Воскресенье, 13 Октябрь 2019 19:29

Как казаки на Афоне молились

Автор 
Соборный храм (кафоликон) в честь Рождества Богородицы, скит Черный Выр Соборный храм (кафоликон) в честь Рождества Богородицы, скит Черный Выр

Монашеская республика на горе Афон в Греции до сих пор удивляет не только паломников и ценителей древних традиций, но и ученых-историков.

В 2015 году директор Международного института афонского наследия в Украине Сергей Шумило обнаружил на Святой Горе заброшенный скит Черный Выр. Когда‑то он был местом духовных подвигов бывших запорожских казаков, а теперь превратился в дикий уголок Афона, куда добраться сможет не каждый его житель. Как здесь выросла казацкая обитель и чем Святая гора отчасти похожа на Запорожскую Сечь «ФОМЕ в Украине» рассказал журналист и историк Сергей Шумило.

 

 

— Как казаки оказались на Афоне?

— Традиция пребывания наших предков на Святой горе имеет тысячелетнюю историю. Здесь необходимо вспомнить основателя древнерусского монашества, преподобного Антония Печерского, который тоже пришел в Киев с Афона и основал здесь Киево-Печерскую обитель по образцу и уставу афонских монастырей. Уже со времен Крещения Киевской Руси на Афоне, при поддержке святого равноапостольного князя Владимира Киевского, был основан первый древнерусский монастырь Ксилургу (в переводе с греческого — «Древодел»), ставший духовным центром древнерусского монашества на Афоне. Существует афонское предание, что в этой обители и подвизался наш преподобный Антоний. Интересно, что в указе византийского императора Константина IX Мономаха от 1048 г. обитель Ксилургу именуется Царской Лаврой. Она сохранилась до наших дней и ныне является общежительным скитом при Свято-Пантелеимоновом монастыре.

 

В период борьбы с унией в Украине XVII–XVIII веков отношения с Афоном стали особенно тесными. После Брестской унии, когда высшая иерархия Церкви отпала от Православия, во главе антиуниатского движения стали монахи, ориентированные на афонские традиции, которые ездили на Святую гору и там подвизались. Это старец Иоанн (Вишенский), преподобный Иов (Княгиницкий), епископ Исаакий (Борискевич), игумен казацкого Трахтемировского монастыря Иезекииль (Курцевич), митрополит Киевский Исайя (Копинский) и другие. И как раз афонские старцы сыграли важную роль в деле воцерковления казачества и привлечения его к защите Православной Церкви. Ведь до этого оно было довольно разнородной массой. Когда запорожцы подняли на знамя борьбу за Православие, они, собственно, постепенно вышли и на другой общественно-политический уровень, став своего рода элитой общества. Это был период, когда старорусская аристократия ополячилась и окатоличилась. Ей на смену пришла, если угодно, «новая аристократия», которая и возглавила национально- освободительное движение в Украине.

 

— Видимо запорожцы стали не только защитниками веры и Церкви, но и сами пополняли ряды православных подвижников и пастырей?

— Таких случаев известно очень много. Казачество активно поддерживало православные монастыри и храмы по всей Украине, при помощи казаков в XVII–XVIII вв. было создано несколько десятков новых православных монастырей, насельниками которых нередко становились и сами казаки. Достаточно вспомнить такие известные казачьи обители, как Трахтемировский, Самарский Пустынно-Никольский, Межигорский, Мотронинский, Мгарский и многие другие монастыри. В обычаях казачества существовала традиция на большие церковные праздники совершать паломничества к святыням Киево-Печерской Лавры и других монастырей, как в пределах Украины, так и за границу, вплоть до Иерусалима и Афона. Мы имеем немало документальных подтверждений того, что к XVIII веку казаки начинают уходить на Афон. Это время было очень трагичным для русского монашества на Святой горе. Древнерусский Пантелеимоновский монастырь (Русик) был уже занят греками, и, по сути, на Афоне не осталось ни одной обители, где бы могли подвизаться наши соотечественники. Как описывает наш киевский паломник Василий Григорович-Барский, русские монахи на Афоне были вынуждены как сироты скитаться и нищенствовать, поскольку им не было где главы приклонить.

 

В этой ситуации в 1747 году при содействии запорожского казачества на Афоне основали скит в честь Рождества Пресвятой Богородицы, который был назван Черный Выр (по‑гречески «Мавро Выр»), существовавший в XVIII–XIX вв. Он, по сути, был попыткой возродить на новом месте Русик — обитель, где наши земляки могли бы найти себе пристанище.

 

Казаки еще называли этот скит «Духовное Запорожье». Его братия в основном состояла из бывших запорожских казаков. Сам основатель скита — схииеромонах Григорий (Голубенко), бывший запорожец, который имел звание бунчукового товарища. Уйдя в отставку, он принял монашество в Киево-Печерской Лавре и оттуда удалился на Афон, где и основал эту обитель. Из документов, которые удалось найти в архивах, известно, что ктитором (попечителем) этой обители выступал кошевой атаман Запорожской Сечи Петр Калнышевский (решением Синода УПЦ причислен к лику святых). С ним старец Григорий (Голубенко) поддерживал тесные отношения. Удалось найти также ряд документов, которые подтверждают, что именно из Запорожья и пополнялся этот скит. Для поиска новых насельников для обители старец специально приезжал на Сечь и приглашал к себе на Афон казаков, склонных к благочестию и молитвенному уединению.

