика предполагала, что окружающая нас Вселенная представляет собой бесконечное черное пространство, раскинувшееся во все стороны; беспредельная однородная бездна, от лицезрения которой может стать либо скучно, либо дурно.

 


 

Миф — древнегреч. ὁ μῦθος (mythos) — «речь», «слово», «предание», «рассказ».

 


 

Развитие физики опровергло ньютоновское представление о Вселенной. Но дело даже не в том или ином неверном научном представлении. Мифична сама вера в то, что наука беспристрастна и что она может достичь абсолютной и совершенно достоверной истины. Ведь наука — это лишь совокупность гипотез, более или менее достоверных, которые, однако, не могут претендовать на окончательную истинность. Как говорил французский драматург Эжен Ионеску, наука — это архитектура вопросов, а не ответов. Вера во всемогущество науки сама является одной из форм мифического сознания.

 

Что же такое миф? В древнегреческом языке слово ὁ μῦθος (mythos) означало «предание», «рассказ». Мифы в виде рассказов о богах и героях существовали у всех народов. Как писал философ А. Ф. Лосев в своей работе «Диалектика мифа», «миф есть в словах данная чудесная личностная история». 

 

Раз миф — это рассказ, в котором все воспринимается под знаком чуда и в центре которого стоит личность, то можно утверждать, что в принципе весь мир, все вещи в нем неизбежно воспринимаются как миф; мифично любое восприятие, потому что слой личностного восприятия лежит на каждой вещи. Каждому явлению присуща та или иная мифичность — отсвет личностного чуда. У всего своя мифология.

 

Эта присущая каждой вещи мифичность может носить положительный или отрицательный характер. Для иллюстрации этой мысли стоит еще раз процитировать Лосева, отрывок про мифологию электрического света из «Диалектики мифа»:

 

«Скука — вот подлинная сущность электрического света. Он сродни ньютонианской бесконечной вселенной, в которой не только два года скачи, а целую вечность скачи, ни до какого атома не доскачешься. Нельзя любить при электрическом свете; при нем можно только высматривать жертву. Нельзя молиться при электрическом свете, а можно только предъявлять вексель. Едва теплющаяся лампадка вытекает из право‑ славной догматики с такой же диалектической необходимостью, как царская власть в государстве или как наличие просвирни в храме и вынимание частиц при литургии... Нелепо, а главное нигилистично для православного — живой и трепещущий пламень свечи или лампы заменить тривиальной абстракцией и холодным блудом пошлого электрического освещения. Квартиры, в которых нет живого огня — в печи, в свечах, в лампадах, — страшные квартиры».

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 1400 раз