Пятница, 26 Февраль 2021 20:37

Епископ Исаакий (Андроник): Будем подражать Христу!

Автор 

27 февраля отмечает день тезоименитства (именины) наместник Свято-Покровского монастыря «Голосеевская пустынь» епископ Ворзельский Исаакий.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СПРАВКА

 

Епископ Ворзельский Исаакий (Андроник), викарий Киевской Митрополии, родился 18 марта 1964 г. в с. Гиличень Теленештского р-на Молдавской ССР. После учебы в школе и службы в армии, 1 сентября 1988 г. стал послушником Киево-Печерской Лавры, где 16 февраля 1989 г. был пострижен в монашество с именем Исаакий в честь прп. Исаакия, затворника Печерского. В 1993 г. назначен скитоначальником в Покровскую Голосеевскую пустынь, возведен в сан игумена.

 

В 1995 г. возведен в сан архимандрита. В 1996 г. назначен наместником мужского монастыря Покровская Голосеевская пустынь. 13 декабря 2016 г. состоялась хиротония во епископа Ворзельского, которую совершил Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий. Владыка Исаакий — духовник международной общественной организации «День Крещения Руси».

 


  

О своем приходе в монастырь

 

— Владыка, Вы пришли в монастырь в год 1000‑летия Крещения Руси — в 1988-м. Тогда были широкие церковные торжества — впервые в Советском Союзе. Вы выбрали Киево-Печерскую Лавру, а не какую‑то другую обитель — почему?

— Дело в том, что их мало было тогда. Я искал монашества, а в Молдавии, откуда я родом, мужских монастырей не было еще. И вот я услышал, что знаменитая обитель — Святая Киево-Печерская Лавра — только что открылась. Услышал — и думаю: «Поеду посмотрю, а там — как Бог управит». Приехал и остался.

 

Впервые я побывал в Лавре в 1984 году сразу после армии, молился о выборе своего пути. В итоге этот путь и привел к преподобным Печерским.

 

— Советское время. 1980‑е годы. Армия… и вдруг — монашество. Как могла появиться такая мысль?

— Промысл Божий. Кто и как может его объяснить? Просто огромная духовная жажда появилась, призыв. Вот, я хочу идти в монастырь — хочу всем сердцем и всё. Как это объяснишь? И кто поймет?

На самом деле это не было крутым поворотом. В Церковь меня привели родители еще ребенком, они были верующими людьми. Поэтому не могу сказать, что я пришел в Церковь, — я в ней жил, я в ней рос. И до монашества в итоге дорос.

 

— Как Вы, будучи насельником Лавры, оказались в Голосеево?

— Где‑то в 1989 году после празднования Пасхи мы с братией пришли на могилу преподобного Алексия. От былой обители, по сути, ничего не осталось. Стены дома митрополитов, монашеский корпус еще дореволюционный, кладбище. Тогда я в первый раз познакомился с Голосеево, не предполагая еще, что когда‑то тут стану наместником и моя жизнь будет тесно связана с этим святым местом.

 

— Сначала основали лаврский скит?

— Да. Наместник благословил: «Будешь начальником древнего лаврского скита». Через несколько дней приехали, он показал мне место.

 

Дальше можно было бы сказать: «Я пришел, и тут, видя то‑то и то‑то, я начал…» Но на самом деле тогда было только одно: «Господи, помилуй!» Даже не «Господи, помоги», а «Господи, помилуй!»

 

— И что Вас поразило?

— Лес, тишина, спокойствие. И тогда, в первый раз, и когда чуть позже стал тут скитоначальником, и до сегодняшнего дня, я могу сказать, что на этом месте явно чувствуется Божия благодать. Как говорил преподобный Парфений Киевский: «Дух преподобных отцов Печерских обитает тут».

 

Несмотря на то, что внешне здесь были руины, внутреннее богатство обители осталось, его не разрушили. Разрушили стены, а дух не убили. Благодаря молитвам тех преподобных, святителей, подвижников, которые здесь подвизались, жили, молились, монастырь возрождается.

 

vl Isaakij interview 75 arhiv 1 

15 июня 1993 г. в день памяти великомученика Иоанна Сочавского была совершена первая Божественная литургия на месте разрушенной Голосеевской пустыни. С этого момента началось возрождение старинной монашеской обители

 

— Вперед не страшно было смотреть?

— Лучше не смотреть вперед, чтобы не было страшно. По-монашески — малыми шагами.

