Среда, 28 Апрель 2021 23:27

12 Страстных Евангелий с переводом

Автор 

Завтра вечером во всех храмах будет совершено чтение 12-ти Страстных Евангелий — размещённых в особом порядке отрывков из Евангелий, рассказывающих о страданиях Иисуса Христа.

Предлагаем эти отрывки с переводом на русский язык.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЕВАНГЕЛИЕ 1

Ин. 13:31–18:1

 

Егда́ изы́де, глаго́ла Иису́с: ны́не просла́вися Сын Челове́ческий, и Бог просла́вися о Нем:
Когда он вышел, Иисус сказал: ныне прославился Сын Человеческий, и Бог прославился в Нем.

 

а́ще Бог просла́вися о Нем, и Бог просла́вит Его́ в Себе́, и а́бие просла́вит Его́.
Если Бог прославился в Нем, то и Бог прославит Его в Себе, и вскоре прославит Его.

 

Ча́дца, еще́ с ва́ми ма́ло есмь: взы́щете Мене́, и я́коже рех Иуде́ом, я́ко а́може Аз иду́, вы не мо́жете приити́: и вам глаго́лю ны́не.
Дети! недолго уже быть Мне с вами. Будете искать Меня, и, как сказал Я Иудеям, что, куда Я иду, вы не можете прийти, так и вам говорю теперь.

 

За́поведь но́вую даю́ вам, да лю́бите друг дру́га: я́коже возлюби́х вы, да и вы лю́бите себе́:
Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга.

 

о сем разуме́ют вси, я́ко Мои́ ученицы́ есте́, а́ще любо́вь и́мате между́ собо́ю.
По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою.

 

Глаго́ла ему́ Си́мон Петр: Го́споди, ка́мо и́деши? Отвеща́ ему́ Иису́с: а́може [Аз] иду́, не мо́жеши ны́не по Мне ити́: последи́ же по Мне и́деши.
Симон Петр сказал Ему: Господи! куда Ты идешь? Иисус отвечал ему: куда Я иду, ты не можешь теперь за Мною идти, а после пойдешь за Мною.

 

Глаго́ла ему́ Пе́тр: Го́споди, почто́ не могу́ ны́не по Тебе́ ити́? Ны́не ду́шу мою́ за Тя положу́.
Петр сказал Ему: Господи! почему я не могу идти за Тобою теперь? я душу мою положу за Тебя.

 

Отвеща́ ему́ Иису́с: ду́шу ли твою́ за Мя положи́ши? ами́нь, ами́нь глаго́лю тебе́: не возгласи́т але́ктор, до́ндеже отве́ржешися Мене́ три́щи.
Иисус отвечал ему: душу твою за Меня положишь? истинно, истинно говорю тебе: не пропоет петух, как отречешься от Меня трижды.

 

Да не смуща́ется се́рдце ва́ше: ве́руйте в Бо́га, и в Мя ве́руйте:
Да не смущается сердце ваше; веруйте в Бога, и в Меня веруйте.

 

в дому́ Отца́ Моего́ оби́тели мно́ги суть: а́ще ли же ни, рекл бых вам: иду́ угото́вати ме́сто вам:
В доме Отца Моего обителей много. А если бы не так, Я сказал бы вам: Я иду приготовить место вам.

 

и а́ще {а́ще пойду́ и} угото́влю ме́сто вам, па́ки прииду́ и поиму́ вы к себе́, да, иде́же есмь Аз и вы бу́дете:
И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтобы и вы были, где Я.

 

и а́може Аз иду́, ве́сте, и путь ве́сте.
А куда Я иду, вы знаете, и путь знаете.

 

Глаго́ла Ему́ Ѳома́: Го́споди, не ве́мы, ка́мо и́деши: и ка́ко мо́жем путь ве́дети?
Фома сказал Ему: Господи! не знаем, куда идешь; и как можем знать путь?

 

Глаго́ла ему́ Иису́с: Аз есмь путь и и́стина и живо́т: никто́же прии́дет ко Отцу́, то́кмо Мно́ю:
Иисус сказал ему: Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня.

 

а́ще Мя бы́сте зна́ли, и Отца́ Моего́ зна́ли бы́сте [у́бо]: и отсе́ле позна́сте Его́, и ви́десте Его́.
Если бы вы знали Меня, то знали бы и Отца Моего. И отныне знаете Его и видели Его.

 

Глаго́ла ему́ Фили́пп: Го́споди, покажи́ нам Отца́, и довле́ет нам.
Филипп сказал Ему: Господи! покажи нам Отца, и довольно для нас.

 

Глаго́ла ему́ Иису́с: толи́ко вре́мя с ва́ми е́смь, и не позна́л еси́ Мене́, Фили́ппе? ви́девый Мене́ ви́де Отца́: и ка́ко ты глаго́леши: покажи́ нам Отца́?
Иисус сказал ему: столько времени Я с вами, и ты не знаешь Меня, Филипп? Видевший Меня видел Отца; как же ты говоришь, покажи нам Отца?

 

не ве́руеши ли, я́ко Аз во Отце́, и Отец во Мне есть? глаго́лы, я́же А́з глаго́лю вам, о Себе́ не глаго́лю: Отец же во Мне пребыва́яй, Той твори́т дела́:
Разве ты не веришь, что Я в Отце и Отец во Мне? Слова, которые говорю Я вам, говорю не от Себя; Отец, пребывающий во Мне, Он творит дела.

 

Ве́руйте Мне, я́ко Аз во Отце́, и Отец во Мне: а́ще ли же ни́, за та́ дела́ ве́ру ими́те Ми.
Верьте Мне, что Я в Отце и Отец во Мне; а если не так, то верьте Мне по самым делам.

 

Аминь, аминь глаго́лю вам: ве́руяй в Мя, дела́, я́же Аз творю́, и той сотвори́т, и бо́лша сих сотвори́т: я́ко Аз ко Отцу́ Моему́ гряду́:
Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня, дела, которые творю Я, и он сотворит, и больше сих сотворит, потому что Я к Отцу Моему иду.

 

и е́же а́ще что про́сите [от Отца́] во и́мя Мое́, то сотворю́, да просла́вится Отец в Сы́не:
И если чего попросите у Отца во имя Мое, то сделаю, да прославится Отец в Сыне.

 

[и] а́ще чесо́ про́сите во и́мя Мое́, Аз сотворю́.
Если чего попросите во имя Мое, Я то сделаю.

 

А́ще лю́бите Мя, за́поведи Моя́ соблюди́те,
Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди.

 

и Аз умолю́ Отца́, и ино́го Уте́шителя да́ст вам, да бу́дет с ва́ми в век,
И Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек,

 

Дух и́стины, его́же мир не мо́жет прия́ти, я́ко не ви́дит Его́, ниже́ зна́ет Его́: вы́ же зна́ете Его́, я́ко в вас пребыва́ет и в вас бу́дет.
Духа истины, Которого мир не может принять, потому что не видит Его и не знает Его; а вы знаете Его, ибо Он с вами пребывает и в вас будет.

 

Не оста́влю вас си́ры: прииду́ к вам:
Не оставлю вас сиротами; приду к вам.

 

еще́ ма́ло, и мир ктому́ не уви́дит Мене́, вы же уви́дите Мя, я́ко Аз живу́, и вы жи́ви бу́дете:
Еще немного, и мир уже не увидит Меня; а вы увидите Меня, ибо Я живу, и вы будете жить.

 

в той де́нь уразуме́ете вы, я́ко Аз во Отце́ Мое́м, и вы во Мне, и Аз в вас.
В тот день узнаете вы, что Я в Отце Моем, и вы во Мне, и Я в вас.

 

Име́яй за́поведи Моя́ и соблюда́яй их, той есть любя́й Мя: а любя́й Мя возлю́блен бу́дет Отце́м Мои́м, и Аз возлюблю́ его́, и явлю́ся ему́ Сам.
Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня; а кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцем Моим; и Я возлюблю его и явлюсь ему Сам.

 

Глаго́ла ему́ Иу́да не Искарио́тский: Го́споди, и что бы́сть, я́ко на́м хо́щеши яви́тися, а не ми́рови?
Иуда — не Искариот — говорит Ему: Господи! что это, что Ты хочешь явить Себя нам, а не миру?

 

Отвеща́ Иису́с и рече́ ему́: а́ще кто́ лю́бит Мя, сло́во Мое́ соблюде́т: и Отец Мой возлю́бит его́, и к нему́ прии́дема, и оби́тель у него́ сотвори́ма:
Иисус сказал ему в ответ: кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим.

 

не любя́й Мя слове́с Мои́х не соблюда́ет: и сло́во, е́же слы́шасте, несть Мое́, но посла́вшаго Мя Отца́.
Нелюбящий Меня не соблюдает слов Моих; слово же, которое вы слышите, не есть Мое, но пославшего Меня Отца.

 

Сия́ глаго́лах вам в вас Сый:
Сие сказал Я вам, находясь с вами.

 

Уте́шитель же, Дух Святы́й, Его́же по́слет Отец во и́мя Мое́, Той вы научи́т всему́, и воспомяне́т вам вся, я́же рех вам.
Утешитель же, Дух Святый, Которого пошлет Отец во имя Мое, научит вас всему и напомнит вам все, что Я говорил вам.

 

Мир оставля́ю ва́мъ, ми́р Мо́й даю́ вам: не я́коже мир дае́т, Аз даю́ вам. Да не смуща́ется се́рдце ва́ше, ни устраша́ет.
Мир оставляю вам, мир Мой даю вам; не так, как мир дает, Я даю вам. Да не смущается сердце ваше и да не устрашается.

 

Слы́шасте, я́ко Аз рех вам: иду́ и прииду́ к вам. А́ще бы́сте люби́ли Мя, возра́довалися бы́сте [у́бо], я́ко рех: иду́ ко Отцу́: я́ко Оте́ц Мо́й бо́лий Мене́ есть.
Вы слышали, что Я сказал вам: иду от вас и приду к вам. Если бы вы любили Меня, то возрадовались бы, что Я сказал: иду к Отцу; ибо Отец Мой более Меня.

 

И ны́не рех вам, пре́жде да́же не бу́дет, да, егда́ бу́дет, ве́ру и́мете.
И вот, Я сказал вам о том, прежде нежели сбылось, дабы вы поверили, когда сбудется.

 

Ктому́ не мно́го глаго́лю с ва́ми: гряде́т бо сего́ ми́ра князь, и во Мне не и́мать ничесо́же.
Уже немного Мне говорить с вами; ибо идет князь мира сего, и во Мне не имеет ничего.

