Среда, 22 Июль 2020 21:55

Умение жить Евхаристией

Автор 

Митрополит Антоний о важнейшем из церковных таинств.

В интервью журналу «ФОМА в Украине» управляющий делами Украинской Православной Церкви митрополит Бориспольский и Броварской Антоний рассказывает о таинстве Евхаристии, о плодах этого таинства для каждого человека и об особенностях Причастия Тела и Крови Христа в условиях эпидемии.

 

— Владыка, вначале скажите, что такое Евхаристия. За что в этом таинстве благодарят Бога?

— Евхаристия — это главное таинство Православной Церкви. Порой его даже называют Таинством таинств. Суть его заключается в преложении хлеба и вина в истинные Тело и Кровь Господа нашего Иисуса Христа. Вторая неотъемлемая составляющая этого таинства — это причащение верующих Тела и Крови Христа, которые также называют Святыми Дарами. Принимая Святые Дары, человек входит в теснейшее общение со Христом, соединяется с Ним. Цель Таинства Евхаристии — это освящение верных, которые через принятие Тела и Крови Христа очищаются от всякой скверны и получают наследие Небесного Царства.

 

Греческое слово «евхаристия», действительно, буквально означает «благодарение». Однако, как показывает изучение древней церковной литературы, в первые века христианства словом «евхаристия» обозначали не только Таинство Тела и Крови Христа, но и любую вообще молитву. Например, освящение елея могли также называть «евхаристией над елеем». Однако впоследствии наименование «Евхаристия» закрепилось только за этим главным таинством.

 

В церковной литературе можно встретить и многочисленные другие наименования этого таинства. Например, его называют «Преломлением хлеба», «Вечерей Господней», «Трапезой Господней», «Приношением», «Причащением» и т. д.

 

Если говорить о богословском смысле, который Церковь вкладывает в термин «Благодарение», то нужно сказать, что таинство Евхаристии постоянно актуализирует в этом мире спасительное домостроительство Иисуса Христа. Поэтому совершение Божественной литургии всегда предполагает принесение Богу благодарения за спасение мира от греха, проклятия и смерти.

 

— Почему, с точки зрения Церкви, не причащаясь, невозможно полноценно жить ни на земле, ни в Вечности?

— Сам Господь Иисус Христос прямо говорил о необходимости для каждого верующего причащаться Святых Даров. Господь говорит: «Если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни» (Ин. 6:53). И далее Он поясняет, что главным плодом Причащения становится единение с Богочеловеком Христом: «Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем» (Ин. 6:56). Принятие Тела и Крови Христа приобщает нас вечной жизни в Небесном Царстве. Как говорит Сам Господь Иисус Христос, «Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день» (Ин. 6:54). Во время Тайной вечери, преподавая Своим ученикам Свои Тело и Кровь, Господь также сказал, что принятие Святых Даров очищает человека от грехов: «Сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов» (Мф. 26:28).

 

Таким образом, принимая Святое Причастие, мы в полноте приобщаемся всем тем дарам, которые принес нам Христос. Мы получаем опыт Царства Божьего, пришедшего в силе (Мк. 9:1).

 

 

 

— В молитвах мы можем встретить слова о том, что Причастие — это страшное таинство. Что в нем такого страшного?

— Я думаю, что на этот вопрос прекрасно ответил уже апостол Павел в Первом послании к коринфянам. Здесь, в 11-й главе, содержатся глубокие размышления о таинстве Евхаристии: всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет. ... Кто ест и пьет (Святые Дары) недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем. То есть Тело и Кровь Христа могут послужить не только спасению человека, но и его осуждению. И далее апостол пишет по‑настоящему страшные слова: «Оттого многие из вас немощны и больны и немало умирает» (1 Кор. 11:26–30). Недостойное принятие Тела и Крови Христа может стать причиной телесной болезни и даже смерти. Человек, приступающий к принятию Тела и Крови Христовых, должен испытывать свою совесть и лишь после этого дерзать подходить к чаше.

 

Именно поэтому в нашей Церкви строго соблюдается правило обязательной исповеди перед таинством Причащения. Человек должен сначала очиститься от греха и лишь после этого приступать к Причащению.