 

— Вы сделали шаг, а дальше?

— Когда меня назначили, я сам с собой заключил договор: на что благословили, что сможешь, — то и делай. А что я могу делать? Мечтать? Как известно, мечты — обманчивы. Когда человек мечтает, может хоть романы писать и целые книжки о том, что будет да как. А на деле, на практике далеко не все получается.

 

Мечтами сыт не будешь. Понимая это, я твердо решил: что смогу — то и буду делать.

 

— Что было в самый первый день? Вы — в своей будущей обители и, по сути, на руинах.

— Что можно было делать?

 

— Разбирать…

— Что еще разбирать? Без нас все разобрали! Надо было собирать уже!

 

Начали, конечно, с наведения порядка, простейшего ремонта. Первые месяцы я ночевал еще в Лавре. А тут уже некоторые из людей жили. Как жили? Одну тряпку на окно, другую — на дверь. И вот так, в таких условиях жили. В конце сентября стали ставить двери, окна. До этого времени готовились… Кое-какой ремонт в помещении уже сделали. А так… Вот так и жили.

 

А началом духовной жизни обители стало первое богослужение. Оно было совершено 15 июня, в день памяти великомученика Иоанна Сочавского.

 

— Люди сразу потянулись в Голосеево, когда узнали, что здесь уже Литургия совершается?

— На первых воскресных службах с нами молилось 5-7 человек. Но, если учесть, что тогда и транспорта не было, и практически никому не было известно это место, то и это немало! Потом уже понемногу община начала собираться…

 

О родителях

 

— Самая сердцевина личности человека формируется еще в раннем детстве. Какие правила Вашей жизни родом из детства?

— Главным в моем воспитании, да и в целом в воспитании личности я считаю послушание. Навык послушания родителям помогает мне до сегодняшнего дня быть в послушании Матери-Церкви.

 

— Что главное заложили в Вас родители?

— Они были простыми сельскими людьми, верующими, благочестивыми. Вот и весь фундамент духовной жизни. Если человек имеет навык послушания, если он имеет благочестие, если он верующий, то ему очень легко в монастыре быть (да и в семейной жизни такая же картина). Если у человека было послушание своим родителям, то он будет послушным и в монастыре, и в семейной жизни. А если родителям показываем свой характер, дурную сторону, то и в семейной жизни, и в монастыре будет такая же картина.

 

— Ваши родители строгими были?

— Нет. В нашем доме царила любовь.

 

vl Isaakij interview 75 2 

 

О монахах и монашестве

 

— В монахи идут из этого мира, а мир сейчас сам себя называет постхристианским. Можно ли сказать, что люди сейчас изменились и это может сказаться на монашестве?

— Люди раньше задумывались, ради чего они живут. Сегодня мало кто задает себе вопрос: «Для чего я живу на белом свете? А что будет после смерти?» Но в целом люди не особо изменились. Изменилась значительно внешняя сторона общества, появились соблазны, комфорт. А добродетели и пороки, какими были 2-3 или 5 тысяч лет назад, такими и остались. Внутренне человек какой был, такой и остался. Такая же жажда, такое же милосердие, такие же зависть, смирение… Разница в том, что человек из‑за роста давления внешних соблазнов стал намного слабее духовно. Почему? Потому что вся эта суета отбирает силу, отвлекает от работы над собой.

 

— Есть такое мнение, что когда прекратится монашеская молитва, то и мир окончит свое существование. Почему духовное измерение так важно для мира?

— Милостью Божией по молитвам праведников мир наш держится. Когда не будет молитвенников, тогда может повториться то, что уже случалось в библейской истории: всего несколько человек — одна лишь семья праведного Ноя осталась верна Богу, и Господь истребил весь уже омертвевший, отпавший от Источника жизни мир.

 

— И здоровье Церкви, наверное, можно определить по количеству монашествующих…

— По качеству, лучше сказать. Количество и качество — разные вещи.

 

— В прошлые времена в монастырях было до тысячи братии. Сейчас в лучшем случае можно говорить о десятках монахов.

— Так и есть.

 

— Почему? Меньше людей ищут этого пути?

— Давайте посмотрим, откуда пришли монахи и кто их воспитывал. Они не рождаются на небесах, они из этого же общества. Если приходят в молодые годы — это милость Божия, потому что молодой человек еще не окунулся в современный мир, и если какие‑то грехи, привычки дурные сложились, в молодые годы их легче искоренить. А если человек приходит уже зрелым, очерствевшим, то, конечно, ему намного тяжелее исправлять себя.