 

Но да разуме́ет мир, я́ко люблю́ Отца́, и я́коже запове́да Мне Отец, та́ко творю́: воста́ните, и́дем отсю́ду.
Но чтобы мир знал, что Я люблю Отца и, как заповедал Мне Отец, так и творю: встаньте, пойдем отсюда.

 

Аз есмь лоза́ и́стинная, и Оте́ц Мой де́латель есть:
Я есмь истинная виноградная лоза, а Отец Мой — виноградарь.

 

вся́ку ро́згу о Мне не творя́щую плода́, и́змет ю: и вся́ку творя́щую плод, отреби́т ю, да мно́жайший плод принесе́т.
Всякую у Меня ветвь, не приносящую плода, Он отсекает; и всякую, приносящую плод, очищает, чтобы более принесла плода.

 

Уже́ вы чи́сти есте́ за сло́во, е́же глаго́лах вам.
Вы уже очищены через слово, которое Я проповедал вам.

 

Бу́дите во Мне, и Аз в вас. Я́коже розга́ не мо́жет плода́ сотвори́ти о себе́, а́ще не бу́дет на лозе́, та́ко и вы, а́ще во Мне не пребу́дете.
Пребудьте во Мне, и Я в вас. Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе: так и вы, если не будете во Мне.

 

Аз есмь лоза́, вы [же] ро́ждие: [и] и́же бу́дет во Мне, и Аз в нем, той сотвори́т плод мног, я́ко без Мене́ не мо́жете твори́ти ничесо́же:
Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего.

 

а́ще кто во Мне не пребу́детъ, изве́ржется вон, я́коже розга́, и изсы́шет: и собира́ют ю́ и во о́гнь влага́ют, и сгара́ет:
Кто не пребудет во Мне, извергнется вон, как ветвь, и засохнет; а такие ветви собирают и бросают в огонь, и они сгорают.

 

а́ще пребу́дете во Мне и глаго́лы Мои́ в вас пребу́дут, его́же а́ще хо́щете, проси́те, и бу́дет вам:
Если пребудете во Мне и слова Мои в вас пребудут, то, чего ни пожелаете, проси́те, и будет вам.

 

о сем просла́вися Оте́ц Мой, да плод мног сотворите́, и бу́дете Мои́ ученицы́.
Тем прославится Отец Мой, если вы принесете много плода и будете Моими учениками.

 

Я́коже возлюби́ Мя Отец, и Аз возлюби́х вас: бу́дите в любви́ Мое́й:
Как возлюбил Меня Отец, и Я возлюбил вас; пребудьте в любви Моей.

 

а́ще за́поведи Моя́ соблюде́те, пребу́дете в любви́ Мое́й, я́коже Аз за́поведи Отца́ Моего́ соблюдо́х, и пребыва́ю в Его́ любви́.
Если заповеди Мои соблюдете, пребудете в любви Моей, как и Я соблюл заповеди Отца Моего и пребываю в Его любви.

 

Сия́ глаго́лах вам, да ра́дость Моя́ в ва́с бу́дет и ра́дость ва́ша испо́лнится.
Сие сказал Я вам, да радость Моя в вас пребудет и радость ваша будет совершенна.

 

Сия́ есть за́поведь Моя́, да лю́бите друг дру́га, я́коже возлюби́х вы́:
Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас.

 

бо́лши сея́ любве́ никто́же и́мать, да кто ду́шу свою́ положи́т за дру́ги своя́.
Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих.

 

Вы дру́зи Мои́ есте́, а́ще творите́, ели́ка Аз запове́даю вам:
Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам.

 

не ктому́ ва́с глаго́лю рабы́, я́ко раб не весть, что твори́т госпо́дь его́: ва́с же реко́х дру́ги, я́ко вся, я́же слы́шах от Отца́ Моего́, сказа́х вам.
Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего.

 

Не вы мене́ избра́сте, но Аз избра́х вас, и положи́х вас, да вы и́дете и плод принесе́те, и плод ваш пребу́дет, да, его́же а́ще про́сите от Отца́ во и́мя Мое́, даст вам
Не вы Меня избрали, а Я вас избрал и поставил вас, чтобы вы шли и приносили плод, и чтобы плод ваш пребывал, дабы, чего ни попросите от Отца во имя Мое, Он дал вам.

 

Сия́ запове́даю вам, да лю́бите друг дру́га.
Сие заповедаю вам, да любите друг друга.

 

А́ще мир вас ненави́дит, ве́дите, я́ко мене́ пре́жде вас возненави́де:
Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел.

 

а́ще от ми́ра бы́сте бы́ли, мир у́бо свое́ люби́л бы: я́коже от ми́ра не́сте, но Аз избра́х вы от ми́ра, сего́ ра́ди ненави́дит вас мир.
Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир.

 

Помина́йте сло́во, е́же Аз рех вам: несть раб бо́лий го́спода своего́: а́ще Мене́ изгна́ша, и ва́с изжену́т: а́ще сло́во Мое́ соблюдо́ша, и ва́ше соблюду́т:
Помните слово, которое Я сказал вам: раб не больше господина своего. Если Меня гнали, будут гнать и вас; если Мое слово соблюдали, будут соблюдать и ваше.

 

но сия́ вся творя́т вам за и́мя Мое́, я́ко не ве́дят Посла́вшаго Мя́.
Но все то сделают вам за имя Мое, потому что не знают Пославшего Меня.

 

А́ще не бых прише́л и глаго́лал им, греха́ не бы́ша име́ли: ны́не же вины́ {извине́ния} не и́мут о гресе́ свое́м:
Если бы Я не пришел и не говорил им, то не имели бы греха; а теперь не имеют извинения во грехе своем.

 

ненави́дяй Мене́, и Отца́ Моего́ ненави́дит:
Ненавидящий Меня ненавидит и Отца Моего.

 

а́ще дел не бых сотвори́л в них, и́хже ин никто́же сотвори́, греха́ не бы́ша име́ли: ны́не же и ви́деша, и возненави́деша Мене́ и Отца́ Моего́:
Если бы Я не сотворил между ними дел, каких никто другой не делал, то не имели бы греха; а теперь и видели, и возненавидели и Меня и Отца Моего.

 

но да сбу́дется сло́во, пи́санное в зако́не их, я́ко возненави́деша Мя ту́не.
Но да сбудется слово, написанное в законе их: возненавидели Меня напрасно.

 

Егда́ же прии́дет Уте́шитель, Его́же Аз послю́ ва́м от Отца́, Ду́х и́стины, и́же от Отца́ исхо́дит, Той свиде́телствует о Мне:
Когда же приидет Утешитель, Которого Я пошлю вам от Отца, Дух истины, Который от Отца исходит, Он будет свидетельствовать о Мне;

 

и вы же свиде́телствуете, я́ко искони́ со Мно́ю есте́.
а также и вы будете свидетельствовать, потому что вы сначала со Мною.

 

Сия́ глаго́лах вам, да не соблазните́ся.
Сие сказал Я вам, чтобы вы не соблазнились.

 

От со́нмищ иждену́т вы: но прии́дет час, да всяк, и́же убие́т вы, возмни́тся слу́жбу приноси́ти Бо́гу:
Изгонят вас из синагог; даже наступает время, когда всякий, убивающий вас, будет думать, что он тем служит Богу.

 

и сия́ сотворя́т, я́ко не позна́ша Отца́, ни Мене́.
Так будут поступать, потому что не познали ни Отца, ни Меня.

 

Но сия́ глаго́лах вам, да, егда́ прии́дет час, воспомя́нете сия́, я́ко Аз рех вам: сих же вам испе́рва не рех, я́ко с ва́ми бех.
Но Я сказал вам сие для того, чтобы вы, когда придет то время, вспомнили, что Я сказывал вам о том; не говорил же сего вам сначала, потому что был с вами.

 

Ны́не же иду́ к Посла́вшему Мя, и никто́же от вас вопроша́ет Мене́: ка́мо и́деши?
А теперь иду к Пославшему Меня, и никто из вас не спрашивает Меня: куда идешь?

 

Но я́ко сия́ глаго́лах ва́м, ско́рби испо́лних сердца́ ва́ша.
Но оттого, что Я сказал вам это, печалью исполнилось сердце ваше.

 

Но Аз и́стину вам глаго́лю: у́не есть вам, да Аз иду́: а́ще бо не иду́ Аз, Уте́шитель не прии́дет к вам: а́ще [ли] же иду́, послю́ Его́ к вам,
Но Я истину говорю вам: лучше для вас, чтобы Я пошел; ибо, если Я не пойду, Утешитель не приидет к вам; а если пойду, то пошлю Его к вам,

 

и прише́д Он обличи́т мир о гресе́ и о пра́вде и о суде́:
и Он, придя, обличит мир о грехе и о правде и о суде:

 

о гресе́ у́бо, я́ко не ве́руют в Мя:
о грехе, что не веруют в Меня;

 

о пра́вде же, я́ко ко Отцу́ Моему́ иду́, и ктому́ не ви́дите Мене́:
о правде, что Я иду к Отцу Моему, и уже не увидите Меня;

 

о суде́ же, я́ко кня́зь ми́ра сего́ осужде́н бысть.
о суде же, что князь мира сего осужден.

 

Еще́ мно́го и́мам глаго́лати вам, но не мо́жете носи́ти ны́не:
Еще многое имею сказать вам; но вы теперь не можете вместить.

 

егда́ же прии́дет Он, Дух и́стины, наста́вит вы на вся́ку и́стину: не от Себе́ бо глаго́лати и́мать, но ели́ка а́ще услы́шит, глаго́лати и́мать, и гряду́щая возвести́т вам:
Когда же приидет Он, Дух истины, то наставит вас на всякую истину: ибо не от Себя говорить будет, но будет говорить, что услышит, и будущее возвестит вам.

 

Он Мя просла́вит, я́ко от Моего́ прии́мет и возвести́т вам.
Он прославит Меня, потому что от Моего возьмет и возвестит вам.

 

Вся, ели́ка и́мать Отец, Моя́ суть: сего́ ра́ди ре́х, я́ко от Моего́ прии́мет и возвести́т вам.
Все, что имеет Отец, есть Мое; потому Я сказал, что от Моего возьмет и возвестит вам.

 

Вма́ле, и [ктому́] не ви́дите Мене́: и па́ки вма́ле, и у́зрите Мя, я́ко иду́ ко Отцу́.
Вскоре вы не увидите Меня, и опять вскоре увидите Меня, ибо Я иду к Отцу.

