Вторник, 11 Август 2020 13:23

Хорошее кино преображает жизнь, а лучшее кино — это тишина и молитва

Автор 
Хорошее кино преображает жизнь, а лучшее кино — это тишина и молитва lestvitsa.dp.ua

Пять вопросов руководителю Центра Православной культуры «Лествица» и основателю «Международной Киноассамблеи на Днепре» протоиерею Игорю Собко.

— Какие интересные фильмы Вы смотрели в последнее время, что посоветуете читателям журнала «ФОМА в Украине»?
— Для меня это вопрос трудный, потому что в последнее время все мы, наверное, находимся в состоянии постоянного просмотра «реального кино», которое происходит вокруг нас. И это состояние порой не дает нам достаточно углубиться в просмотр фильма или чтение книги. Само время диктует свои жесткие условия, и многие кинодокументалисты сейчас ищут пути, как жить и трудиться дальше, как быть востребованным и не потерять творческий запал.

 

Поэтому сказать, что я в последнее время смотрел, мне трудно. Особенно, после несостоявшейся «Киноассамблеи-2020», на которой мы хотели показать много свежих документальных фильмов. И, я уверен, они бы понравились зрителям.

 

Среди этих картин я бы выделил кино «Папаченко», нашего киевского режиссера Сергея Долбилова. Фильм до сего дня нигде еще не был показан. Он рассказывает об известном тренере Анатолии Ломаченко, отце боксера Василия Ломаченко. Фильм о спорте, но в то же время мы видим в нем величайшее смирение тренера и его глубокую веру. Это кино о православных людях, поэтому я уверен, что и зрителям было бы интересно его посмотреть. Но, к сожалению, фильма до сих пор нет даже на интернет-ресурсах.

 

— Спасибо за рекомендацию. Вы сказали, что Ваш кинофестиваль собрал много хороших фильмов, а как отличить хорошее кино от плохого?
— Вот как об этом говорил наш известный киевский режиссер Александр Столяров: «Есть кино или нет, можно определить уже с первых трех кадров». Когда мы с ним работали в жюри кинофестиваля, я ему сказал: «Как же мы успеем все пересмотреть?» А он мне отвечает: «Отец, сейчас все увидишь». И я убедился: действительно, если кино есть — оно есть.

 

Для нас — людей, которые знают, что такое правда, истина, любовь, добро, — важно, чтобы это присутствовало и в кино. Если же там нет ценностей, которые полезны человеку, то это будет просто развлекаловка. Потому что кино, как и книга, должно нести не просто информацию, но и художественный облик, свои ценности, ту драматургию, которая даст возможность зрителю воспринимать героя или событие и умом, и сердцем.

 

Я безмерно благодарен творческому коллективу телеканала «Интер», который снимает такое кино. Да, у них телевизионный формат, но их фильмы трогают. Например, цикл «Люди Победы» или «Аушвиц», который мы не смогли показать на «Киноассамблее». После просмотра люди просто рыдали, плакали и благодарили! А когда награждали создателей документального фильма «Киево-Печерская Лавра. Фотография тысячелетия» — главного редактора «Интера» Антона Никитина и его команду — в 2019 году, зрители приветствовали их стоя. Потому что было видно — это не просто творческий труд — они этим живут! Пропускают через себя, через свое сердце, чтобы достучаться до сердец зрителей.

 

— Почему в последнее время мы почти не видим качественных православных фильмов?
— Я смотрю то, что есть на различных кинофестивалях, которые проводятся в Украине и в других странах, и не сказал бы, что нет содержательных фильмов, подчеркивающих нашу принадлежность к Православию. Просто, было время в кинематографе, когда режиссеры снимали прямо «в лоб» православное кино, которое, к сожалению, интересовало очень маленький круг людей.

