Суббота, 11 Июль 2020 20:19

Когда мы бросаем тысячи якорей в житейское море, нам сложно достичь вечной пристани

Автор 

Духовник юных борцов, строящий кафедральный собор УПЦ, протоиерей Павел Белый — о себе и о своём небесном покровителе.

Этот храм еще не построен, но уже известен далеко за пределами Киева. Возведение будущего кафедрального собора УПЦ началось летом 2007 года. Сейчас на месте стройки действуют два храма: Всех святых и Андрее-Владимирский. Руководит строительством глава приходского совета и ключарь собора митрополит Винницкий и Барский Варсонофий.

 

Мы пообщались с его заместителем — протоиереем Павлом Белым. Он с удовольствием согласился рассказать о себе и своем небесном покровителе, но в самом начале беседы мы решили поставить перед ним непростую задачу.

 

— Отец Павел, представьте, что Вас пригласили прочитать лекцию студентам, которые ровным счетом ничего не знают про апостола Павла. С чего бы Вы начали свой рассказ?

— Признаюсь, мне сложно говорить с молодежью. Я больше привык общаться с людьми более солидного возраста, мне с ними как‑то проще. Думаю, без церковного контекста и разговора о Боге нет смысла даже вспоминать об апостоле Павле, как и о других святых. Это все должно касаться веры, спасения души, вечной жизни, миссии Христа, — тех вещей, которыми живем мы, христиане. Поэтому неверующему человеку объяснить, что сделал для нас апостол Павел, очень сложно. Надо начинать даже не с Адама и Евы, а, наверное, с сотворения мира.

 

Но учитывая, что передо мной молодежь, я бы начал свое слово с того, что есть любовь, какая она. В 13‑й главе Первого послания к Коринфянам апостол Павел об этом прекрасно написал. Я бы постарался заинтересовать их темой любви, как о ней говорит Церковь. Ведь это чувство, которое движет миром. А дальше уже можно поставить знак равенства и сказать, что это Бог, Который пострадал за нас.

 

 

Протоиерей Павел Белый — духовник и один из организаторов Детского спортивного клуба в честь преподобного Илии Муромца. Ребята занимаются борьбой под руководством опытного православного тренера, в будущем планируется создание секций и по другим видам спорта. Цель клуба — физическое, патриотическое и нравственное воспитание школьников 8–15 лет. Духовные беседы с ними проводит отец Павел.

 

— Чем Вам близок апостол Павел, что общего Вы находите в его жизни и вашей?

— Общего, наверное, мало, потому что я недостойный священник и как христианин очень слабый. Но то, что меня привлекает в апостоле Павле, — это его решительность, верность, настойчивость и, самое главное, — искренность.

 

Ведь он свято верил, что поступает правильно, когда гнал христиан. Он всегда был настоящим, в нем не было подделки, но ему не хватало одного «пазла», чтобы правильная картина мира полностью сложилась, чтобы он понял, как нужно верить и жить. Вот эта искренность и решительность после его обращения Господом на пути в Дамаск сделала из Савла великого христианина и первоверховного апостола.

 

— Апостол Павел окончил раввинскую школу и готовился сам стать иудейским учителем. Как Вы пришли к священническому служению?

— Мои родители были людьми советской эпохи, в храм ходили разве что на Пасху посвятить куличи. Так себе жили, и все было прекрасно, пока не наступили «лихие девяностые». Начались проблемы, некоторые семейные конфликты, и это привело мою маму в Церковь. У нее даже были сомнения — ходить в православный храм или к баптистам? Но знаете, что убедило остаться в Церкви? «Я к баптистам не пошла, потому что не смогу там перекреститься», — рассказывала мне мама.

 

И так мы начали ходить в Благовещенский храм поселка Томаковка близ Запорожья. Мне было шесть лет, и уже тогда меня все это завораживало.

 

Наши приходские бабушки хорошо знали маму и мое желание прислуживать в храме, поэтому сами подошли к батюшке и попросили, чтобы он взял меня в алтарь. И я помню, на одной из воскресных всенощных, в субботу вечером, он взял меня за руку и завел во святая святых. Я до сих пор это помню. Больше десяти лет, до самой семинарии, я провел в том храме. Он для меня стал вторым домом. Моим одноклассником был сын нашего священника. Я не пропускал ни одной службы, и если нужно было куда‑то на выходные уехать, всегда отпрашивался у батюшки.

 

— А когда Вы повзрослели, не было ли у Вас сомнения в правильности выбранного пути?

— Я очень хотел стать священником. И пока я не принял сан, не мог успокоиться. Сомнения появились уже после рукоположения. Но не в смысле, правильно я поступаю или нет, а — вынесу ли я? Сомнения в плане огромной ответственности. Но я понял, что пути назад нет, нужно двигаться вперед — и всё. А Господь укрепит, я верю и надеюсь на это.

 

— Учителем апостола Павла был знаменитый Гамалиил. Кто из Ваших наставников особенно Вам дорог?

— У меня было много «гамалиилов»… Это, в первую очередь, конечно, мама. Тот человек, который привел меня в храм, именно ей я обязан этим. Если бы не она, ничего бы не было. Потом — священник, у которого я нес послушание, отец Василий. Он всегда был для меня примером и пастыря, и мужчины, и просто достойного человека.

