Версия для печати
Понедельник, 24 Май 2021 15:59

Отличники и двоечники Православия. Пять вопросов схиархимандриту Иову (Грищенко)

Автор 
Отличники и двоечники Православия. Пять вопросов схиархимандриту Иову (Грищенко) livejournal.com/Сергей Комаров

Праздник славянских просветителей равноапостольных Кирилла и Мефодия — хороший повод поговорить о наших миссионерах-современниках.

Одним из них был многолетний ведущий «Апологетических встреч» в Архангело-Михайловском Зверинецком монастыре г. Киева схиархимандрит Иов (Грищенко). В прошлом он сам был протестантом, потому прекрасно понимал психологию людей, попавших в секту, мог им помочь, опираясь на свой опыт знакомства с Православием.

 

Его всегда отличал трезвый взгляд как на положительные, так и на не самые привлекательные стороны жизни различных христианских течений, включая нашу Церковь.

 

Ей в итоге он посвятил все свои силы и всю свою жизнь. Отец Иов отошёл ко Господу 6 ноября прошлого года, но в нашем редакционном портфеле сохранилось его неопубликованное интервью.

 

— Разговор о миссии можно начать с первого впечатления человека, пришедшего в храм.

 

Иногда люди смущаются тем, что в протестантских общинах неофиту всегда уделяют много внимания, это ещё называется «бомбардировка любовью». А в православном храме на первых порах человек может почувствовать себя одиноким. Может показаться, что такое сравнение не в пользу Церкви. Почему так происходит и как этим не соблазниться?
— Во-первых, человеколюбие вообще свойственно нормальным людям, а особенно живущим по совести. И это не зависит от принадлежности к той или иной церкви.

 

Я, например, около десяти лет прожил со своим отчимом-атеистом. Одно время у него было партийное задание ездить по сёлам и читать в клубах лекции, убеждая крестьян в том, что Бога нет. Но при этом у него были определённые житейские принципы. Он старался жить по совести. Например, я никогда не слышал, чтобы он ругался, тем более матом.

 

У людей совести есть определённые установки, которых они стараются придерживаться. Например, иногда я слышал от православных такое объяснение радушного поведения протестантов: «Скорее всего, у сектантов это всё притворное, чтобы людей заманить». Да, иногда такое бывает. Особенно в тоталитарных культах.

 

Я так говорю, потому что чаще всего эта «атака любовью» со временем уменьшается. Когда человек втягивается в жизнь секты, его уже не так окружают вниманием. Более того, если он начинает видеть негативные стороны этой организации и пробует об этом говорить, происходит обратная реакция — от наказаний до полного разрыва общения.

 

Но в основном, я так думаю, они это делают искренне, потому что их учат поступать по Священному Писанию.

 

— Но что тогда считать критерием истинности, если христианских деноминаций много, Священное Писание у всех одно, и все стараются относиться к ближнему с любовью?
— Нам, православным, нужно изучать свою традицию. Ведь для многих наших прихожан Православие — это в основном свечи, иконки, то есть что-то поверхностное, второстепенное, а в глубину они не заглядывают. Поэтому и жизнь их в корне не меняется.

 

А вот пятидесятники или другие протестанты иногда говорят: «А у нас наркоманы перестают употреблять наркотики, алкоголики бросают пить, семьи восстанавливаются». Но для меня это не показатель истинности секты. У них тоже могут происходить какие-то чудеса, указывающие лишь на то, что Бог есть Любовь. И всё. Так случается не потому, что они хорошие, а потому, что Бог хороший. А Он может Себя проявлять независимо от религиозных течений.

 

Помните притчу о плевелах на поле (Мф. 13:24-43)? Это означает, что и в сектантских организациях есть много совестных, хороших людей, которые хоть и находятся вне Церкви, но в определённых условиях могут стать православными. Поэтому Бог, касаясь их совести, их сознания через Священное Писание, которое они читают, действительно просвещает в какой-то мере их жизнь.

 

И наоборот. Человек может быть лишь номинально православным, имея полноту учения, огромнейший 2000-летний опыт Церкви, наследие святых, множество примеров борьбы с грехом и достижения добродетелей, но не изучая и не вникая во всё это, он теряет такое духовное богатство.

 

В притче о сеятеле Господь говорит о разной почве нашего сердца (Мф. 13:1-23). Есть почва каменистая, в которую не проникает корень евангельского зерна, там всё очень поверхностно. Это ведь говорится о верующих, не об атеистах и материалистах. Значит, можно находиться в самой лучшей среде и не приносить никакого плода. Иуда, например, был учеником Самого Христа и предал Его!