 

 Кирпичная кладка храма Рождества Богородицы в скиту Черный Выр, внешняя сторона.

 

— Все‑таки непривычно видеть бывших запорожцев — свободолюбивых воинов — в числе братии монастыря на Святой горе. Как их приняли на Афоне? 

— Как это ни странно, но у Афона и Запорожской Сечи можно усмотреть немало общего. Казаки, которые жили постоянно на Сечи, как и монахи, никогда не женились. На Запорожье, как и на Святой горе, было запрещено приводить женщин. Игуменьей Афона, как и покровительницей Запорожской Сечи, считается Божия Матерь, а сами запорожцы считали себя «лыцарями Пречистой»

 

Не нужно слишком идеализировать. Казаки были разные. Но среди этих воинов, любящих и повоевать, и погулять, встречалось немало людей, склонных к благочестию. Этому существует масса подтверждений. Все‑таки казаки были людьми эпохи позднего Средневековья, когда религиозные традиции занимали важное место в обществе. У людей, жизнь которых постоянно сопряжена с опасностью для жизни, религиозные чувства проявляются особенно остро. И часто, если казак выходил живым из какой‑то трудной ситуации, в бою или из плена, он давал обет посвятить свою жизнь Богу.

 

Именно среди таких благочестивых казаков старец Григорий и подбирал себе послушников. Особенно из раненых или состарившихся, которые уже воевать не могут, а жениться не могли по сечевой традиции. Поэтому они уходили в монастыри.

 

Более того, известно, что нередко казаки- запорожцы становились отшельниками. Некоторые оставались жить на Сечи, и их называли здесь сечевыми старцами. А другие уходили в плавни, леса, строили пасеки, создавали небольшие «скитки». Там они молились Богу. Даже бывали случаи, когда не было священника, таких старцев-отшельников, бывших казаков, приглашали выполнять мирским чином различные обряды на Сечи. Но эта тема еще ждет своих исследователей.

 

— Как относилась Церковь к таким сечевым старцам? Они поддерживали связь с духовенством?

— По сохранившимся описаниям, многие из них жили в монастырях — в том же Трахтемировском, Самарском Пустынно-Никольском, Межигорском, Мгарском и других. А к запорожским отшельникам регулярно приезжали священники и даже афонские монахи. То есть все это было в рамках церковной традиции, характерной для Запорожской Сечи.

 

Сейчас пошла мода на мифы о «казаках-характерниках», которых искусственно представлют чуть ли не язычниками и оккультистами. Но все эти небылицы возникают на почве элементарного незнания собственных духовных истоков и традиций. Ведь такое явление, как «характерники», документально вообще не зафиксировано. Это больше фольклор XIХ века, который появился уже после того, как Сечь исчезла. И через сто лет после этого в народе стали сочинять легенды о каких‑то мифических способностях отдельных казаков.

 

В народном фольклоре того времени это было очень распространено. Мы все знаем сказки про Бабу Ягу, Кощея Бессмертного — глупо же будет вокруг этих образов выстраивать какие‑то серьезные научные концепции. Точно так же и здесь: до смешного доходит, когда люди на полном серьезе рассуждают о том, что казаки руками могли на лету хватать раскаленные ядра, пули собирали за пазуху, могли превращаться в волков… Да, такие образы характерны для фольклора, но это не значит, что все так и было.

 

Одно из описаний запорожских старцев сохранилось у Дмитрия Яворницкого. Он застал 116‑летнего казака по имени Иван Росолода, который жил отшельником на пасеке и молился Богу. Старец не вкушал мяса, питался в основном медом и галушками, был человеком очень благочестивой, святой жизни. Яворницкий задал ему вопрос, правда ли, что казаки умели колдовать, что на Сечи были характерники? Старец рассмеялся и говорит: «Не верьте этому: это все одни балачки; они жили по‑божески, не знали они никаких чар».

 

— Каким образом казаки попадали на Святую гору?

— Для меня тоже поначалу это было непонят- но. Казалось бы, где была Сечь и где Афон… Но, оказывается, существовал целый водный путь из Запорожья на Афон по Днепру. Что интересно, чтобы попасть на Святую гору из России, нужно было сначала ехать на Запорожскую Сечь. Здесь существовал целый чернецкий двор, где жили монахи и паломники. Они ждали турецкий торговый караван, на кораблях которого плыли в Константинополь. А оттуда, опять же водным путем, добирались до Афона.

 

— Как Вам удалось обнаружить казацкий скит на Афоне?

