Понедельник, 18 Май 2020 10:26

19 жизней в сверхскоростном поезде

Автор 

Выпускающий редактор православного журнала для молодёжи «Отрок» Юлия Коминко о 100-м номере издания, «вечной молодости» его главного редактора архиепископа Ионы и ежедневных чудесах.

— Что для вас значит выход 100-го номера «Отрока»?
— Мы делали сотый номер уже при пандемии. До ужесточения карантина оставались считанные дни, но об этом ещё не было известно. И то, что номер всё же сдали в печать, стало возможно благодаря сложившейся в коллективе хорошей, я считаю, традиции — делать каждый выпуск как последний. Выкладываться на все 100%, не экономя сил и не думая о завтрашнем дне.

 

И Господь затем всегда, как показывает опыт, восставляет из пепла. Я сделала с редакцией «Отрока» 19 выпусков и могу точно сказать, что это стоило мне 19 редакторских жизней. Но ни о чем не жалею. Даже считаю, что так и надо. Сверхрезультат требует сверхусилий.


Мы доделали номер и слегли. Почти вся редакция заболела. Подписывали выпуск в печать уже по телефону — даже просто передать распечатки в издательство было страшно, вирус очень заразен. А на обложке слова: «Всё только начинается». Можете представить себе ситуацию? Кругом ковид, истерия, Ионинский и ботсад закрыты на неопределенный, притом длительный срок, главред в больнице, и все мы знаем, что болезнь реально убивает, — и тут такое «многообещающее»: всё только начинается. Бр-р-р.


Поэтому никаких анонсов нового номера мы не делали, карантин так карантин. Дышали кислородом, измеряли сатурацию и надеялись на лучшее. Утешаясь, что если номер и последний, то хотя бы получился самым сильным. Но прошла Страстная, за ней Светлая, в конце которой, как свет в конце тоннеля, зажглись надеждой эти три слова. Всё. Только. Начинается. И появились силы жить и работать.


Вот это если вкратце о том, что значит лично для меня выход 100-го номера.

 

— Какое правило вы повесили бы над рабочим столом каждого журналиста, пишущего о Церкви?
— Пиши интересно! Да, нельзя говорить о Боге шутками-прибаутками. Нельзя хохмить, делясь сокровенным. И мы не просим наших авторов «писать посмешнее». Просто хочется жизни как она есть. А в ней много всего и разного. И нужно думать, как это сперва увидеть, а затем — как подать. В этом и заключается мастерство журналиста: увидеть и подать.


Как сказал один наш автор, «мы можем делать множество полезных и правильных вещей, но если это скучно, то это скучно». Не должно быть рядом с Церковью абсолютно ничего, что было бы скучно.

 

 

— Молодёжь — будущее Церкви. Каким вы его видите, общаясь с ребятами из Ионинского братства и работая над православным журналом для юношества?
— Молодёжь — это высоченная планка. Это сверхскоростной поезд. Это высшее проявление эмоционального интеллекта. И будущее Церкви вижу самым светлым.


Поясню. Мне иногда предлагают провести мастер-классы для молодежи по журналистике. Я с едва прикрытым ужасом отказываюсь, потому что ничему нынешнее поколение научить не могу. Да, я работала абсолютно во всех сферах СМИ — от интернета и телевидения до радио, газет, а теперь и журнала, но современные дети прогрессивней, одарённей, стремительней. Схватывают новое на лету, моментально осмысляют и тут же преобразовывают. Мне кажется, что я могу им только помогать, а не учить. Это не значит, что молодёжи учиться не надо. Это значит, что продолжать учиться нужно мне.


Про сверхскоростной поезд, думаю, метафора в принципе понятна. Молодые так мчатся и в таком разнообразном количестве направлений, что иногда посещает мысль попробовать за ними угнаться. Но её надо гнать от себя. От скорости тоже устаёшь, и любой путь должен куда-то приводить. Быть для них надёжным пунктом назначения, с ярким красивым вокзалом, тёплым приёмом и возможностью отдохнуть и расслабиться — мне кажется, это тоже завидная участь. И я её выбираю.