 

Ре́ша же от учени́к его́ к себе́: что е́сть сие́, е́же глаго́лет нам: вма́ле, и не ви́дите Мене́: и па́ки вма́ле, и у́зрите Мя: и: я́ко Аз иду́ ко Отцу́?
Тут некоторые из учеников Его сказали один другому: что это Он говорит нам: вскоре не увидите Меня, и опять вскоре увидите Меня, и: Я иду к Отцу?

 

Глаго́лаху у́бо: что сие́ есть, е́же глаго́лет: вма́ле, не ве́мы, что́ глаго́лет.
Итак они говорили: что это говорит Он: "вскоре"? Не знаем, что говорит.

 

Разуме́ же Иису́с, я́ко хотя́ху Его́ вопроша́ти, и рече́ им: о сем ли стяза́етеся между́ собо́ю, я́ко ре́х: вма́ле, и не ви́дите Мене́: и па́ки вма́ле, и у́зрите Мя?
Иисус, уразумев, что хотят спросить Его, сказал им: о том ли спрашиваете вы один другого, что Я сказал: вскоре не увидите Меня, и опять вскоре увидите Меня?

 

ами́нь, ами́нь глаго́лю вам, я́ко воспла́четеся и возрыда́ете вы, а мир возра́дуется: вы же печа́льни бу́дете, но печа́ль ва́ша в ра́дость бу́дет:
Истинно, истинно говорю вам: вы восплачете и возрыдаете, а мир возрадуется; вы печальны будете, но печаль ваша в радость будет.

 

жена́ егда́ ражда́ет, ско́рбь и́мать, я́ко прии́де год ея́: егда́ же роди́т отроча́, ктому́ не по́мнит ско́рби за ра́дость, я́ко роди́ся челове́к в мир:
Женщина, когда рождает, терпит скорбь, потому что пришел час ее; но когда родит младенца, уже не помнит скорби от радости, потому что родился человек в мир.

 

и вы же печа́ль и́мате у́бо ны́не: па́ки же узрю́ вы, и возра́дуется се́рдце ва́ше, и ра́дости ва́шея никто́же во́змет от вас:
Так и вы теперь имеете печаль; но Я увижу вас опять, и возрадуется сердце ваше, и радости вашей никто не отнимет у вас;

 

и в той день Мене́ не воспро́сите ничесо́же. Ами́нь, ами́нь глаго́лю вам, я́ко ели́ка а́ще [чесо́] про́сите от Отца́ во и́мя Мое́, даст вам:
и в тот день вы не спросите Меня ни о чем. Истинно, истинно говорю вам: о чем ни попросите Отца во имя Мое, даст вам.

 

досе́ле не проси́сте ничесо́же во и́мя Мое́: проси́те, и прии́мете, да ра́дость ва́ша испо́лнена бу́дет.
Доныне вы ничего не просили во имя Мое; проси́те, и полу́чите, чтобы радость ваша была совершенна.

 

Сия́ в при́тчах глаго́лах вам: но прии́дет час, егда́ ктому́ в при́тчах не глаго́лю вам, но я́ве о Отце́ возвещу́ вам.
Доселе Я говорил вам притчами; но наступает время, когда уже не буду говорить вам притчами, но прямо возвещу вам об Отце.

 

В той день во и́мя Мое́ воспро́сите, и не глаго́лю вам, я́ко Аз умолю́ Отца́ о вас:
В тот день будете просить во имя Мое, и не говорю вам, что Я буду просить Отца о вас:

 

Сам бо Отец лю́бит вы, я́ко вы́ Мене́ возлюби́сте и ве́ровасте, я́ко Аз от Бо́га изыдо́х.
ибо Сам Отец любит вас, потому что вы возлюбили Меня и уверовали, что Я исшел от Бога.

 

Изыдо́х от Отца́, и приидо́х в мир: [и] па́ки оставля́ю мир, и иду́ ко Отцу́.
Я исшел от Отца и пришел в мир; и опять оставляю мир и иду к Отцу.

 

Глаго́лаша Ему́ ученицы́ Его́: се́, ны́не не обину́яся глаго́леши, а при́тчи ни коея́же не глаго́леши:
Ученики Его сказали Ему: вот, теперь Ты прямо говоришь, и притчи не говоришь никакой.

 

ны́не ве́мы, я́ко ве́си вся и не тре́буеши, да кто Тя вопроша́ет: о сем ве́руем, я́ко от Бо́га изше́л еси́.
Теперь видим, что Ты знаешь все и не имеешь нужды, чтобы кто спрашивал Тебя. Посему веруем, что Ты от Бога исшел.

 

Отвеща́ им Иису́с: ны́не ли ве́руете?
Иисус отвечал им: теперь веруете?

 

се, гряде́т час, и ны́не прии́де, да разы́детеся кі́йждо во своя́ и мене́ еди́наго оста́вите: и нѣ́смь еди́нъ, я́ко Оте́ц со мно́ю е́сть:
Вот, наступает час, и настал уже, что вы рассеетесь каждый в свою сторону и Меня оставите одного; но Я не один, потому что Отец со Мною.

 

сия́ глаго́лах вам, да во Мне мир и́мате: в ми́ре ско́рбни бу́дете: но дерза́йте, [я́ко] Аз победи́х мир.
Сие сказал Я вам, чтобы вы имели во Мне мир. В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир.

 

Сия́ глаго́ла Иису́с и возведе́ о́чи Свои́ на не́бо и рече́: О́тче, прии́де час: просла́ви Сы́на Твоего́, да и Сы́н Тво́й просла́вит Тя:
После сих слов Иисус возвел очи Свои на небо и сказал: Отче! пришел час, прославь Сына Твоего, да и Сын Твой прославит Тебя,

 

я́коже дал еси́ Ему́ власть вся́кия пло́ти, да вся́ко, е́же дал еси́ Ему́, даст им живо́т ве́чный:
так как Ты дал Ему власть над всякою плотью, да всему, что Ты дал Ему, даст Он жизнь вечную.

 

се же есть живо́т ве́чный, да зна́ют Тебе́ еди́наго и́стиннаго Бо́га, и Его́же посла́л еси́ Иису́с Христа́.
Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа.

 

Аз просла́вих Тя на земли́, де́ло соверши́х, е́же дал еси́ Мне да сотворю́:
Я прославил Тебя на земле, совершил дело, которое Ты поручил Мне исполнить.

 

и ны́не просла́ви Мя Ты, О́тче, у Тебе́ Самого́ сла́вою, ю́же име́х у Тебе́ пре́жде мир не бысть.
И ныне прославь Меня Ты, Отче, у Тебя Самого славою, которую Я имел у Тебя прежде бытия мира.

 

Яви́х и́мя Твое́ челове́ком, и́хже дал еси́ Мне от ми́ра: Твои́ бе́ша, и Мне их дал еси́, и сло́во Твое́ сохрани́ша:
Я открыл имя Твое человекам, которых Ты дал Мне от мира; они были Твои, и Ты дал их Мне, и они сохранили слово Твое.

 

ны́не разуме́ша, я́ко вся́, ели́ка дал еси́ Мне, от Тебе́ суть:
Ныне уразумели они, что все, что Ты дал Мне, от Тебя есть,

 

я́ко глаго́лы, и́хже дал еси́ Мне, дах им, и ти́и прия́ша, и разуме́ша вои́стинну, я́ко от Тебе́ изыдо́х, и ве́роваша, я́ко Ты Мя посла́л еси́.
ибо слова, которые Ты дал Мне, Я передал им, и они приняли, и уразумели истинно, что Я исшел от Тебя, и уверовали, что Ты послал Меня.

 

Аз о сих молю́: не о [всем] ми́ре молю́, но о тех, и́хже дал еси́ Мне, я́ко Твои́ суть:
Я о них молю: не о всем мире молю, но о тех, которых Ты дал Мне, потому что они Твои.

 

и Моя́ вся Твоя́ суть, и Твоя́ Моя́: и просла́вихся в них:
И все Мое Твое, и Твое Мое; и Я прославился в них.

 

и ктому́ несмь в ми́ре, и си́и в ми́ре суть, и Аз к Тебе́ гряду́. О́тче Святы́й, соблюди́ их во и́мя Твое́, и́хже дал еси́ Мне, да бу́дут еди́но, я́коже [и] Мы.
Я уже не в мире, но они в мире, а Я к Тебе иду. Отче Святый! соблюди их во имя Твое, тех, которых Ты Мне дал, чтобы они были едино, как и Мы.

 

Егда́ бех с ни́ми в ми́ре, Аз соблюда́х их во и́мя Твое́: и́хже дал еси́ Мне, сохрани́х, и никто́же от них поги́бе, то́кмо сын поги́бельный, да сбу́дется Писа́ние:
Когда Я был с ними в мире, Я соблюдал их во имя Твое; тех, которых Ты дал Мне, Я сохранил, и никто из них не погиб, кроме сына погибели, да сбудется Писание.

 

ны́не же к Тебе́ гряду́, и сия́ глаго́лю в ми́ре, да и́мут ра́дость Мою́ испо́лнену в себе́.
Ныне же к Тебе иду, и сие говорю в мире, чтобы они имели в себе радость Мою совершенную.

 

Аз дах им сло́во Твое́, и мир возненави́де их, я́ко не суть от ми́ра, я́коже [и] Аз от ми́ра несмь:
Я передал им слово Твое; и мир возненавидел их, потому что они не от мира, как и Я не от мира.

 

не молю́, да во́змеши их от ми́ра, но да соблюде́ши их от неприя́зни:
Не молю, чтобы Ты взял их из мира, но чтобы сохранил их от зла.

 

от ми́ра не суть, я́коже [и] Аз от ми́ра несмь:
Они не от мира, как и Я не от мира.

 

святи́ их во и́стину Твою́: сло́во Твое́ и́стина есть.
Освяти их истиною Твоею; слово Твое есть истина.

 

Я́коже Мене́ посла́л еси́ в мир, и Аз посла́х их в мир,
Как Ты послал Меня в мир, так и Я послал их в мир.

 

и за них Аз свящу́ Себе́, да и ти́и бу́дут свяще́ни во и́стину.
И за них Я посвящаю Себя, чтобы и они были освящены истиною.

 

Не о сих же молю́ то́кмо, но и о ве́рующих словесе́ их ра́ди в Мя,
Не о них же только молю, но и о верующих в Меня по слову их,

 

да вси еди́но бу́дут: я́коже Ты, О́тче, во Мне, и Аз в Тебе́, да и ти́и в Нас еди́но бу́дут: да [и] мир ве́ру и́мет, я́ко Ты Мя посла́л еси́:
да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, — да уверует мир, что Ты послал Меня.