 

— Евхаристия была установлена еще до совершения искупительного подвига Спасителя. Вместе с устной проповедью апостолов она стала фундаментом для зарождающейся общины верующих во Христа. Можем ли мы и сегодня учиться чему‑то, анализируя евхаристический опыт первых христиан?

— Опыт первых христиан — это тот фундамент, на котором Церковь стоит во все времена. Первые поколения христиан были близки к апостолам и к Самому Христу. Опыт первых христиан воплощен в Книге деяний и в Апостольских посланиях. Эти священные тексты для всех поколений христиан являются неисчерпаемым источником духовного вдохновения.

 

Церковь всегда тождественна сама себе. Потому и сегодня мы живем в той же Церкви, в которой жили первые христиане. Но при этом то горение веры и те духовные дары, которыми были наполнены первые христианские общины, во многом остаются для нас недостижимым идеалом. Тем не менее мы всегда должны вдохновляться примером первых христианских поколений.

 

Что касается Евхаристии, то, пожалуй, главное, чему мы должны учиться у первых поколений христиан, — это восприятие Евхаристии как духовной пищи, которая абсолютно необходима для души. Вполне очевидно, что Евхаристия была центром жизни для первых христиан. В ней они черпали духовные силы, чтобы нести в этот мир свидетельство о Христе. Вот это умение буквально жить Евхаристией — послание, которое обращает древняя Церковь ко всем нам.

 

— Предание Церкви передается столетиями из поколения в поколение. Нет ли риска, что на каком‑то этапе истории были внесены искажения? Как Церковь выверяет полноту своей традиции и возможны ли в ней какие‑либо точечные изменения с течением времени?

— Как я сказал, Церковь всегда тождественна сама себе. В течение всей своей двухтысячелетней истории Церковь содержит одно и то же Священное Предание. Понятно, что внешние формы жизни Церкви могут меняться. В разные исторические эпохи можно видеть разные подходы к богослужению, церковной архитектуре, живописи, покаянной практике и многому другому. Однако в глубине своей Церковь остается одной и той же.

 

Внешние формы совершения таинства Евхаристии также могли эволюционировать. Но само церковное учение о Евхаристии как о преложении хлеба и вина в Тело и Кровь Христа всегда остается неизменным.

 

В Церкви нужно четко различать временное и вечное, изменяемое и неизменяемое. Церковь во все века несет Благую Весть о Сыне Божием, пришедшем в мир, чтобы спасти нас от греха проклятия и смерти. Но внешние формы этой проповеди, конечно, могут меняться, как меняется и само человечество.

 

— Продолжается ли сегодня евхаристическое богословие? Может ли быть развитие церковной мысли в этом направлении?

— Здесь действует та же самая закономерность. Само учение о Евхаристии остается в Церкви неизменным. Однако мы как члены Церкви можем в разной степени усваивать глубину церковного учения. Можно сказать, что глубина усвоения церковного предания в разные эпохи и в разных исторических контекстах могла быть разной. Потому когда мы говорим о развитии евхаристического богословия (как и любой другой отрасли богословской науки), то мы имеем в виду не изменения в учении Церкви под влиянием духа времени, а лишь степень усвоения нами того богатства, которое неизменно сокрыто в церковной традиции.

 

В ХХ веке было открыто и изучено немало древних литургических памятников, которые позволили нам по-новому взглянуть на православное богослужение. На этой основе появилось множество фундаментальных богословских трудов, которые раскрывают новые грани нашей собственной традиции и позволяют христианам строить свою духовную жизнь, опираясь на этот богатый опыт. В этом смысле, евхаристическое богословие, конечно, постоянно развивается.

 

 

 

— Изначально Причастие было делом всей евхаристической общины как таинство, соединяющее со Христом всех собравшихся, а сегодня оно постепенно трансформировалось в форму личного общения с Богом, личного чуда пришедшего на Литургию верующего. Как относиться к таким переменам верующим и духовенству?

— Божественная литургия как была, так и сегодня остается общим делом всей церковной общины. Священник возглавляет богослужебное собрание, совершая Литургию. Поэтому, кстати, Литургию порой называют еще и «Таинством собрания». Литургия — это общее дело всей общины. При этом Евхаристия всегда имела и глубоко личностное измерение. Для каждого из нас принятие Святых Таин — это всегда личная встреча со Христом, тесное единение с Ним.

