Четверг, 02 Январь 2020 16:15

«Моя цель — заставить как можно больше людей сомневаться»

Автор 

Известный популяризатор математики о чудесах, теории игр и алкоголе.

ФОМА

 

Миллионы просмотров на YouTube, сотни собирающих аншлаги лекций и семинаров ежегодно — Алексей Савватеев способен вернуть интерес к математике даже тем, кто постарался забыть о ней после школы как о страшном сне. Его книга «Математика для гуманитариев» стала бестсселлером и получила мировое признание.

 

А еще он православный человек, у которого осознанный путь в Церковь растянулся на долгие годы.

 

— Алексей, зачем Вам все это — бесконечные поездки с лекциями, активность на YouTube?

— Моя цель — заставить как можно больше людей сомневаться во всем, что они видят. Сейчас разные псевдоинтеллектуалы преподносят слишком много «догм», и люди разучились самостоятельно анализировать окружающую реальность. С этой задачей прекрасно справляется математика. Конечно, представитель «рабочей профессии» может сказать, что не хочет в ней разбираться, что у него других дел хватает — и это понятно, я последний полезу к нему со своей интеллектуальной деятельностью. Я борюсь с агрессивным невежеством не у водителей и рабочих, которых я очень уважаю, а у людей с высшим образованием.

 

— А Вы в чем-нибудь сомневаетесь?

— Если это касается науки, то во всем. Я сомневаюсь в теореме, если не могу понять ее доказательство. Я сомневаюсь в гипотезе Пуанкаре, которую доказал Перельман. Уверен, он правильно ее доказал, но я сам должен проверить, должен убедиться. Я ведь пока просто слышал, что она верна. В математике есть наработанные представления: грубо говоря, если сто человек проверили доказательство и в нем все верно, то так оно и есть. Но, как только мы отходим от математики, начинается темный лес.

 

Например, гомеопатия — я веду активную полемику с ее противниками. И не потому, что мне дорога гомеопатия, нет. Просто у противников гомеопатии вообще нет никаких обоснований их позиции, кроме умозрительных соображений, что «так не бывает». А то, что гомеопатия помогает людям, они просто игнорируют — и это разрушает научность их подхода. Научный подход — это прежде всего сбор всех фактов и доводов, имеющих отношение к изучаемому явлению. Сомнение в каждой точке, где ты находишься.

 

Другое дело — вера в Бога. Эта сфера не для научных изысканий — наука перпендикулярна вере. Ни доказать, ни опровергнуть существование Бога научным образом невозможно — все эти советские заявления вокруг «наука доказала, что Бога нет», — шарлатанство и передергивание.

 

 

 

— В Церкви что-нибудь вызывает сомнение?

— Многое. Например, датировка икон и постройки храмов или истории о некоторых чудесах. Я это не к тому, что я вообще не верю в чудеса или в моей жизни их никогда не было, нет — просто всегда есть человеческий фактор: кто-то мог просто что-то придумать, не так понять или попросту соврать, рассказывая о каких-то событиях. Но как явление я их не отрицаю.

 

В том же, что касается догматов или того, что написано в Священном Писании, у меня сомнений нет. Я долго над этим думал. Аналитический ум может ретроспективно «восстановить» историчность Иисуса Христа: если смотришь на историю человечества и на то, как она начала меняться именно две тысячи лет назад, приходишь к выводу, что в основе христианства лежит совсем не выдумка.

 

— А в Вашей жизни чудеса случались?

— Да. Могу про одно рассказать. Но сразу предупреждаю — любой атеист разнесет эту историю в пух и прах, назвав все случившиеся события совпадениями. Для атеистов в принципе чудес не бывает. Так вот, раньше я сильно выпивал. И в таком состоянии позволял себе вещи, о которых и вспоминать не хочется. Дело было на семинаре в Киеве. После одного из веселых вечеров решил я пойти искупаться в озере. Разделся на берегу, снял крестик и куда-то его положил. А когда одевался, забыл про него и только наутро обнаружил, что крестика нет. Я был просто убит, потерян, внутренне разорен. Мои коллеги по семинару прочесали пляж, но ничего не нашли. А ночью мне приснился этот пляж, но с прозрачным песком — и я увидел место, где в глубине песка лежал мой крест. Проснувшись, я побежал туда — и нашел его именно там!

 

Когда я рассказываю об этом, люди мне просто не верят. Но это было ровно так — слово в слово. Участники того семинара охотно это подтвердят! К сожалению, это чудо никак не изменило мое поведение, но с того момента я начал понимать, что делаю со своей жизнью что-то не то. Это был первый звоночек.

 

— Среди ваших видео на YouTube есть одно, которое выбивается из общего ряда. Оно как раз про алкоголь.

— Да, это самый популярный видеоролик на канале. Он называется «Почему Савватеев не пьет».