 

и Аз сла́ву, ю́же дал еси́ Мне, дах им: да бу́дут еди́но, я́коже Мы еди́но есма́:
И славу, которую Ты дал Мне, Я дал им: да будут едино, как Мы едино.

 

Аз в них, и Ты во Мне: да бу́дут соверше́ни во еди́но, и да разуме́ет мир, я́ко Ты Мя посла́л еси́ и возлюби́л еси́ их, я́коже Мене́ возлюби́л еси́.
Я в них, и Ты во Мне; да будут совершены́ воедино, и да познает мир, что Ты послал Меня и возлюбил их, как возлюбил Меня.

 

О́тче, и́хже дал еси́ Мне, хощу́, да иде́же есмь Аз, и ти́и бу́дут со Мно́ю, да ви́дят сла́ву Мою́, ю́же дал еси́ Мне, я́ко возлюби́л Мя еси́ пре́жде сложе́ния ми́ра.
Отче! которых Ты дал Мне, хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною, да видят славу Мою, которую Ты дал Мне, потому что возлюбил Меня прежде основания мира.

 

О́тче пра́ведный, и мир Тебе́ не позна́, Аз же Тя позна́х, и си́и позна́ша, я́ко Ты Мя посла́л еси́:
Отче праведный! и мир Тебя не познал; а Я познал Тебя, и сии познали, что Ты послал Меня.

 

и сказа́х им и́мя Твое́, и скажу́, да любы́, е́юже Мя еси́ возлюби́л, в них бу́дет, и Аз в них.
И Я открыл им имя Твое и открою, да любовь, которою Ты возлюбил Меня, в них будет, и Я в них.

 

[И] сия́ рек Иису́с, изы́де со ученики́ Свои́ми на он пол пото́ка Ке́дрска, иде́же бе вертогра́д, в о́ньже вни́де Сам и ученицы́ Его́:
Сказав сие, Иисус вышел с учениками Своими за поток Кедрон, где был сад, в который вошел Сам и ученики Его.

 

ЕВАНГЕЛИЕ 2

Ин. 18:1–28

 

[И] сия́ рек Иису́с, изы́де со ученики́ Свои́ми на он пол пото́ка Ке́дрска, иде́же бе вертогра́д, в о́ньже вни́де Сам и ученицы́ Его́:
Сказав сие, Иисус вышел с учениками Своими за поток Кедрон, где был сад, в который вошел Сам и ученики Его.

 

ве́дяше же [и] Иу́да предая́й Его́ ме́сто, я́ко мно́жицею собира́шеся Иису́с ту со ученики́ Свои́ми.
Знал же это место и Иуда, предатель Его, потому что Иисус часто собирался там с учениками Своими.

 

Иу́да у́бо прие́м спи́ру и от архиере́й и фарисе́й слуги́, прии́де та́мо со свети́лы и свеща́ми и ору́жии.
Итак Иуда, взяв отряд воинов и служителей от первосвященников и фарисеев, приходит туда с фонарями и светильниками и оружием.

 

Иису́с же ве́дый вся гряду́щая нань, изше́д рече́ им: кого́ и́щете?
Иисус же, зная все, что с Ним будет, вышел и сказал им: кого ищете?

 

Отвеща́ша Ему́: Иису́са Назоре́а. Глаго́ла им Иису́с: Аз есмь. Стоя́ше же и Иу́да, и́же предая́ше Его́, с ни́ми.
Ему отвечали: Иисуса Назорея. Иисус говорит им: это Я. Стоял же с ними и Иуда, предатель Его.

 

Егда́ же рече́ им: Аз е́смь, идо́ша вспять и падо́ша на земли́.
И когда сказал им: это Я, они отступили назад и пали на землю.

 

Па́ки у́бо вопроси́ их [Иису́с]: кого́ и́щете? Они́ же ре́ша: Иису́са Назоре́а.
Опять спросил их: кого ищете? Они сказали: Иисуса Назорея.

 

Отвеща́ Иису́с: рех вам, я́ко Аз есмь: а́ще у́бо Мене́ и́щете, оста́вите сих ити́:
Иисус отвечал: Я сказал вам, что это Я; итак, если Меня ищете, оставьте их, пусть идут,

 

да сбу́дется сло́во, е́же рече́, я́ко и́хже дал еси́ Мне, не погуби́х от них ни кого́же.
да сбудется слово, реченное Им: из тех, которых Ты Мне дал, Я не погубил никого.

 

Си́мон же Петр, имы́й нож, извлече́ его́, и уда́ри архиере́ова раба́, и уре́за ему́ у́хо десно́е: бе же и́мя рабу́ Ма́лх.
Симон же Петр, имея меч, извлек его, и ударил первосвященнического раба, и отсек ему правое ухо. Имя рабу было Малх.

 

Рече́ у́бо Иису́с Петро́ви, вонзи́ нож в но́жницу: ча́шу, ю́же даде́ Мне Отец, не и́мам ли пи́ти ея́,
Но Иисус сказал Петру: вложи меч в ножны; неужели Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец?

 

спи́ра же и ты́сящник и слуги́ Иуде́йстии я́ша Иису́са и связа́ша Его́,
Тогда воины и тысяченачальник и служители Иудейские взяли Иисуса и связали Его,

 

и ведо́ша Его́ ко А́нне пе́рвее: бе бо те́сть Каиа́фе, и́же бе архиере́й ле́ту тому́:
и отвели Его сперва к Анне, ибо он был тесть Каиафе, который был на тот год первосвященником.

 

бе же Каиа́фа да́вый сове́т Иуде́ом, я́ко у́не есть еди́ному челове́ку умре́ти за лю́ди.
Это был Каиафа, который подал совет Иудеям, что лучше одному человеку умереть за народ.

 

По Иису́се же идя́ше Си́мон Петр и други́й учени́к: учени́к же той бе зна́емь архиере́ови, и вни́де со Иису́сом во двор архиере́ов:
За Иисусом следовали Симон Петр и другой ученик; ученик же сей был знаком первосвященнику и вошел с Иисусом во двор первосвященнический.

 

Петр же стоя́ше при две́рех вне. Изы́де у́бо учени́к той, и́же бе зна́емь архиере́ови, и рече́ две́рнице, и введе́ Петра́.
А Петр стоял вне за дверями. Потом другой ученик, который был знаком первосвященнику, вышел, и сказал придвернице, и ввел Петра.

 

Глаго́ла же раба́ две́рница Петро́ви: еда́ и ты́ учени́к еси́ Челове́ка Сего́? Глаго́ла о́н: несмь.
Тут раба придверница говорит Петру: и ты не из учеников ли Этого Человека? Он сказал: нет.

 

Стоя́ху же раби́ и слуги́ огнь сотво́рше, я́ко зима́ бе, и гре́яхуся: бе же с ни́ми Пе́тр стоя́ и гре́яся.
Между тем рабы и служители, разведя огонь, потому что было холодно, стояли и грелись. Петр также стоял с ними и грелся.

 

Архиере́й же вопроси́ Иису́са о ученице́х Его́ и о уче́нии Его́.
Первосвященник же спросил Иисуса об учениках Его и об учении Его.

 

Отвеща́ ему́ Иису́с: Аз не обину́яся глаго́лах ми́ру: Аз всегда́ уча́х на со́нмищах и в це́ркви, иде́же всегда́ Иуде́е сне́млются, и тай не глаго́лах ничесо́же:
Иисус отвечал ему: Я говорил явно миру; Я всегда учил в синагоге и в храме, где всегда Иудеи сходятся, и тайно не говорил ничего.

 

что Мя вопроша́еши? вопроси́ слы́шавших, что глаго́лах им: се, си́и ве́дят, я́же рех Аз.
Что спрашиваешь Меня? спроси слышавших, что Я говорил им; вот, они знают, что Я говорил.

 

Сия́ же ре́кшу ему́, еди́н от предстоя́щих слуг уда́ри в лани́ту Иису́са, рек: та́ко ли отвещава́еши архиере́ови?
Когда Он сказал это, один из служителей, стоявший близко, ударил Иисуса по щеке, сказав: так отвечаешь Ты первосвященнику?

 

Отвеща́ ему́ Иису́с: а́ще зле глаго́лах, свиде́телствуй о зле: а́ще ли до́бре, что Мя бие́ши?
Иисус отвечал ему: если Я сказал худо, покажи, что худо; а если хорошо, что ты бьешь Меня?

 

Посла́ же Его́ А́нна свя́зана к Каиа́фе архиере́ови.
Анна послал Его связанного к первосвященнику Каиафе.

 

Бе же Си́мон Петр стоя́ и гре́яся. Ре́ша же ему́: еда́ и ты от учени́к Его́ еси́? Он [же] отве́ржеся и рече́: несмь.
Симон же Петр стоял и грелся. Тут сказали ему: не из учеников ли Его и ты? Он отрекся и сказал: нет.

 

Глаго́ла еди́н от раб архиере́овых, ю́жика сый, ему́же Петр уре́за у́хо: не аз ли тя ви́дех в вертогра́де с Ним?
Один из рабов первосвященнических, родственник тому, которому Петр отсек ухо, говорит: не я ли видел тебя с Ним в саду?

 

Па́ки у́бо Петр отве́ржеся, и а́бие пе́тель возгласи́.
Петр опять отрекся; и тотчас запел петух.

 

Ведо́ша же Иису́са от Каиа́фы в прето́р. Бе же у́тро: и ти́и не внидо́ша в прето́р, да не оскверня́тся, но да ядя́т па́сху.
От Каиафы повели Иисуса в преторию. Было утро; и они не вошли в преторию, чтобы не оскверниться, но чтобы можно было есть пасху.

 

ЕВАНГЕЛИЕ 3

Мф. 26:57–75

 

[Во́ини] же е́мше Иису́са ведо́ша к каиа́фе архиере́ови, иде́же кни́жницы и ста́рцы собра́шася.
А взявшие Иисуса отвели Его к Каиафе первосвященнику, куда собрались книжники и старейшины.

 

Пе́тр же идя́ше по Нем издале́ча до двора́ архиере́ова: и вшед внутрь, седя́ше со слуга́ми, ви́дети кончи́ну.
Петр же следовал за Ним издали, до двора первосвященникова; и, войдя внутрь, сел со служителями, чтобы видеть конец.