 

Эти два измерения Евхаристии — соборное и личное — не противоречат друг другу. Для каждого из нас важны оба эти аспекта Евхаристии. Хотя, возможно, в современную индивидуалистическую эпоху и понимание Евхаристии становится соответственным. Я уверен, что «идивидуалистический» взгляд на таинство Евхаристии преодолевается путем создания прочных церковных общин, которые строятся на фундаменте христианской любви. Важно, чтобы священник воспитывал в своих прихожанах чувство единства во Христе, которое не уничтожает индивидуальности каждого прихожанина. Наоборот, такое единство должно помогать каждой личности раскрыть все то лучшее, что в ней есть.

 

— Сегодня часто можно слышать споры о частоте причащения. Возможно ли привести различные мнения по этому вопросу к единому ответу?

— Никогда нельзя забывать, что Церковь всегда была и должна быть единством в многообразии. Жесткая унификация форм церковной жизни никогда не была свойственна восточному Православию. Поэтому нет ничего плохого в том, что в Церкви сосуществуют разные подходы к частоте причащения. Не существует двух одинаковых церковных общин. И потому в каждой общине могут быть свои особенности в совершении богослужения, в покаянной дисциплине, в частоте причащения. Важно, чтобы приверженцы разных подходов не отвергали иных точек зрения и не считали свое мнение единственно правильным и единственно возможным.

 

Еще раз подчеркну: Церковь — это союз любви. Разномыслие всегда должно преодолеваться любовью. Христианская любовь должна побеждать все разногласия. Для меня это главный критерий. Если христиане, по‑разному выстраивая свою приходскую жизнь, сохраняют при этом церковное единство и братскую любовь к другим общинам, значит их духовная жизнь построена на подлинно христианском основании. И наоборот: там, где есть превозношение себя и осуждение других, там наверняка происходят какие‑то серьезные искажения в духовной жизни.

 

— Человек приходит на службу, но не подходит к Чаше. В таком случае погрешает ли он? И какова цель его присутствия на службе, ведь он, по сути, в Евхаристии не участвует?

— Мы упоминали об опыте древних христиан. Для них, конечно же, присутствие на Евхаристическом собрании общины обязательно предполагало и принятие Святых Даров. Евхаристия — это духовная трапеза. И потому полноценное участие в ней, конечно же, предполагает причащение Тела и Крови Христа. Но вместе с тем, мы уже говорили, что к причащению следует относиться ответственно. Недостойно принимая Тело и Кровь Христа, мы можем нанести вред своей душе. Потому Церковь не осуждает тех, кто, приходя на Литургию, при этом не причащается Святых Таин.

 

Нельзя забывать, что Божественная литургия состоит из двух основных частей — Литургии слова и Литургии верных. В рамках Литургии слова нам предлагаются чтения из Апостольских посланий и Евангелия. Эти чтения распределены на весь год. И регулярно посещая храм в воскресные дни, мы имеем возможность вновь и вновь услышать главные Евангельские тексты, вновь и вновь углубиться умом в размышления над словами, которые обращают к нам Господь Иисус Христос и святые апостолы. Кроме того, за каждой воскресной Литургией звучит проповедь, которая также является важным назиданием для всех, кто пришел в храм. Всё это — важные составные части Литургии. Я уже не говорю о том, что вся Литургия наполнена молитвой, Литургия — это время сосредоточенного общения с Богом. Так что, даже в том случае, если мы не приступаем к причащению, наше участие в этом богослужении приносит нам несомненную духовную пользу.

 

— В связи с разразившейся сейчас пандемией коронавируса постоянно обсуждается вопрос о том, могут ли инфекционные заболевания передаваться через Причастие. Звучат самые разные точки зрения на этот вопрос. Какова официальная позиция Церкви?