 

— Зачем Вы записали это видео? Это могло навредить вашей репутации…

— Я встречал много людей, которые пили так же, как и я раньше. Это еще не смертельная стадия, когда только Господь может помочь, но это тяжелая привычка, которая загоняет тебя в замкнутый круг, и ты все время ходишь по нему, боясь остановиться. Поэтому я и решил обратиться к людям, имеющим ту же проблему, и рассказать, что выход есть. Я долго не мог собраться перед съемкой. Помню, полчаса просидел на диване, подбирая слова. А потом понял, что готов, и рассказал все как есть. Меня постоянно спрашивали, почему бы не выпить стаканчик хорошего вина, вот и решил всем сразу ответить.

 

— А когда Вы поняли, что бросаете пить навсегда? Что произошло?

— Косвенно моя первая семья разрушилась из-за алкоголя. И вторая была уже под угрозой. Пришлось выбирать между выпивкой и семьей. И я свой выбор сделал. Это самый честный ответ. Первые годы я врал, что бросил пить из-за сердца, но это была только часть правды, истинная причина не в этом.

 

«Мое воцерковление совпало с отказом от спиртного»

 

— Как Вы пришли к вере?

— В этом «виновен» один мой одноклассник — мы вместе учились в физматклассе. Его зовут Юра Алексеев. В плане математики он был полнейшим разгильдяем, хоть и умным. Он ею вообще не занимался, хотя все условия у нас для этого были. Зато он начал читать Библию и стал у нас в классе прямо-таки миссионером.

 

— И в чем это выражалось?

— Он постоянно рассказывал какие-нибудь истории из Библии. Мы все время спорили, есть ли Бог, — это были перестроечные годы, коммунистов никто не любил и в их сказки не верил. И вот пришел человек и сказал, что самое главное в жизни — Бог, а нам тут десятилетиями рассказывали, что Его нет. И для меня его слова оказались очень убедительными, хотя большинство одноклассников ими не прониклось.

 

 

 

— Разве Вам, человеку с математическим складом ума, хватило этих рассказов? Не хотелось доказательств?

— Нет. Вера — это же совсем другая область. Для меня всегда было ясно, что невозможно ни научно доказать, ни опровергнуть существование Бога. Так что выглядело все очень убедительно.

 

Крестился я лет в 15-16. У нас была семья советских людей, которые на Пасху ходят в церковь. Но после крещения воцерковленным человеком я так и не стал — не понимал, зачем нужно ходить в храм. Я даже крестик через какое-то время снял, хотя всем продолжал говорить, что я человек крещеный, православный.

 

А потом начались проблемы с алкоголем. Мне кто-то посоветовал помолиться перед иконой Богородицы «Неупиваемая чаша». Впервые именно тогда я по-настоящему молился — просто разговаривал с Богородицей, вглядываясь в икону. Какое-то время после этого я не злоупотреблял, но потом все вернулось на прежние рельсы. Я же говорю: это замкнутый круг, из которого ты либо выходишь, либо нет. Я видел несколько человек, которые выходили из этой мертвой петли и потом почти не пили. Но я видел сотни людей, которые сгинули. Мое воцерковление совпало с полным отказом от спиртного.

 

— Есть ли сейчас сложности в храме?

— Пока я не могу сказать, что хорошо знаю церковнославянский язык, но читать надписи на иконах могу, алфавит знаю. В целом знаю структуру богослужения и понимаю, что происходит. А приходить в храм и жаловаться, что ты чего-то там не понимаешь, неправильно. Ты же не на семинар пришел. Иди и узнай, если тебе действительно интересно. Мне вот тоже говорят: не знаю я ваших логарифмов, зачем вы мне свою книгу подсунули?! Не понимаешь — так не кичись своим невежеством. Исправь его, либо молчи, а если не хочешь ходить в храм — так никто и не гонит туда палками. Но это скорее обращение к старшему поколению. А болезнь молодых — пофигизм.

 

— А что для Вас Церковь?

— Церковь дает мне якорь. Моя жизнь движется в безумном темпе. Без Церкви я бы давно сошел с ума, спился и сгинул. Покой и смирение, которые я получаю в храме, приводят в порядок все чувства и мысли, позволяют понять, что в жизни важно, а на что можно «забить», говоря языком молодежи. Ни одна область деятельности, ни одна новомодная «духовная практика» не могут даже близко сравниться с Живым Словом Иисуса Христа!

 

— Помогает ли Вам математика решать повседневные проблемы?

— Я очень хорошо рассчитываю свое время. Я постоянно вижу людей, которые опаздывают или назначают дел больше, чем могут сделать. А мне математика позволяет максимально структурировать свой день, хотя и у меня бывают ошибки. Для меня важна суть тех или иных процессов. Например, на днях я видел дикую давку в метро. Просто потому, что неправильно поставили заграждения. А математика может сделать жизнь людей проще и лучше.

 

— Выходит, если бы больше людей интересовались математикой, то многие бытовые проблемы решались бы быстрее?

— Да. Я считаю, что математика — это язык Бога. Он дал нам его, чтобы мы могли обустроить жизнь более-менее прилично.