 

Архиере́е же и ста́рцы и со́нм весь иска́ху лжесвиде́телства на Иису́са, я́ко да убию́т Его́,
Первосвященники и старейшины и весь синедрион* искали лжесвидетельства против Иисуса, чтобы предать Его смерти,

 

и не обрета́ху: и мно́гим лжесвиде́телем присту́пльшым, не обрето́ша. По́слежде же приступи́вша два лжесвиде́теля,
и не находили; и, хотя много лжесвидетелей приходило, не нашли. Но наконец пришли два лжесвидетеля

 

ре́ста: Се́й рече́: могу́ разори́ти це́рковь Бо́жию и треми́ де́нми созда́ти ю́.
и сказали: Он говорил: могу разрушить храм Божий и в три дня создать его.

 

И воста́в архиере́й рече́ Ему́: ничесо́же ли отвещава́еши, что си́и на Тя свиде́телствуют?
И, встав, первосвященник сказал Ему: что же ничего не отвечаешь? что́ они против Тебя свидетельствуют?

 

Иису́с же молча́ше. И отвеща́в архиере́й рече́ Ему́: заклина́ю Тя Бо́гом живы́м, да рече́ши нам, а́ще Ты еси́ Христо́с, Сын Бо́жий?
Иисус молчал. И первосвященник сказал Ему: заклинаю Тебя Богом живым, скажи нам, Ты ли Христос, Сын Божий?

 

Глаго́ла ему́ Иису́с: ты ре́кл еси́: оба́че глаго́лю вам: отсе́ле у́зрите Сы́на Челове́ческаго седя́ща одесну́ю си́лы и гряду́ща на о́блацех небе́сных.
Иисус говорит ему: ты сказал; даже сказываю вам: отныне у́зрите Сына Человеческого, сидящего одесную силы и грядущего на облаках небесных.

 

Тогда́ архиере́й растерза́ ри́зы своя́, глаго́ля, я́ко хулу́ глаго́ла: что́ еще́ тре́буем свиде́телей? се́, ны́не слы́шасте хулу́ Его́:
Тогда первосвященник разодрал одежды свои и сказал: Он богохульствует! на что́ еще нам свидетелей? вот, теперь вы слышали богохульство Его!

 

что вам мни́тся? Они́ же отвеща́вше ре́ша: пови́нен есть сме́рти.
как вам кажется? Они же сказали в ответ: повинен смерти.

 

Тогда́ заплева́ша лице́ Его́ и па́кости Ему́ де́яху {и по лани́тома бия́ху Его́}: о́вии же за лани́ту уда́риша {зауша́ху Его́},
Тогда плевали Ему в лице и заушали Его; другие же ударяли Его по ланитам

 

глаго́люще: прорцы́ нам, Христе́, кто есть ударе́й Тя?
и говорили: прореки нам, Христос, кто ударил Тебя?

 

Петр же вне седя́ше во дворе́. И приступи́ к нему́ еди́на рабы́ня, глаго́лющи: и ты́ бы́л еси́ со Иису́сом Галиле́йским.
Петр же сидел вне на дворе. И подошла к нему одна служанка и сказала: и ты был с Иисусом Галилеянином.

 

О́н же отве́ржеся пред все́ми, глаго́ля: не вем, что глаго́леши.
Но он отрекся перед всеми, сказав: не знаю, что ты говоришь.

 

Изше́дшу же ему́ ко врато́м, узре́ его́ друга́я, и глаго́ла су́щым та́мо: и сей бе со Иису́сом Назоре́ом.
Когда же он выходил за ворота, увидела его другая, и говорит бывшим там: и этот был с Иисусом Назореем.

 

И па́ки отве́ржеся с кля́твою, я́ко не зна́ю Челове́ка.
И он опять отрекся с клятвою, что не знает Сего Человека.

 

Пома́ле же приступи́вше стоя́щии, ре́ша Петро́ви: вои́стинну и ты от них еси́, и́бо бесе́да твоя́ я́ве тя твори́т.
Немного спустя подошли стоявшие там и сказали Петру: точно и ты из них, ибо и речь твоя обличает тебя.

 

Тогда́ нача́т роти́тися и кля́тися, я́ко не зна́ю Челове́ка. И а́бие пе́тель возгласи́.
Тогда он начал клясться и божиться, что не знает Сего Человека. И вдруг запел петух.

 

И помяну́ Петр глаго́л Иису́сов, рече́нный ему́, я́ко пре́жде да́же пе́тель не возгласи́т, трикра́ты отве́ржешися Мене́. И изше́д вон пла́кася го́рько.
И вспомнил Петр слово, сказанное ему Иисусом: прежде нежели пропоет петух, трижды отречешься от Меня. И выйдя вон, плакал горько.

 

ЕВАНГЕЛИЕ 4

Ин. 18:28–19:16

 

Ведо́ша же Иису́са от Каиа́фы в прето́р. Бе же у́тро: и ти́и не внидо́ша в прето́р, да не оскверня́тся, но да ядя́т па́сху.
От Каиафы повели Иисуса в преторию. Было утро; и они не вошли в преторию, чтобы не оскверниться, но чтобы можно было есть пасху.

 

Изы́де же Пила́т к ним вон и рече́: ку́ю речь {вину́} прино́сите на Челове́ка Сего́?
Пилат вышел к ним и сказал: в чем вы обвиняете Человека Сего?

 

Отвеща́ша и ре́ша ему́: а́ще не бы [был] Сей злоде́й, не бы́хом пре́дали Его́ тебе́.
Они сказали ему в ответ: если бы Он не был злодей, мы не предали бы Его тебе.

 

Рече́ же и́м Пила́т: поими́те Его́ вы и по зако́ну ва́шему суди́те Ему́. Ре́ша же ему́ Иуде́е: на́м не досто́ит уби́ти никого́же:
Пилат сказал им: возьмите Его вы, и по закону вашему судите Его. Иудеи сказали ему: нам не позволено предавать смерти никого, —

 

да сло́во Иису́сово сбу́дется, е́же рече́, назна́менуя, ко́ею сме́ртию хотя́ше умре́ти.
да сбудется слово Иисусово, которое сказал Он, давая разуметь, какою смертью Он умрет.

 

Вни́де у́бо па́ки Пила́т в прето́р, и пригласи́ Иису́са, и рече́ Ему́: Ты ли еси́ Царь Иуде́йск?
Тогда Пилат опять вошел в преторию, и призвал Иисуса, и сказал Ему: Ты Царь Иудейский?

 

Отвеща́ ему́ Иису́с: о себе́ ли ты́ сие́ глаго́леши, или́ ини́и тебе́ реко́ша о Мне?
Иисус отвечал ему: от себя ли ты говоришь это, или другие сказали тебе о Мне?

 

Отвеща́ Пила́т: еда́ аз жидови́н есмь? род Твой и архиере́е преда́ша Тя мне: что еси́ сотвори́л?
Пилат отвечал: разве я Иудей? Твой народ и первосвященники предали Тебя мне; что Ты сделал?

 

Отвеща́ Иису́съ: ца́рство Мое́ несть от ми́ра сего́: а́ще от ми́ра сего́ бы́ло бы ца́рство Мое́, слуги́ Мои́ [у́бо] подвиза́лися бы́ша, да не пре́дан бых был Иуде́ом: ны́не же ца́рство Мое́ несть отсю́ду.
Иисус отвечал: Царство Мое не от мира сего; если бы от мира сего было Царство Мое, то служители Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не был предан Иудеям; но ныне Царство Мое не отсюда.

 

Рече́ же Ему́ Пила́т: у́бо Ца́рь ли еси́ Ты? Отвеща́ Иису́с: ты́ глаго́леши, я́ко Ца́рь есмь Аз: Аз на сие́ роди́хся и на сие́ приидо́х в мир, да свиде́телствую и́стину: [и] всяк, и́же есть от и́стины, послу́шает гла́са Моего́.
Пилат сказал Ему: итак Ты Царь? Иисус отвечал: ты говоришь, что Я Царь. Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать о истине; всякий, кто от истины, слушает гласа Моего.

 

Глаго́ла Ему́ Пила́т: что́ е́сть и́стина? И сие́ рек, па́ки изы́де ко Иуде́ом, и глаго́ла им: аз ни еди́ныя вины́ обрета́ю в Нем:
Пилат сказал Ему: что есть истина? И, сказав это, опять вышел к Иудеям и сказал им: я никакой вины не нахожу в Нем.

 

е́сть же обы́чай вам, да еди́наго вам отпущу́ на Па́сху: хо́щете ли у́бо, [да] отпущу́ вам Царя́ Иуде́йска?
Есть же у вас обычай, чтобы я одного отпускал вам на Пасху; хотите ли, отпущу вам Царя Иудейского?

 

Возопи́ша же па́ки вси, глаго́люще: не сего́, но Вара́вву. Бе же Вара́вва разбо́йник.
Тогда опять закричали все, говоря: не Его, но Варавву. Варавва же был разбойник.

 

Тогда́ у́бо Пила́т поя́т Иису́са, и би [Его́]:
Тогда Пилат взял Иисуса и велел бить Его.

 

и во́ини спле́тше вене́ц от те́рния, возложи́ша Ему́ на главу́, и в ри́зу багря́ну облеко́ша Его́,
И воины, сплетши венец из терна, возложили Ему на голову, и одели Его в багряницу,

 

и глаго́лаху: ра́дуйся, Царю́ Иуде́йский. И бия́ху Его́ по лани́тома.
и говорили: радуйся, Царь Иудейский! и били Его по ланитам.

 

Изы́де у́бо па́ки вон Пила́т, и глаго́ла им: се, извожду́ Его́ вам вон, да разуме́ете, я́ко в Нем ни еди́ныя вины́ обрета́ю.
Пилат опять вышел и сказал им: вот, я вывожу Его к вам, чтобы вы знали, что я не нахожу в Нем никакой вины.

 

Изы́де же вон Иису́с, нося́ терно́вен вене́ц и багря́ну ри́зу. И глаго́ла им: се, Челове́к.
Тогда вышел Иисус в терновом венце и в багрянице. И сказал им Пилат: се, Человек!

 

Егда́ же ви́деша Его́ архиере́е и слуги́, возопи́ша глаго́люще: распни́, распни́ Его́. Глаго́ла и́м Пила́т: поими́те Его́ вы, и распни́те, аз бо не обрета́ю в Нем вины́.
Когда же увидели Его первосвященники и служители, то закричали: || распни, распни Его! Пилат говорит им: возьмите Его вы, и распните; ибо я не нахожу в Нем вины.

