Вторник, 30 Апрель 2019 11:22

Ново-Иерусалимский монастырь: как евангельская история ожила на Севере

Автор 

Этот монастырь задумывался как средство запечатлеть почти недосягаемую для наших предков семнадцатого столетия Святую землю.

ФОМА

 

Это место обязано своим появлением Патриарху Никону и уникальной эпохе, в которую он жил. Ехать сюда нужно не только за потрясающей красотой архитектуры, но и затем, чтобы понять, чем жили люди в то важное для мировой истории время.

 

Сегодня нам трудно понять, почему в принципе возникла такая задумка — построить в северной глуши «копию Святой Земли». Но мы живем в другом мире, где можно открыть Интернет и, не вставая с дивана, в деталях рассмотреть любую достопримечательность. А если этого недостаточно, то, в конце концов, можно сесть в самолет и просто слетать в нужное место, чтобы потрогать все собственными руками.

 

У людей XVII века не было ни фотографий, ни даже достоверных картин Палестины. Как выглядела земля, по которой ходил Спаситель, они могли разве что догадываться. Привезенный издалека деревянный макет храма Гроба Господня считался невероятной ценностью, ведь он позволял хоть как-то прикоснуться к евангельской истории.

 

Отсюда и возникла идея создать своего рода «икону на местности».

 

Если обычная икона стремится запечатлеть святых подвижников Церкви, то Воскресенский монастырь на реке Истре задумывался как средство запечатлеть почти недосягаемую для наших предков семнадцатого столетия Святую землю. Подобной «иконой» должен был стать не только сам монастырский комплекс, но и окрестности. Близлежащие холмы получили названия Елеонского и Фаворского, населенным пунктам вокруг также дали евангельские названия. По изначальной задумке Северная Палестина должна была стать сложной системой объектов, находящихся подчас в десятках километров друг от друга.

 

Конечно, строители не пытались сделать точную копию Святой земли: во‑первых, это было невозможно технически, а во‑вторых (и это, пожалуй, более важно) они стремились создать именно икону с ее глубоким символизмом, а не максимально реалистичную картину. Поэтому если в Израиле от Иерусалима до горы Фавор нужно проехать 147 километров, то здесь достаточно неспешным шагом пройти всего полтора.

 

 

Святая кувуклия — копия часовни, находящейся в Иерусалиме над местом погребения и воскресения Иисуса Христа.

 

Строить монастырь начали в 1656 году по личному распоряжению Патриарха Никона. Новый Иерусалим был его любимым детищем, Никон видел его будущей резиденцией Патриархов — недалеко от столицы государства, но все-таки чуть в стороне, чтобы еще раз подчеркнуть: Церковь и светская власть близки, у них много общих задач, но все-таки существуют они параллельно и смешиваться не должны.

 

Идея обители нравилась и Алексею Михайловичу Романову, тем более что время для подобного проекта было выбрано не случайно. Государство вновь возрождалось после жесточайшего кризиса начала XVII века, позади остались гражданская война, иностранная интервенция и годы разрухи. Страна вновь пыталась осмыслить себя, найти свое место в мире. Захолустное некогда княжество превратилось в самое большое и влиятельное православное государство в мире, а потому и видело свою главную миссию в защите православного мира. Политические цели в то время не отделялись от целей духовных, и здесь, невдалеке от столицы, на берегу реки Истры, правящая элита видела место для новой духовной столицы не только местного, но и мирового Православия.

 

Увы, Ново-Иерусалимский монастырь ждала в итоге непростая судьба, так же как непростой оказалась и судьба его основателя. Стремясь улучшить церковную жизнь, исправить церковные книги и богослужебные традиции, Патриарх Никон действовал слишком резко, а порой даже жестко. Результатом этого стал страшный церковный раскол XVII века, последствия которого не изжиты по сию пору. Сам Никон попал в опалу и был отстранен от Патриаршества решением Большого собора. Довести до конца идею Нового Иерусалима он так и не успел, хотя строительство обители продолжалось и после низложения ее основателя.

 

Помимо своей необычной символики монастырь интересен еще и уникальным архитектурным стилем. Местное барокко, родственное украинскому, — это очень короткий период в истории искусства северо- восточного региона, когда кровавые петровские реформы еще не смели старые традиции и не уничтожили местную самобытность. Здесь Запад и Восток причудливо сочетались друг с другом. Впрочем, писать об этом бесполезно, это нужно только видеть.

 

В XX веке, в годы войны, монастырь был практически разрушен — варварская попытка уничтожить его стала отдельным пунктом обвинения на Нюрнбергском трибунале. Долгие годы Новый Иерусалим сохранялся трудами энтузиастов и сотрудников организованного здесь музея. Но осуществить его реставрацию удалось только в XXI веке. Сегодня возродилась и монашеская жизнь обители, были построены новые корпуса для музея. Здесь действительно есть на что посмотреть.

 

 

 

Воскресенский собор

 

Центр всей обители — копия иерусалимского Храма Воскресения Христова, одной из важнейших христианских святынь. Чтобы повторить его уникальную архитектуру, собор составили из четырех частей: центральный крестово-купольный храм (достаточно привычный и для русской архитектуры), ротонда вокруг Гроба Господня, подземная церковь Константина и Елены, а также колокольня.

 

 

 

Фото Владимира Ештокина

 

ФОМА

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 1965 раз

Соцсети