— Это очень важный и в то же время крайне непростой вопрос. Во время совершения Божественной литургии хлеб и вино прелагаются в Тело и Кровь Господа нашего Иисуса Христа. При этом все внешние свойства хлеба и вина сохраняются и после преложения. В служебнике — книге, по которой священник должен совершать Литургию, — есть важное приложение. Оно называется «Учительное известие». Здесь содержатся рекомендации для священника о том, как ему поступать во всяких непредвиденных ситуациях во время богослужения. Так вот, в «Учительном известии» говорится и о том, как поступать, если по недосмотру священника Святые Дары подвергаются, как сказали бы сегодня, воздействию вредных микроорганизмов. Что имеется в виду? В каждом храме на престоле всегда хранятся запасные Святые Дары. Они используются для того, чтобы причащать тех, кто тяжело болеет и находится в смертельной опасности. Из истории известны случаи, когда из‑за невнимания священника запасные Дары могли, например, покрываться плесенью. «Учительное известие» запрещает причащать человека такими Дарами. Их необходимо уничтожать.

 

Именно поэтому в период эпидемии коронавируса наша Церковь рекомендовала священнослужителям особый способ причащения мирян. Рекомендовалось либо причащать мирян одноразовыми ложечками, либо дезинфицировать ложицу после Причастия каждого верующего. Также запивку после Причастия рекомендовалось давать прихожанам только в одноразовой посуде. Это необходимые меры предосторожности, предпринимаемые в условиях эпидемии.

 

И священник, совершающий богослужение, и все люди, входящие в храм, должны думать не только о своем комфорте, но и об окружающих. Наша любовь к ближнему должна проявляться в том, чтобы не допустить никакого вреда для здоровья наших ближних.

 

 

 

— Таинство Евхаристии было установлено Спасителем в одной из комнат обычного иерусалимского дома. Первые христиане тоже собирались для преломления хлеба в своих жилищах. Можно ли говорить о принципиальной разнице между Причащением в храме и вне его: причащением на дому, под открытым небом и т.д.? 

— Конечно, никакой принципиальной разницы здесь нет. Где бы ни совершалась Евхаристия, суть ее остается неизменной. Конечно, хорошо, когда Евхаристия совершается в храме. Всё в храме располагает к молитве, к размышлению о Боге, к духовной сосредоточенности. Однако у каждого христианина есть опыт молитвы и вне храма. И эта молитва бывает не менее глубока и сосредоточенна.

 

Понятно, что бывают случаи, когда человек по состоянию здоровья не может прийти в храм. И тогда священник может причастить его дома. Но человек и в этом случае принимает те же Тело и Кровь Христа, соединяется с Единым Христом.

 

— Нынешний год необычен во многом, в том числе в церковной и духовной жизни. Можно ли уже делать какие‑то выводы из сложившейся ситуации? Как перестраивать жизнь общин, свою частную духовную жизнь?

— Действительно, нынешний кризис принес разрушительные последствия для экономики, сопоставимые с результатами военных действий.

 

Я думаю, что этот кризис должен побудить нас задуматься над, казалось бы, простыми вопросами. Куда идет человечество? Насколько мы правильно живем? Что ждет современную цивилизацию?

 

Слово «кризис» с греческого языка буквально переводится как «суд». Христиане всегда усматривали в любых кризисах особое Божественное вмешательство в ход земной истории. Если к нам приходят подобные испытания, значит что‑то мы делаем не так.

 

Мне кажется, что нынешняя пандемия показала нам, насколько крепко мы привязаны к так называемым благам цивилизации. Мы очень быстро привыкли к комфорту. И сегодня начинаем понимать, насколько этот комфорт хрупок.

 

Испытания и страдания очищают человека, заставляют его задуматься над смыслом жизни, обратиться к глубинным вопросам бытия. Поэтому я воспринимаю нынешнюю ситуацию как очередной призыв, который Господь обращает и ко всему человечеству, и к каждому из нас. Каждый должен взглянуть на свою жизнь и понять, что в ней надо изменить.

 

Я хочу пожелать всем нам, несмотря на непростые испытания, постараться ощутить особое духовное измерение текущего момента. Давайте задумаемся над теми вопросами, которые Господь сегодня направляет к каждому из нас, и дадим на эти вопросы достойные ответы.

 

Фото священника Серафима Росохи

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 1036 раз

Соцсети