 

В Киевских духовных школах я нес послушание в покоях Блаженнейшего Митрополита Владимира, и он сыграл очень важную роль в моем духовном становлении. Я увидел, каким должен быть настоящий священник и архиерей. Вы, наверное, знаете, насколько Блаженнейший был кроткий и простой?

 

 

С владыкой Варсонофием

 

Когда я окончил первый класс семинарии, меня летом назначили на это послушание. Был 2008 год, празднование 1020‑летия Крещения Руси. В Лавре было торжество, приехал покойный Патриарх Алексий II и патриарх Варфоломей. Президент Ющенко вынашивал планы автокефалии для Церкви… В общем, очень напряженное было время. Нам, семинаристам, было очень физически тяжело, потому что много приемов и гостей, много дел в Митрополии. И Блаженнейший, конечно, тоже был очень уставшим.

 

И тут выдалась минутка — ему нужно чаю попить. Я на смене, бегу и быстро готовлю — заварку, фрукты, печенье, сушки, — и чай этот несу. А мы всегда его немножко разбавляли холодной кипяченой водой, чтобы Блаженнейший не обжегся (он уже тогда болел). И вот, я то ли забыл, что надо разбавить, то ли меня не предупредили, но налил ему крутого кипятка. А он, бедняжка, обжегся, облился этим чаем и не сказал мне ни полслова. Вообще ничего! Мы подбежали, всё убрали, потом помогли ему переодеть подрясник. А он даже не заикнулся, не упрекнул, ни слова не сказал.

 

Это меня настолько тронуло, что я в будущем всегда старался, чтобы таких моментов больше не повторялось, хотя, честно сказать, разные случаи бывали… Но Блаженнейший в основном молчал, а если и делал замечания, то очень спокойно.

 

— Переломный момент в житии апостола Павла произошел по пути в Дамаск, когда Савл шел гнать христиан, а потом стал призванным апостолом Павлом. Какие были случаи, изменившие Вашу жизнь?

— Перед семинарией я очень серьезно переболел, было очень тяжело и морально, и физически. Я по‑другому начал относиться к жизни. Стал серьезнее, начал понимать, что нужно не просто читать молитвенное правило, а действительно молиться. Пройдя через все это с помощью Божией, понимаешь, что только Господь в этой жизни главный Помощник.

 

— Апостола Павла мы знаем как величайшего миссионера, а каким должен быть современный христианин-проповедник?

— Нужна вера. Если не веришь сам в то, что проповедуешь, ты никогда не зажжешь сердце другого человека. Как бы ты красиво ни говорил.

 

Апостол Павел совершил много миссионерских путешествий, написал 14 посланий, но о себе говорил: «Я первый из грешников» (1 Тим. 1:15). А в другом месте: «Но я более всех их потрудился» (1 Кор. 15:10). Что этим человеком двигало? Только живая вера в Бога.

 

— У Вас был опыт миссионерского общения с пожилыми людьми, которых Вы приводили в Церковь. А как Вы справлялись с тем обстоятельством, что они дедушки и бабушки, а Вы перед ними выступаете в роли духовного отца?

— Почему‑то у меня такого комплекса с людьми преклонного возраста никогда не было. А когда я общаюсь с молодежью, немножко смущаюсь. Вот я на прошлой неделе ездил на спортивное собрание ребят-борцов, беседовал с ними, отвечал на вопросы, и мне было сложновато. А с пенсионерами общаться настолько интересно, что я увлекался и даже на часы не смотрел. Хотя их у меня было около 150 человек. Меня старший брат с детства упрекал, что я люблю с бабушками посидетьпоговорить. У них есть жизненный опыт, они сами могут много рассказать, чему‑то научить.

 

 

Благотворительный рождественский обед для более 100 малоимущих. В галерее «Соборная» при Кафедральном соборе в честь Воскресения Христова, 7 января 2020 г.

 

— Мы начали разговор с гимна любви апостола Павла, а что делать, если человек не находит в себе любви?

— Всегда, когда люди приходят, задают вопросы на исповеди, я говорю им и напоминаю самому себе слова святого праведного Иоанна Кронштадтского, что самое главное дело в жизни человека — это покаяние. Если ты это осознаешь, ты уже на верном пути. Если сокрушаешься об этом — уже возвращаешься к Богу. А стяжать любовь — не так просто, это долгий путь.

 

Когда мы бросили тысячи якорей в житейское море, нам сложно достичь вечной пристани, куда, мы надеемся, наш кораблик худо-бедно да прибьется.

 

— Когда Вы в будущей жизни встретите апостола Павла, что Вы ему скажете и о чем спросите? 

— Не знаю. Мне кажется, что у меня вообще никаких слов тогда не будет. Я бы просто упал к его ногам, наверное, и плакал. Ведь не живу так, чтобы он мог за меня порадоваться и сказать на Страшном Суде: «Вот чадо мое». Я только надеюсь на то, что если есть стыд, то еще не все потеряно.

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 626 раз

Соцсети