 

Посмотрим вокруг себя, на сегодняшний наш день. Эта вся пропаганда: «Бери от жизни всё. Один раз живешь»... Лукавый настолько хитро подходит к человеку, человечеству… Всё делает для того, чтобы никто не задумывался о вечном, о том, ради чего живет на белом свете. И, конечно же, пытается устроить так, чтобы люди не шли в монахи.

 

— И разрушение устоев семьи из этой же истории…

— Да. Если нет семьи — в ней не родится человек, который умеет смиряться и ради любви слушаться. Откуда взяться тогда добрым монахам? Разве что по милости Божией.

 

— Какова вообще роль монастырей в современном мире? Зачем они нужны в ХХІ веке?

— Монастыри во все времена были стержнем Церкви, ее авангардом, всегда играли важнейшую роль в укреплении веры людей. Что в древности, что сейчас — во все времена. Люди, которые идут в монастырь, — идут служить Богу, полностью посвящают себя Ему одному. И чем дальше они проходят по этому тернистому пути, чем больше молятся, тем больше они духовно укрепляются, закаляются, как сталь. Господь дает им силы для того, чтобы сражаться с духом мира сего, побеждать соблазны прежде всего в своих сердцах, а затем и многим страждущим и ищущим спасения людям помогать духовно.

 

vl Isaakij interview 75 arhiv 2

Голосеевская пустынь, 1993 г. Такой обитель предстала взорам братии, пришедшей возрождать ее к жизни

 

О послушании

 

— Какое главное качество нужно человеку, который несет послушание руководителя монастыря?

— Послушание воле Божией. В монастыре у всех послушание, и у наместника тоже.

 

— Чем наполнен день монаха обители?

— Главное дело монаха — молитва. В монастыре есть несколько храмов. Ежедневно совершаются богослужения. В будние дни служим по одной Литургии. На большие праздники, в воскресные дни — по четыре.

 

В пять утра подъем. Потом молебен преподобным Алексию и Парфению, утренние молитвы, полунощница, часы, Литургия, послушания. В полдень трапеза. Послушания. Вечернее богослужение. После службы снова трапеза, монашеское правило, отбой. Вот так в двух словах.

 

— Жесткая регламентация помогает в духовной жизни?

— Конечно. Все зависит от человека. Если он работает над собой, то все ему помогает. В житии одного из новомучеников было написано о том, как монашествующие, заключенные в одном из лагерей, говорят: «Вот, мы не хотели нести послушание своему наместнику. Теперь приходится нести послушание советской власти».

 

Что мы тут видим? Человек, который рассудил так, не озлобился, а воспринял свое положение как Промысл Божий.

 

Зависит от человека — как он смотрит на обстоятельства своей жизни. Смотрит, как смотрел Адам после грехопадения или как смотрел Спаситель: «быв послушным даже до смерти» (Фил. 2:8).

 

— Не бывает ли у Вас противоречия между монахом и владыкой? Монах — это уединение, смирение, тишина. А владыка ведь должен порядок блюсти! Епископ — это блюститель.

— Бывают противоречия. Но монах в такие моменты напоминает епископу, что он тоже человек и ему тоже придется дать отчет за свою жизнь, — чтобы слишком не расслаблялся.

 

— Вы говорили, что главная проблема монастырей — послушание. Кто не научился этому в семье, тому будет крайне тяжело спасаться. Но мы знаем, что бывает уклонение не только в левую сторону, но и в правую… Когда человек берет на себя слишком много… подвигов, скажем так.

— Это уже, извините, не послушание. С чего Вы взяли, что это послушание? Это своеволие. В Церкви все несут свои послушания. Даже Патриарх — он несет послушание Церкви. Без послушания, смирения в духовной жизни — никак.

 

О современных временах

 

— Нынешние времена — непростые для Церкви. Сколько трудов было положено по возрождению храмов, монастырей, церковной жизни в целом… И вот народ наш опять оказался на духовном распутье. У людей в миру метания: одна Церковь, вторая, третья… Где же истина?

— Дело в том, что нет одной, второй, третьей Церкви. Есть только одна. Остальные — не Церкви. Некоторые люди думают, что это Церкви, но это не так. Они заблуждаются.

 

— Как мятущемуся современному человеку помочь понять это?