 

Отвеща́ша ему́ Иуде́е: мы́ зако́н и́мамы, и по зако́ну на́шему до́лжен есть умре́ти, я́ко себе́ Сы́на Бо́жия сотвори́.
Иудеи отвечали ему: мы имеем закон, и по закону нашему Он должен умереть, потому что сделал Себя Сыном Божиим.

 

Егда́ у́бо слы́ша Пила́т сие́ сло́во, па́че убоя́ся,
Пилат, услышав это слово, больше убоялся.

 

и вни́де в прето́р па́ки, и глаго́ла Иису́сови: отку́ду еси́ Ты́? Иису́с же отве́та не даде́ ему́.
И опять вошел в преторию и сказал Иисусу: откуда Ты? Но Иисус не дал ему ответа.

 

Глаго́ла же Ему́ Пила́т: мне ли не глаго́леши? не ве́си ли, я́ко вла́сть и́мам распя́ти Тя и вла́сть и́мам пусти́ти Тя?
Пилат говорит Ему: мне ли не отвечаешь? не знаешь ли, что я имею власть распять Тебя и власть имею отпустить Тебя?

 

Отвеща́ Иису́с: не и́маши вла́сти ни еди́ныя на Мне, а́ще не бы ти дано́ свы́ше: сего́ ра́ди преда́вый Мя тебе́ бо́лий грех и́мать.
Иисус отвечал: ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше; посему более греха на том, кто предал Меня тебе.

 

От сего́ иска́ше Пила́т пусти́ти Его́. Иуде́е же вопия́ху, глаго́люще: а́ще Сего́ пу́стиши, не́си дру́г ке́сарев: всяк, и́же царя́ себе́ твори́т, проти́вится ке́сарю.
С этого времени Пилат искал отпустить Его. Иудеи же кричали: если отпустишь Его, ты не друг кесарю; всякий, делающий себя царем, противник кесарю.

 

Пила́т у́бо слы́шав сие́ сло́во, изведе́ вон Иису́са и се́де на суди́щи, на ме́сте глаго́лемем лиѳострото́н, Евре́йски же гавва́ѳа.
Пилат, услышав это слово, вывел вон Иисуса и сел на судилище, на месте, называемом Лифо́стротон, а по — еврейски Гаввафа

 

Бе же пято́к Па́сце, ча́с же я́ко шесты́й. И глаго́ла Иуде́ом: се́, Ца́рь ваш.
Тогда была пятница перед Пасхою, и час шестый. И сказал Пилат Иудеям: се, Царь ваш!

 

Они́ же вопия́ху: возми́, возми́, распни́ Его́. Глаго́ла им Пила́т: Царя́ ли ва́шего распну́? Отвеща́ша архиере́е: не и́мамы царя́ то́кмо ке́саря.
Но они закричали: возьми, возьми, распни Его! Пилат говорит им: Царя ли вашего распну? Первосвященники отвечали: нет у нас царя, кроме кесаря.

 

Тогда́ у́бо предаде́ Его́ им, да ра́спнется. Пое́мше же Иису́са и ведо́ша:
Тогда наконец он предал Его им на распятие. И взяли Иисуса и повели.

 

ЕВАНГЕЛИЕ 5

Мф. 27:3–32

 

Тогда́ ви́дев Иу́да преда́вый Его́, я́ко осуди́ша Его́, раска́явся возврати́ три́десять сре́бреники архиере́ем и ста́рцем,
Тогда Иуда, предавший Его, увидев, что Он осужден, и, раскаявшись, возвратил тридцать сребреников первосвященникам и старейшинам,

 

глаго́ля: согреши́х преда́в кро́вь непови́нную. Они́ же ре́ша: что есть нам? ты у́зриши.
говоря: согрешил я, предав кровь невинную. Они же сказали ему: что́ нам до того? смотри сам.

 

И пове́рг сре́бреники в це́ркви, отъи́де: и шед удави́ся.
И, бросив сребреники в храме, он вышел, пошел и удавился.

 

Архиере́е же прие́мше сре́бреники, ре́ша: недосто́йно есть вложи́ти их в корва́ну, поне́же цена́ кро́ве есть.
Первосвященники, взяв сребреники, сказали: непозволительно положить их в сокровищницу церковную, потому что это цена крови.

 

Сове́т же сотво́рше, купи́ша и́ми село́ скуде́льничо, в погреба́ние стра́нным:
Сделав же совещание, купили на них землю горшечника, для погребения странников;

 

те́мже нарече́ся село́ то село́ кро́ве, до сего́ дне:
посему и называется земля та "землею крови" до сего дня.

 

тогда́ сбы́стся рече́нное Иереми́ем проро́ком, глаго́лющим: и прия́ша три́десять сре́бреник, це́ну Цене́ннаго, Его́же цени́ша от сыно́в Изра́илев,
Тогда сбылось реченное через пророка Иеремию, который говорит: и взяли тридцать сребреников, цену Оцененного, Которого оценили сыны Израиля,

 

и да́ша я на село́ скуде́льничо, я́коже сказа́ мне Госпо́дь.
и дали их за землю горшечника, как сказал мне Господь.

 

Иису́с же ста пред иге́моном. И вопроси́ Его́ иге́мон, глаго́ля: Ты ли еси́ Ца́рь Иуде́йский? Иису́с же рече́ ему́: ты́ глаго́леши.
Иисус же стал пред правителем. И спросил Его правитель: Ты Царь Иудейский? Иисус сказал ему: ты говоришь.

 

И егда́ на́нь глаго́лаху архиере́е и ста́рцы, ничесо́же отвещава́ше.
И когда обвиняли Его первосвященники и старейшины, Он ничего не отвечал.

 

Тогда́ глаго́ла Ему́ Пила́т: не слы́шиши ли, коли́ка на Тя свиде́телствуютъ?
Тогда говорит Ему Пилат: не слышишь, сколько свидетельствуют против Тебя?

 

И не отвеща́ ему́ ни к еди́ному глаго́лу, я́ко диви́тися иге́мону зело́.
И не отвечал ему ни на одно слово, так что правитель весьма дивился.

 

На [вся́к] же пра́здник обы́чай бе иге́мону отпуща́ти еди́наго наро́ду свя́зня, его́же хотя́ху:
На праздник же Пасхи правитель имел обычай отпускать народу одного узника, которого хотели.

 

имя́ху же тогда́ свя́зана наро́чита, глаго́лемаго Вара́вву:
Был тогда у них известный узник, называемый Варавва;

 

собра́вшымся же им, рече́ им Пила́тъ: кого́ хо́щете [от обою́] отпущу́ вам: Вара́вву ли, или́ Иису́са глаго́лемаго Христа́?
итак, когда собрались они, сказал им Пилат: кого хотите, чтобы я отпустил вам: Варавву, или Иисуса, называемого Христом?

 

Ве́дяше бо, я́ко за́висти ра́ди преда́ша Его́.
ибо знал, что предали Его из зависти.

 

Седя́щу же ему́ на суди́щи, посла́ к нему́ жена́ его́, глаго́лющи: ничто́же тебе́ и Пра́веднику Тому́: мно́го бо пострада́х дне́сь во сне Его́ ра́ди.
Между тем, как сидел он на судейском месте, жена его послала ему сказать: не делай ничего Праведнику Тому, потому что я ныне во сне много пострадала за Него.

 

Архиере́е же и ста́рцы наусти́ша наро́ды, да испро́сят Ва́равву, Иису́са же погубя́т.
Но первосвященники и старейшины возбудили народ просить Варавву, а Иисуса погубить.

 

Отвеща́в же иге́мон рече́ им: кого́ хо́щете от обою́ отпущу́ вам? Они́ же ре́ша: Вара́вву.
Тогда правитель спросил их: кого из двух хотите, чтобы я отпустил вам? Они сказали: Варавву.

 

Глаго́ла им Пила́т: что у́бо сотворю́ Иису́су глаго́лемому Христу́? Глаго́лаша ему́ вси́: да ра́спят бу́дет.
Пилат говорит им: что́ же я сделаю Иисусу, называемому Христом? Говорят ему все: да будет распят.

 

Иге́мон же рече́: ко́е у́бо зло́ сотвори́? Они́ же и́злиха вопия́ху, глаго́люще: да про́пят бу́дет.
Правитель сказал: какое же зло сделал Он? Но они еще сильнее кричали: да будет распят.

 

Ви́дев же Пила́т, я́ко ничто́же успева́ет, но па́че молва́ быва́ет, прие́мь во́ду, умы́ ру́це пред наро́дом, глаго́ля: непови́нен е́смь от кро́ве Пра́веднаго Сего́: вы́ у́зрите.
Пилат, видя, что ничто не помогает, но смятение увеличивается, взял воды и умыл руки перед народом, и сказал: невиновен я в крови Праведника Сего; смотрите вы.

 

И отвеща́вше вси лю́дие ре́ша: кровь Его́ на нас и на ча́дех на́ших.
И, отвечая, весь народ сказал: кровь Его на нас и на детях наших.

 

Тогда́ отпусти́ им Вара́вву: Иису́са же би́в предаде́ [им], да Его́ про́пнут.
Тогда отпустил им Варавву, а Иисуса, бив, предал на распятие.

 

Тогда́ во́ини иге́моновы, прие́мше Иису́са на суди́ще, собра́ша На́нь все мно́жество во́ин:
Тогда воины правителя, взяв Иисуса в преторию, собрали на Него весь полк

 

и совле́кше Его́, оде́яша Его́ хлами́дою червле́ною:
и, раздев Его, надели на Него багряницу;

 

и спле́тше вене́ц от те́рния, возложи́ша на главу́ Его́, и тро́сть в десни́цу Его́: и покло́ншеся на коле́ну пред Ним руга́хуся Ему́, глаго́люще: ра́дуйся, Царю́ Иуде́йский.
и, сплетши венец из терна, возложили Ему на голову и дали Ему в правую руку трость; и, становясь пред Ним на колени, насмехались над Ним, говоря: радуйся, Царь Иудейский!

 

И плю́нувше на́нь, прия́ша трость и бия́ху по главе́ Его́.
и плевали на Него и, взяв трость, били Его по голове.

 

И егда́ поруга́шася Ему́, совлеко́ша с Него́ багряни́цу и облеко́ша Его́ в ри́зы Его́: и ведо́ша Его́ на пропя́тие.
И когда насмеялись над Ним, сняли с Него багряницу, и одели Его в одежды Его, и повели Его на распятие.