 

Почему стена не падает? Это объясняет «сопромат» — чистая математика.

 

— А есть что-то непознаваемое в мире математики?

— Да, есть даже такая теорема Геделя — о неполноте. Если без подробностей, то ее суть в том, что есть принципиально недоказуемые вещи. Математика, как и все остальные науки, — это открытая книга. Все, что касается нашего мозга, — противоречиво, ибо он противоречив сам по себе.

 

— Находите ли Вы в Церкви ответы на вопросы, на которые точная наука Вам ответить не смогла?

— Церковь — это вообще про другое. Нет какого-то общего поля взаимодействия точной науки и Церкви. Разве что моя голова. Она, с одной стороны, воспринимает мир через веру, а с другой — все анализирует.

 

— А есть ли в жизни вещи, которые нужно оставлять необъяснимыми?

— Да. В том смысле, что нужно признать их необъяснимость. Есть еще немало вещей, которые нельзя объяснить, и это нормально. Мне с этим жить комфортно, а вот атеистам плохо, потому что для них наука тотальна и должна объяснять все — в этом и состоит их «символ веры», вместо нашего, настоящего.

 

 

 

«Мне приятнее быть первым из популяризаторов, чем сотым из ученых»

 

— Вы в своих лекциях часто рассказываете про теорию игр. Это про что? Про покер?

— И про покер, и про пробки на улице, и про выборы президента. Теория игр — вообще про все, где есть люди. Вот пример из жизни: дочь Света хочет вермишель, но она закончилась. Осталась только в тарелке у младшего брата. Брат капризничает, делиться не собирается. Что делает Света? Достает из холодильника торт и ставит перед ним на стол. И брат переключает свое внимание на торт, а Света получает его вермишель.

 

— Но где тут игра?

— Игра — это когда ты манипулируешь другим человеком, прогнозируя его поведение. Строго по определению, теория игр — это предсказание чужого поведения. К казино эта теория никакого отношения не имеет. В казино просто вращается рулетка, а для игры нужно минимум два человека. Оговорюсь — я плохо знаю устройство казино и могу ошибаться.

 

— А вот по-христиански, да и просто с точки зрения логики — где в таких играх, связанных с манипуляцией людьми, Вы видите угрозу? Где здесь нужно говорить «стоп»?

— Прежде всего предел — в семье. Никаких игр между мужем и женой! Стопудово, дьяволу только этого и нужно! В семье, да и в общении с друзьями, нет места манипуляциям! А вот в деловых отношениях, которые, в сущности, и являются игрой по некоторым правилам, я считаю подобный «игровой подход» допустимым. Разумеется, в конечном счете только сам человек способен почувствовать, где для него пролегает эта тонкая грань.

 

— Но все-таки почему Вы отказались затронуть в лекциях тему азартных игр?

— Потому что моя цель не заработать кучу денег, а служить людям. У Бога о каждом человеке есть свой замысел: кто-то станет трактористом и будет счастлив, а кто-то — популяризатором математики. Я уверен, что раб Божий Алексей Савватеев именно для этого был создан Богом — для «проповеди» математики! Когда я долго не «проповедую» математику, у меня внутри все горит, я себе места не нахожу и постоянно думаю, где бы мне еще выступить.

 

— А как понять этот замысел Бога?

— По этому самому горению. Меня часто спрашивают, почему я не ученый-математик в классическом смысле. А у меня просто руки опускаются, когда мне нужно прочитать 100 научных работ для детального изучения темы исследования. А вот когда эти 100 работ нужно прочитать для того, чтобы на их основе что-то объяснить другим людям, — пожалуйста, с радостью изучу их!

 

— Ваша цитата: «Мне приятнее быть первым из популяризаторов, чем сотым из ученых». Что Вы имели в виду?

— Мой уровень был вполне сопоставим с теми, кто находился в авангарде математической науки. Без ложной скромности. Но математиков этого уровня не так уж и мало, а вот среди популяризаторов я первый. Я выбрал именно ту область, где мог быть первым. Больше мне ничего не надо.

 

— Это как у режиссера Алексея Балабанова: «Главное в этой жизни найти своих и успокоиться»?

— Да. Я нашел своих и сферу, которая мне была интересна с самого детства. И все стало понятно: это мое личное служение, которое я и буду продолжать.

 

— Для чего обычному человеку, уже получившему среднее и даже высшее образование, изучать математику?

— Люди с образованием тоже очень часто ломаются на вопросе о цели их жизни, об их предназначении. Математика дает серьезное расширение кругозора и тем самым запускает механизм решения этого вопроса. В конце концов, Господу нужны интересные собеседники.

 

Задача по математике для читателей от Алексея Савватеева


Какие значения температур выражаются целыми числами как в шкале Цельсия, так и в шкале Фаренгейта? 

 

Ответ:

 

 

 

Фото Александра Гаврилова

 

ФОМА 

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 1686 раз

Соцсети