 

Я обычно говорю: когда это интересно только прихожанам, а зрителю вне Церкви, который находится в поисках, неинтересно, это очень серьезный сигнал. Ведь для кого мы работаем? Для верующего человека лучшее кино — это тишина и молитва. А тем, кто находит время смотреть, нужно подать информацию на его языке, чтобы он ее смог воспринять. Прикрываться авторитетом Церкви здесь бесполезно, нужно, чтобы человек сам все понял и сказал: «Так это же православное кино!»

 

Если вспомнить кинематограф советских времен, то сегодня мы можем сказать, что это по большей части был вообще-то православный кинематограф в коммунистической стране. Это если, конечно, отбросить пропаганду безбожия.

 

— Сейчас кино реально влияет на жизнь людей — формирует мировоззрение и устанавливает правила поведения. Может ли христианство в какой-то мере воцерковить современную киноиндустрию, как это не раз происходило в истории с традициями целых народов и культурными феноменами цивилизации?
— Мы помним слова Христа «Итак идите, научите все народы» (Мф. 28:19). А посредством чего? Может ли кинематограф повлиять на становление личности человека, ее раскрытие, преобразить его ум и жизнь? Может. И Церковь от этого, в принципе, не отказывается. Если есть такие возможности, она всегда содействует и благословляет, и, если может, как-то поддерживает все это.

 

Поэтому миссия Церкви понятна, а искусство во все времена претерпевает и расцвет, и состояние тишины, и то, что называется хаосом в обществе, и в головах в том числе. Вы же помните, какой расцвет был в музыке в 1950-е гг., 1960-е, 1970-е, 1980-е! А сегодня, к сожалению, опытные мастера вынуждены заниматься тем, что нужно обществу, — потребительской музыкой.

 

То же и в киноиндустрии (не хочу переходить на имена) — величайшим звездам сегодня волей-неволей приходится подчиниться духу времени, при этом пытаясь остаться мастерами и людьми. Они идут на такие сделки, потому что так диктует им общество.

 

— И все-таки, как Церковь может использовать огромный ресурс кино для своей миссии и катехизации?
— Я думаю, такая возможность есть, если находится хорошее творческое решение, как достучаться с экранов до своего зрителя. Но мы видим, что сегодня некоторые блогеры работают намного успешнее и продуктивнее кинорежиссеров. Потому что общество устало от лжи, фальши, завуалированности, прикрывающихся покровом благочестия.

 

Чего нам сейчас не хватает? Того, что в кино самое главное, — честности и искренности. И блогер в этом плане выигрывает — ты видишь его лицо, наблюдаешь его эмоции, слушаешь его слова. Отсюда и их популярность. За 15-20 минут зритель получает ответы на волнующие его вопросы. Люди хотят видеть живого человека, который сам участвует в процессе, переживает и нуждается в нашем сопереживании.

 

Поэтому и кино тоже сейчас преображается. Вот, например, фильм известного белорусского режиссёра Галины Адамович «Хороших девочек не бьют», раскрывающий проблему насилия в семье, очень трогательный и дающий живые ответы людей, которые на себе испытали тяжесть и горечь в семейной жизни. Картина снята честно, она актуальна, своевременна и полезна для думающего зрителя.

 

Или документальный фильм также белорусского режиссера Анастасии Мирошниченко «Дебют», повествующий о том, как в гомельской женской тюрьме организовали театр. Там нет ни одного слова о Боге, нет никаких христианских символов. Но кино трогательное, замечательное! Ты не просто видишь, какая там жизнь, но и то, что чувствуют дома дети и родственники, когда мама сидит в тюрьме. Кто-то там находится заслуженно, кто-то нет — по-разному складываются судьбы. И вот кульминация фильма — театр, сцена, актёры, отбывающие срок, слёзы у родных и близких, и у зрителей! А вывод нужно сделать самому. И он напрашивается только христианский: не согрешай, не осуждай и живи благочестиво, и всё будет хорошо у тебя.

 

Беседовал Олег Карпенко

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 727 раз

Соцсети