 

Исходя́ще же обрето́ша челове́ка Кирине́йска, и́менем Си́мона: и сему́ заде́ша понести́ кре́ст Его́.
Выходя, они встретили одного Киринеянина, по имени Симона; сего заставили нести крест Его.

 

ЕВАНГЕЛИЕ 6

Мк. 15:16–32

 

Во́ини же ведо́ша Его́ вну́трь двора́, е́же е́сть прето́р: и созва́ша всю́ спи́ру,
А воины отвели Его внутрь двора, то есть в преторию, и собрали весь полк,

 

и облеко́ша Его́ в препря́ду, и возложи́ша на Него́ спле́тше терно́в вене́ц,
и одели Его в багряницу, и, сплетши терновый венец, возложили на Него;

 

и нача́ша целова́ти Его́ [и глаго́лати]: ра́дуйся, Царю́ Иуде́йский.
и начали приветствовать Его: радуйся, Царь Иудейский!

 

И бия́ху Его́ по главе́ тро́стию, и плюва́ху на Него́, и прегиба́юще коле́на покланя́хуся Ему́.
И били Его по голове тростью, и плевали на Него, и, становясь на колени, кланялись Ему.

 

И егда́ поруга́шася Ему́, совлеко́ша с Него́ препря́ду и облеко́ша Его́ в ри́зы Своя́: и изведо́ша Его́, да про́пнут Его́.
Когда же насмеялись над Ним, сняли с Него багряницу, одели Его в собственные одежды Его и повели Его, чтобы распять Его.

 

И заде́ша мимоходя́щу не́коему Си́мону Кирине́ю, гряду́щу с села́, отцу́ Алекса́ндрову и Ру́фову, да во́змет крест Его́.
И заставили проходящего некоего Киринеянина Симона, отца Александрова и Руфова, идущего с поля, нести крест Его.

 

И приведо́ша Его́ на Голго́ѳу ме́сто, е́же есть сказа́емо Ло́бное ме́сто.
И привели Его на место Голгофу, что́ значит: Лобное место.

 

И дая́ху Ему́ пи́ти есмирнисме́но вино́: Он же не прия́т.
И давали Ему пить вино со смирною; но Он не принял.

 

И распе́ншии Его́ раздели́ша ри́зы Его́, мета́юще жре́бий о них, кто что во́змет.
Распявшие Его делили одежды Его, бросая жребий, кому что́ взять.

 

Бе же час тре́тий, и распя́ша Его́.
Был час третий, и распяли Его.

 

И бе написа́ние вины́ Его́ напи́сано: Ца́рь Иуде́йск.
И была надпись вины Его: Царь Иудейский.

 

И с Ним распя́ша два разбо́йника, еди́наго одесну́ю и еди́наго ошу́юю Его́.
С Ним распяли двух разбойников, одного по правую, а другого по левую сторону Его.

 

И сбы́стся Писа́ние, е́же глаго́лет: и со беззако́нными вмени́ся.
И сбылось слово Писания: и к злодеям причтен.

 

И мимоходя́щии ху́ляху Его́, покива́юще глава́ми свои́ми и глаго́люще: уа́, разоря́яй це́рковь и треми́ де́нми созида́яй,
Проходящие злословили Его, кивая головами своими и говоря: э! разрушающий храм, и в три дня созидающий!

 

спаси́ся Са́м и сни́ди со кре́ста́.
спаси Себя Самого и сойди со креста.

 

Та́кожде и архиере́е руга́ющеся, дру́г ко дру́гу с кни́жники глаго́лаху: и́ны спасе́, Себе́ ли не мо́жет спасти́?
Подобно и первосвященники с книжниками, насмехаясь, говорили друг другу: других спасал, а Себя не может спасти.

 

Христо́с, Ца́рь Изра́илев, да сни́дет ны́не со кре́ста́, да ви́дим и ве́ру и́мем Ему́. И распя́тая с Ним поноша́ста Ему́.
Христос, Царь Израилев, пусть сойдет теперь с креста, чтобы мы видели, и уверуем. И распятые с Ним поносили Его.

 

ЕВАНГЕЛИЕ 7

Мф. 27:33–54

 

И прише́дше на ме́сто нарица́емое Голго́ѳа, е́же есть глаго́лемо Кра́ниево ме́сто,
И, придя на место, называемое Голгофа, что значит: Лобное место,

 

да́ша Ему́ пи́ти о́цет с же́лчию сме́шен: и вку́шь, не хотя́ше пи́ти.
дали Ему пить уксуса, смешанного с желчью; и, отведав, не хотел пить.

 

Распе́ншии же Его́ раздели́ша ри́зы Его́, ве́ргше жре́бия:
Распявшие же Его делили одежды Его, бросая жребий;

 

и седя́ще стрежа́ху Его́ ту́:
и, сидя, стерегли Его там;

 

и возложи́ша верху́ главы́ Его́ вину́ Его́ напи́сану: Се́й е́сть Иису́с, Ца́рь Иуде́йский.
и поставили над головою Его надпись, означающую вину Его: Сей есть Иисус, Царь Иудейский.

 

Тогда́ распя́ша с Ним два́ разбо́йника: еди́наго одесну́ю, и еди́наго ошу́юю.
Тогда распяты с Ним два разбойника: один по правую сторону, а другой по левую.

 

Мимоходя́щии же ху́ляху Его́, покива́юще глава́ми свои́ми
Проходящие же злословили Его, кивая головами своими

 

и глаго́люще: разоря́яй це́рковь и треми́ де́нми созида́яй, спаси́ся Сам: а́ще Сы́н еси́ Бо́жий, сни́ди со кре́ста́.
и говоря: Разрушающий храм и в три дня Созидающий! спаси Себя Самого; если Ты Сын Божий, сойди с креста.

 

Та́кожде же и архиере́е руга́ющеся с кни́жники и ста́рцы [и фарисе́и], глаго́лаху:
Подобно и первосвященники с книжниками и старейшинами и фарисеями, насмехаясь, говорили:

 

ины́я спасе́, Себе́ ли не мо́жет спасти́? а́ще Ца́рь Изра́илев е́сть, да сни́дет ны́не со кре́ста́, и ве́руем в Него́:
других спасал, а Себя Самого не может спасти; если Он Царь Израилев, пусть теперь сойдет с креста, и уверуем в Него;

 

упова́ на Бо́га: да изба́вит ны́не Его́, а́ще хо́щет Ему́. Рече́ бо, я́ко Бо́жий е́смь Сын.
уповал на Бога; пусть теперь избавит Его, если Он угоден Ему. Ибо Он сказал: Я Божий Сын.

 

То́жде же и разбо́йника распя́тая с Ним поноша́ста Ему́.
Также и разбойники, распятые с Ним, поносили Его.

 

От шеста́го же часа́ тма бысть по всей земли́ до часа́ девя́таго:
От шестого же часа тьма была по всей земле до часа девятого;

 

о девя́тем же часе́ возопи́ Иису́с гла́сом ве́лиим, глаго́ля: Или́, Или́, лима́ савахѳани́? е́же е́сть, Бо́же мо́й, Бо́же мо́й, вску́ю Мя еси́ оста́вилъ?
а около девятого часа возопил Иисус громким голосом: Или́, Или́! лама́ савахфани́? то есть: Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?

 

Не́цыи же от ту стоя́щих слы́шавше глаго́лаху, я́ко Илию́ глаша́ет Сей.
Некоторые из стоявших там, слыша это, говорили: Илию зовет Он.

 

И а́бие тек еди́н от них, и прие́мь гу́бу, испо́лнив же о́цта, и вонзе́ на тро́сть, напая́ше Его́.
И тотчас побежал один из них, взял губку, наполнил уксусом и, наложи́в на трость, давал Ему пить;

 

Про́чии же глаго́лаху: оста́ви, да ви́дим, а́ще прии́дет Илиа́ спасти́ Его́.
а другие говорили: постой, посмотрим, придет ли Илия спасти Его.

 

Иису́с же, па́ки возопи́в гла́сом ве́лиим, испусти́ дух.
Иисус же, опять возопив громким голосом, испустил дух.

 

И се, заве́са церко́вная раздра́ся на дво́е с вы́шняго кра́я до ни́жняго: и земля́ потрясе́ся: и ка́мение распаде́ся:
И вот, завеса в храме раздралась надвое, сверху донизу; и земля потряслась; и камни расселись;

 

и гро́би отверзо́шася: и мно́га телеса́ усо́пших святы́х воста́ша:
и гробы отверзлись; и многие тела усопших святых воскресли

 

и изше́дше из гроб, по воскресе́нии Его́, внидо́ша во святы́й гра́д и яви́шася мно́зем.
и, выйдя из гробов по воскресении Его, вошли во святый град и явились многим.

 

Со́тник же и и́же с ним стрегу́щии Иису́са, ви́девше трус и бы́вшая, убоя́шася зело́, глаго́люще: вои́стинну Бо́жий Сын бе Сей.
Сотник же и те, которые с ним стерегли Иисуса, видя землетрясение и все бывшее, устрашились весьма и говорили: воистину Он был Сын Божий.

 

ЕВАНГЕЛИЕ 8

Лк. 23:32–49

 

Ведя́ху же и и́на два злоде́я с Ним уби́ти.
Вели с Ним на смерть и двух злодеев.

 

И егда́ приидо́ша на ме́сто, нарица́емое Ло́бное, ту́ распя́ша Его́ и злоде́я, о́ваго у́бо одесну́ю, а друга́го ошу́юю.
И когда пришли на место, называемое Лобное, там распяли Его и злодеев, одного по правую, а другого по левую сторону.

 

Иису́с же глаго́лаше: О́тче, отпусти́ им: не ве́дят бо что творя́т. Разделя́юще же ри́зы Его́, мета́ху жре́бия.
Иисус же говорил: Отче! прости им, ибо не знают, что делают. И делили одежды Его, бросая жребий.

 

И стоя́ху лю́дие зря́ще. Руга́хуся же и кня́зи с ни́ми, глаго́люще: ины́я спасе́, да спасе́т и Себе́, а́ще Той е́сть Христо́с Бо́жий избра́нный.
И стоял народ и смотрел. Насмехались же вместе с ними и начальники, говоря: других спасал; пусть спасет Себя Самого, если Он Христос, избранный Божий.

 

Руга́хуся же Ему́ и во́ини, приступа́юще и о́цет приде́юще Ему́,
Также и воины ругались над Ним, подходя и поднося Ему уксус

 

и глаго́лаху: а́ще Ты́ еси́ Царь Иуде́йск, спаси́ся Сам.
и говоря: если Ты Царь Иудейский, спаси Себя Самого.