— А люди этого сами хотят? Давайте зададим другой вопрос: «Чего люди ищут на самом деле?» Если это поиски истины — то здесь есть предмет для разговора, для дискуссии. А если людьми движет страсть — нам только молиться за них остается. Никакие слова не помогут. И не забывайте, что Дух творит себе формы. Тот, кто ищет Истину, тот не кричит, не захватывает храмы, не калечит других людей, не лжет, не проклинает. Такой человек смиренно молится: «Господи, покажи мне, где Истина!» И такой человек несомненно получит ответ.

 

— Выходит, всё, что с большими трудами строили, возрождали, сейчас опять под угрозой…

— Господь сказал, что Церковь врата адовы не одолеют. Очень показателен в этом смысле ХХ век. Какая страшная машина была запущена для уничтожения Церкви Христовой. И мы ведь это знаем не из книжек. Мы знаем то, что родители, дедушки, бабушки, собратья наши сами видели, опытно прошли и нам рассказывали. Гонителей уже давно нет, а Церковь — вот она, живет. И будет жить!

 

Правду невозможно уничтожить, потому что правда у Бога хранится.

 

А мы… Знаете, эти стены меня не держат. Я не для этого пришел в монастырь. Я пришел в Церковь и в монастырь служить Богу. А служить Богу можно и в тюрьме, по большому счету. Главное, хотеть Ему служить.

 

vl Isaakij interview 75 3

Возрожденный четверть века назад Голосеевский Свято-Покровский мужской монастырь продолжает свою спасительную миссию. Ежедневно его посещают тысячи паломников — в их душах оставляет неизгладимый целительный след эта святая местность и молитвы подвижников, которые несли здесь свои труды 

 

О значении чудес

 

— Тысячи людей приходят в обитель к матушке Алипии. Не все из них воцерковлены. Огромное миссионерское поприще!

— Господь «иже веси судьбами» призывает человека к Себе. Нужно понимать, что мы лишь соучастники большого дела — спасения душ человеческих. Господь через святых Церкви, через подвижников, чудотворные иконы и даже через нас грешных приводит людей к Себе, открывает Себя через них. А уже как человек дальше пользуется этим…

 

— Что и как нужно говорить тем, кто пришел лишь за чудом?

— Говорить нужно как есть. Если мы будем обращаться к Богу, Господь обязательно умудрит и положит на ум те слова, которые необходимы. Главное, что мы можем сделать для этих людей, — не мешать им искать Бога, быть рядом с Ним, молиться за них и быть готовыми ответить на их духовные запросы.

 

К великому сожалению, должен признать, что большинство просьб и вопросов, которые задают, — о временном. Мало кто задумывается сегодня о Вечности.

 

— Многие приходят, но, даже получив просимое, не остаются в Церкви…

— Да. Господь помогает, дает просимое по молитвам Церкви, святых — мы постоянно видим, как люди получают помощь по молитвам матушки Алипии. Ведь если бы не получали, не приходили бы и не благодарили бы. Помогает. Но если человек не использует это, если, даже соприкасаясь с чудом, он не увидел Бога, помощи Божией, не задал себе вопрос: «А как дальше я буду жить?» — что тут сказать можно? Конечно, Господь всем нам желает здоровья и добра, но если все это не приводит нас ко спасению, то все тщетно.

 

Об отдыхе и любимых книгах

 

— Владыка, у Вас бывает свободное время вне богослужений и послушаний?

— Отдыхая от послушаний по монастырю, я занимаюсь монастырем как любимым делом.

 

— Какая книга всегда на Вашем столе? Что любите читать?

— Очень люблю читать «Патерик Киево-Печерской Лавры». Еще со времен до прихода в монастырь и до сегодня эта книга занимает одно из первых мест в моем списке «Избранное».

 

О будущем

 

— Какой Вы видите обитель через 25 лет?

— Чтобы увидеть обитель через 25 лет, надо помечтать. О мечтах и их пользе мы уже говорили. Давайте лучше через 25 лет соберемся и посмотрим на ту обитель, какой она будет в те времена.

 

— Владыка, что бы Вы хотели пожелать читателям?

— Будем подражать Христу! Господь сказал Своим ученикам: «Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим; ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко» (Мф. 11:29-30). Мы же обычно учимся друг у друга. И, учась друг у друга, мы очень много делаем ошибок. Поэтому надо не у людей учиться, а у Христа. Только Он исполнил послушание на предельно высоком уровне — до Креста и даже до смерти.

 

Беседовал протодиакон Александр Карпенко

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 3615 раз