А ещё я поняла, по-моему, секрет вечной молодости нашего главреда. Владыка Иона много лет возглавляет Синодальный отдел по делам молодёжи, и его энергия, с которой он включается в любое дело, всегда меня поражала. Когда попала в «Отрок», я увидела, в чём причина. С молодёжью просто не получится быть иным. Она настолько вдохновляет, мотивирует, заряжает энергией, что это похлеще эликсира молодости работает. А если верить д-ру Гоулману, «способность войти в поток вдохновения есть высшее проявление эмоционального интеллекта».


Так что мне теперь понятно, почему владыка всегда вдохновлённый такой. Я и сама по четвергам после «молодёжки» домой вприпрыжку возвращаюсь.

 

— Сомневались ли вы в своем журналистском призвании и как сумели преодолеть?
— Сомневалась. Но немножко. Мне кажется, я стала бы шикарным врачом. Может, не хирургом, но каким-то профильным специалистом так точно. Потому что люблю «собирать анамнез» и докапываться до диагноза. Но с такими сомнениями легко было справиться — переучиваться долго, да и лень уже.


А если серьёзно, то не знаю, насколько журналистика может быть призванием. Ты просто что-то делаешь в жизни, и всё. Для себя в первую очередь. Мне очень важно и очень хочется быть при Церкви. Если умение создавать и редактировать тексты даёт такую возможность, я буду продолжать это делать. Призвание у человека одно: быть с Богом. А чем при этом заниматься, вообще не так уж и важно, мне кажется.

 

 

— Случались ли в вашей жизни чудеса? Расскажите о самом ярком из них.
— Как сказал другой наш автор, я в формате чуда живу, чудеса со мной каждый день происходят. О крупных чудесах рассказывать лучше в крупных жанрах, а интервью подразумевает блиц-пробежку по чудесному.


Например, я буквально воспринимаю слова Господа о переставлении гор силой веры, поэтому если что-то у меня не получается, я не думаю, как обойти, но пру напролом: «Господи, ну посмотри, всё из рук вон плохо. Вмешайся, пожалуйста, немедленно, и исправь, пожалуйста, в самом лучшем виде, как Ты один умеешь».


И пробка, в которой ты стоишь, незаметно и только для тебя расступается. Замóк, поломавшийся в двери, вдруг прокручивается ровно настолько, чтобы открылась дверь. В холодильнике в редакции кто-то «случайно» оставляет два пироженка, когда ты очень голодный. Тебя неожиданно подвозят до самого дома, когда пошёл дождь со снегом, а ты одет не по погоде. И так далее, и тому подобное.


Думаю, мы все живём в окружении чудесного. Нужно просто сделать этот выбор, решить для себя: я хочу видеть чудо, я буду замечать его. Я принимаю решение искать Бога каждый день своей жизни и не успокаиваться, пока не найду. Знаете, этот квест так затягивает, что потом любые художественные фильмы скучно смотреть — жизнь намного интересней.


***
Я хочу поблагодарить «ФОМУ в Украине» за эти вопросы и это интервью. «Отроку» 17 лет в этом году, я работаю в нём только 3 года. И могу со стороны сказать, что сам журнал, весь его путь — это настоящее, великое чудо Божие. Когда я слушаю сейчас у нас на посиделках в коллективе всякие редакционные байки, воспоминания «как было раньше», то понимаю, что все Евангельские слова на «Отроке» сбываются. И о том, что сила Божия «совершается в немощи» (1 Кор. 12:9); и о том, что «всё возможно верующему» (Мк. 9:23); и даже — «кто хочет быть первым, будь из всех последним и всем слугою» (Мк. 9:35).


Каждый день в журнале для меня — как страница из Евангелия. Бегу на работу, чтобы поскорее заглянуть, что же там записано сегодня. И вижу, как наши хилые, но искренние усилия Господь, благословляя, чудесным образом умножает, и насыщаются пятью хлебами и двумя рыбками «пять тысяч, не считая женщин и детей». Не перестаю удивляться и благодарить Его за это.

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 843 раз

Соцсети