 

Бе же и написа́ние напи́сано над Ним писмены́ е́ллинскими и ри́мскими и евре́йскими: Сей е́сть Ца́рь Иуде́йск.
И была над Ним надпись, написанная словами греческими, римскими и еврейскими: Сей есть Царь Иудейский.

 

Еди́н же от обе́шеною злоде́ю ху́ляше Его́, глаго́ля: а́ще Ты еси́ Христо́съ, спаси́ Себе́ и на́ю.
Один из повешенных злодеев злословил Его и говорил: если Ты Христос, спаси Себя и нас.

 

Отвеща́в же други́й преща́ше ему́, глаго́ля: ни ли ты бои́шися Бо́га, я́ко в то́мже осужде́н еси́?
Другой же, напротив, унимал его и говорил: или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же?

 

и мы у́бо в пра́вду: досто́йная бо по дело́м на́ю восприе́млева: Се́й же ни еди́наго зла сотвори́.
и мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал.

 

И глаго́лаше Иису́сови: помяни́ мя, Го́споди, егда́ прии́деши во Ца́рствии Си.
И сказал Иисусу: помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое!

 

И рече́ ему́ Иису́с: ами́нь глаго́лю тебе́, днесь со Мно́ю бу́деши в раи́.
И сказал ему Иисус: истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю.

 

Бе же час я́ко шесты́й, и тма бы́сть по все́й земли́ до часа́ девя́таго:
Было же около шестого часа дня, и сделалась тьма по всей земле до часа девятого:

 

и поме́рче со́лнце, и заве́са церко́вная раздра́ся посреде́.
и померкло солнце, и завеса в храме раздралась по средине.

 

И возгла́шь гла́сом ве́лиим Иису́с, рече́: О́тче, в ру́це Твои́ предаю́ ду́х Мо́й. И сия́ рек и́здше.
Иисус, возгласив громким голосом, сказал: Отче! в руки Твои предаю дух Мой. И, сие сказав, испустил дух.

 

Ви́дев же со́тник бы́вшее, просла́ви Бо́га, глаго́ля: вои́стинну Челове́к Сей пра́веден бе.
Сотник же, видев происходившее, прославил Бога и сказал: истинно человек этот был праведник.

 

И вси прише́дшии наро́ди на позо́р сей, ви́дяще быва́ющая, бию́ще пе́рси своя́ возвраща́хуся.
И весь народ, сшедшийся на сие зрелище, видя происходившее, возвращался, бия себя в грудь.

 

Стоя́ху же вси зна́емии Его́ издале́ча, и жены́ спосле́дствовавшыя Ему́ от Галиле́и, зря́щя сия́.
Все же, знавшие Его, и женщины, следовавшие за Ним из Галилеи, стояли вдали и смотрели на это.

 

ЕВАНГЕЛИЕ 9

Ин. 19:25–37

 

Стоя́ху же при кре́сте́ Иису́сове Ма́ти Его́, и сестра́ Ма́тере Его́, Мари́а Клео́пова, и Мари́а Магдали́на.
При кресте Иисуса стояли Матерь Его и сестра Матери Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина.

 

Иису́с же ви́дев Ма́терь и ученика́ стоя́ща, его́же любля́ше, глаго́ла Ма́тери Свое́й: Же́но, се, сын Твой.
Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: Же́но! се, сын Твой.

 

Пото́м глаго́ла ученику́: се, Ма́ти твоя́. И от того́ часа́ поя́т Ю учени́к во своя́ си.
Потом говорит ученику: се, Матерь твоя! И с этого времени ученик сей взял Ее к себе.

 

Посе́м ве́дый Иису́с, я́ко вся уже́ соверши́шася, да сбу́дется Писа́ние, глаго́ла: жа́жду.
После того Иисус, зная, что уже все совершилось, да сбудется Писание, говорит: жажду.

 

Сосу́д же стоя́ше полн о́цта. Они́ же испо́лнивше гу́бу о́цта и на трость во́нзше, приде́ша ко усто́м Его́.
Тут стоял сосуд, полный уксуса. Воины, напоив уксусом губку и наложив на иссоп, поднесли к устам Его.

 

Егда́ же прия́т о́цет Иису́с, рече́: соверши́шася. И прекло́нь главу́, предаде́ дух.
Когда же Иисус вкусил уксуса, сказал: совершилось! И, преклонив главу, предал дух.

 

Иуде́е же, поне́же пято́к бе, да не оста́нут на кресте́ телеса́ в суббо́ту, бе бо вели́к день тоя́ суббо́ты, моли́ша Пила́та, да пребию́т го́лени их и во́змут.
Но так как тогда была пятница, то Иудеи, дабы не оставить тел на кресте в субботу, — ибо та суббота была день великий, — просили Пилата, чтобы перебить у них голени и снять их.

 

Приидо́ша же во́ини, и пе́рвому у́бо преби́ша го́лени, и друго́му распя́тому с Ним:
Итак пришли воины, и у первого перебили голени, и у другого, распятого с Ним.

 

на Иису́са же прише́дше, я́ко ви́деша Его́ уже́ уме́рша, не преби́ша Ему́ го́лений,
Но, придя к Иисусу, как увидели Его уже умершим, не перебили у Него голеней,

 

но еди́н от во́ин копие́м ре́бра Ему́ прободе́, и а́бие изы́де кро́вь и вода́.
но один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода.

 

И ви́девый свиде́телствова, и и́стинно есть свиде́телство его́, и то́й весть, я́ко и́стину глаго́лет, да вы ве́ру и́мете.
И видевший засвидетельствовал, и истинно свидетельство его; он знает, что говорит истину, дабы вы поверили.

 

Бы́ша бо сия́, да сбу́дется Писа́ние: кость не сокруши́тся от Него́.
Ибо сие произошло, да сбудется Писание: кость Его да не сокрушится.

 

И па́ки друго́е Писа́ние глаго́летъ: воззря́т Нань, Его́же прободо́ша.
Также и в другом месте Писание говорит: воззрят на Того, Которого пронзили.

 

ЕВАНГЕЛИЕ 10

Мк. 15:43–47

 

Прии́де Ио́сиф, и́же от Аримаѳе́а, благообра́зен сове́тникъ, и́же и то́й бе ча́я Ца́рствия Бо́жия, дерзну́в вни́де к Пила́ту, и проси́ телесе́ Иису́сова.
Пришел Иосиф из Аримафеи, знаменитый член совета, который и сам ожидал Царствия Божия, осмелился войти к Пилату, и просил тела Иисусова.

 

Пила́т же диви́ся, а́ще уже́ у́мре: и призва́в со́тника, вопроси́ его́: а́ще уже́ у́мре?
Пилат удивился, что Он уже умер, и, призвав сотника, спросил его, давно ли умер?

 

И уве́дев от со́тника, даде́ те́ло Ио́сифови.
И, узнав от сотника, отдал тело Иосифу.

 

И купи́в плащани́цу и снемь Его́, обви́т плащани́цею: и положи́ Его́ во гро́б, и́же бе изсе́чен от ка́мене: и привали́ ка́мень над две́ри гро́ба.
Он, купив плащаницу и сняв Его, обвил плащаницею, и положил Его во гробе, который был высечен в скале, и привалил камень к двери гроба.

 

Мари́а же Магдали́на и Мари́а Иоси́ева зря́сте, где Его́ полага́ху.
Мария же Магдалина и Мария Иосиева смотрели, где Его полагали.

 

ЕВАНГЕЛИЕ 11

Ин. 19:38–42

 

По сих же моли́ Пила́та Ио́сиф, и́же от Аримаѳе́а, сы́й учени́к Иису́сов, потае́н же стра́ха ра́ди Иуде́йска, да во́змет те́ло Иису́сово: и повеле́ Пила́т. Прии́де же и взят те́ло Иису́сово.
После сего Иосиф из Аримафеи — ученик Иисуса, но тайный из страха от Иудеев, — просил Пилата, чтобы снять тело Иисуса; и Пилат позволил. Он пошел и снял тело Иисуса.

 

Прии́де же и Никоди́м, прише́дый ко Иису́сови но́щию пре́жде, нося́ смеше́ние сми́рнено и ало́йно, я́ко литр сто.
Пришел также и Никодим, — приходивший прежде к Иисусу ночью, — и принес состав из смирны и алоя, литр около ста.

 

Прия́ста же те́ло Иису́сово, и обви́ста е ри́зами со арома́ты, я́коже обы́чай есть Иуде́ом погреба́ти.
Итак они взяли тело Иисуса и обвили его пеленами с благовониями, как обыкновенно погребают Иудеи.

 

Бе же на ме́сте, иде́же распя́тся, верт {вертогра́д}, и в ве́рте гро́б нов, в не́мже николи́же никто́же положе́н бе:
На том месте, где Он распят, был сад, и в саду гроб новый, в котором еще никто не был положен.

 

ту у́бо пятка́ ра́ди Иуде́йска, я́ко близ бя́ше гроб, положи́ста Иису́са.
Там положили Иисуса ради пятницы Иудейской, потому что гроб был близко.

 

ЕВАНГЕЛИЕ 12

Мф. 27:62–66

 

Во у́трий же де́нь, и́же есть по пятце́, собра́шася архиере́е и фарисе́е к Пила́ту,
На другой день, который следует за пятницею, собрались первосвященники и фарисеи к Пилату

 

глаго́люще: го́споди, помяну́хом, я́ко льсте́ц он рече́, еще́ сый жив: по трие́х днех воста́ну:
и говорили: господин! Мы вспомнили, что обманщик тот, еще будучи в живых, сказал: после трех дней воскресну;

 

повели́ у́бо утверди́ти гроб до тре́тияго дне, да не ка́ко прише́дше ученицы́ Его́ но́щию укра́дут Его́ и реку́т лю́дем: воста́ от ме́ртвых: и бу́дет после́дняя лесть го́рша пе́рвыя.
итак прикажи охранять гроб до третьего дня, чтобы ученики Его, придя ночью, не украли Его и не сказали народу: воскрес из мертвых; и будет последний обман хуже первого.

 

Рече́ же им Пила́т: и́мате кустоди́ю: иди́те, утверди́те, я́коже ве́сте.
Пилат сказал им: имеете стражу; пойдите, охраняйте, как знаете.

 

Они́ же ше́дше утверди́ша гроб, зна́менавше ка́мень с кустоди́ею.
Они пошли и поставили у гроба стражу, и приложили к камню печать.

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 654 раз