— О том, что такая обитель когда‑то существовала, было известно, но о ней были очень скупые упоминания. На Афоне было много монастырей, которые пришли в упадок и прекратили свое существование. А собственно о том, что эта обитель была связана с казачеством, к сожалению, до сего дня совершенно ничего не было известно.

 

Просто случайно, работа я в архивах, пытаясь разыскать любые упоминания о духовноисторических и культурных связях Украины с Афоном, мне удалось найти ряд документов, касающихся Черного Выр». Это было дело монаха, который из этой обители переехал в Киево-Печерскую Лавру. Потом было найдено письмо основателя монастыря схимонаха Григория (Голубенко) к Петру Калнышевскому и другие документы. Дальнейший анализ показал, что это была целая казачья обитель на Афоне.

 

Сначала я попросил коллег провести предварительную поездку к заброшенной обители, сделать фотографии. После этого поехал сам и провел там уже более подробную экспедицию. Удалось, помимо храма, найти немало заброшенных каменных строений в полуразрушенном состоянии. Там все заросло кустарниками, деревьями и лианами. Пройти практически невозможно.

 

 

Остатки иконостаса в приделе прп Иоанна Рыльского, храм Рождества Богородицы, скит Черный Выр. 

 

— Как случилось, что Черный Выр превратился в руины?

— В казацком скиту до начала русско-турецкой войны в 20‑е годы ХІХ века проживало, как написано в документах, «30 малороссов». Скорее всего, это были выходцы уже не из Запорожской, а из Задунайской Сечи. Поскольку Запорожская Сечь на тот период прекратила свое существование, а задунайские казаки, продолжая традицию активной поддержки афонских обителей, и сами шли в монахи.

 

Например, кошевой атаман Задунайской Сечи Симеон Мороз принял монашество на Афоне и стал архимандритом одной из обителей. Скорее всего, это был Черный Выр, потому что как раз с началом русско-турецкой войны Симеон Мороз покинул Афон. Именно в этот период скит приходит в упадок.

 

Нужно понимать, что тогда в запустение пришли все обители Афона. Более десяти лет длилась война, в результате которой много афонских монастырей пострадало, и почти все монахи были вынуждены временно покинуть Святую гору, некоторые погибли. На Афоне в монастырях расквартировались тогда турецкие гарнизоны. Были разграблены крупнейшие обители. В это период опустел и Черный Выр. И потом уже не возродился. Возможно, оставшиеся монахи перешли в Ильинский скит, основанный тоже нашим земляком, выходцем из семьи полтавских казачьих священников преподобным Паисием Величковским. Известно, что в этой афонской обители тоже подвизались казаки.

 

— Возможно ли восстановить Черный Выр?

— Вопрос этот преждевременно ставить. На данном этапе актуальной задачей является изучение, более тщательное исследование обители. Иначе любые строительные работы могут только уничтожить неизвестные следы истории и наследия обители. И еще, нужно понимать, что Афон совершенно особая зона, территория, где действуют свои законы, правила, традиции. Поэтому светские подходы здесь совершенно неприменимы и неприемлемы. Никакими политическими или другими рычагами и средствами вопрос восстановления не решить. Этот вопрос исключительно в компетенции внутренних канонических взаимоотношений Афона и Украинской Православной Церкви. Понятно, что представители других конфессий Украины, кроме УПЦ, не имеют официальных канонических отношений с Афоном, не могут там ни служить, ни строить, ни восстанавливать. На данный момент скит закрыт и доступа к нему нет.

 

— Духовная связь Запорожья и Афона дала много подвижников и святых. Кто из них по‑Вашему самый знаменитый?

— Безусловно, самый знаменитый — это преподобный Паисий Величковский, выходец из семьи полтавских казачьих священников. Кроме того, самый известный казак, канонизированный и глубоко почитаемый в Греции, — это святой Иоанн Русский. Он служил в полтавском казачьем полку и участвовал во взятии Азова. Попал в плен к туркам, был продан в рабство. Там явил твердость в вере и совершил много чудес, так что даже мусульмане стали его уважать, несмотря на все их попытки сломить казака и заставить принять ислам. Сейчас, к сожалению, уже мало кто помнит о том, откуда именно он родом. Тем не менее, один из самых почитаемых святых Греции — полтавский казак.

 

Еще один чтимый греками наш святой земляк — преподобномученик Пахомий Афонский (Русин), уроженец Украины, в юности попавший в плен к татарам и проданный в рабство туркам. Пробыв в рабстве около 20 лет, он тайно сбежал на Святую гору Афон, где принял иноческий постриг с именем Пахомий и подвизался 18 лет. Затем вернулся в Малую Азию, в город Усаки, где перед турками открыто исповедал себя христианином, за что был казнен в день Вознесения Господня в 1730 году. Как и святой полтавский казак Иоанн Русский, святой преподобномученик Пахомий Афонский глубоко почитается православным церковным народом Греции, однако, увы, совершенно забыт на родине.

 

Беседовал Олег Карпенко

Фото Сергея Шумило 

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 2154 раз

Соцсети