 

Поэтому лично я различаю такие понятия: «протестанты» и «протестантизм», «православные» и «Православие». Православие — это истинная Церковь, которая содержит полноту учения, но, к сожалению, православные иногда этой полноты не придерживаются. И наоборот: протестантизм сам по себе во многом ущербен, именно потому что отбросил 2000-летний опыт Церкви, оставил только Священное Писание, и во многом протестанты потеряли и страдают от того, что они не с исторической Церковью. Но при этом среди протестантов есть люди искренние и богобоязненные.

 

Понимаете, в чём разница? Протестантизм ущербен — но протестанты могут быть искренние. Православие имеет полноту, но православные могут быть ущербными. В этом вся проблема, мне кажется. Но если человек изучает учение о благочестии Православной Церкви, потенциально он имеет огромное преимущество.

 

Если сравнивать разные течения христианства, то, образно говоря, это своего рода некие школы со своими учениками. В протестантизме есть хорошисты, а есть троечники. Отличников я там не видел и о них не слышал. Почему? Потому что даже то хорошее, что они делают, часто приводит к гордости. Но на это не обращают внимания.

 

А в Православии самое главное — учение о смирении. Отсюда надо начинать. В Православии больше всего как раз двоечников, но есть и отличники.

 

— Как совершается скачок из двоечников в отличники?
— Я думаю, именно благодаря огромному опыту Церкви. Мы часто видим, что в Православии немало отрицательного человеческого фактора, и многие замечают, что Церковь существует вопреки всему этому. Кажется, всё должно было бы давно рухнуть.

 

Иногда люди заходят в храм и сталкиваются с грубостью каких-то бабушек или ещё кого-то. Конечно, такое шокирует, и некоторые разочаровываются. Но если человек через это всё пройдёт и возьмётся за то, о чём говорил Христос прежде всего: «Придите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Моё на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдёте покой душам вашим» (Мф. 11:28-29), — то он может начать возростать. Господь говорит: даже не любви научитесь прежде всего, а кротости и смирению. Потому что на самом деле подлинной любви без смирения не бывает. Она будет очень поверхностной, во многом плотской и корыстной. А та подлинная любовь, которая непреходящая, без всяких задних мыслей и греховных побуждений, может вырасти только на основании смирения.

 

— В больших городах есть общины, которые активно развивают свою приходскую жизнь, внимательно относятся к новичкам. Там есть воскресные школы, чаепития, неформальное общение, а священники открыты для своих прихожан. Но в других храмах, особенно в глубинке, часто можно наблюдать обратную картину. И что делать в таком случае миссионеру, который проповедует протестантам? Не получится ли так, что новообращённый потеряет свой прежний круг общения и душевную поддержку, а в православном храме с распростёртыми объятиями его не встретят?
— Говорить, что человек потеряет, а что найдёт, очень сложно. С другой стороны, есть те, которые действуют вопреки всему. У меня есть знакомый, который 14 лет был баптистским проповедником. Он начал изучать историю Церкви, ранних отцов, а потом перешёл в Православие, стал пономарить в храме. Но прежние знакомые-баптисты до сих пор ему не дают покоя. Тем более, что его жена осталась там, а он ещё и многодетный отец. Ему очень непросто, но видимо, есть какой-то внутренний стержень у человека.

 

А есть люди более слабые, конечно. Обычно сектанты чаще бывают на своих собраниях, чем православные в храме. У них, как правило, бывает три встречи в неделю, на которых в основном происходит «закачка» информацией, причём чаще всего именно апологетического содержания. «В Писании написано так, мы понимаем так, а у православных вот так». Такое «сомнительное богословие», взгляд без традиции, просто на уровне голой буквы, о которой апостол Павел говорил, что она убивает, очень быстро перезагружает мозг, и человек привыкает к этому темпу жизни. Если он потом разочаруется и уйдёт, ему будет сложно влиться в другую систему.

 

Например, «Свидетели Иеговы», когда выходят из своей организации, испытывают страшную «ломку». Они не получают того окружения, назидания, которое имели там. Пусть оно было неправильное, но какое-то было. А в храме не всегда удаётся поговорить со священником по душам и услышать ответ на свой вопрос. Иногда так людей невольно отталкивают и теряют.

 

В этих трагедиях отчасти виновато именно неправильно воспитанное духовенство. Я считаю, что каждый священник должен постоянно заниматься самовоспитанием и саморазвитием. То есть не просто окончить семинарию, академию, рукоположиться и служить на приходе. Нужно постоянно беспокоиться о своей общине, знать жизнь и потребности прихожан.

 

Меня однажды приглашал к себе один священник с Волыни. Так у него почти всё село православное и очень активные прихожане. Я заметил, что у них в храме нет книжной лавки. Спрашиваю: «А если кто-то захочет что-то почитать?» Он отвечает: «Если мы узнаём о какой-то хорошей книжке, я еду закупаю сразу всем, кто хочет почитать (а я знаю таких людей), и бесплатно раздаю». У него в селе несколько людей ушли к баптистам, и ради них он специально пригласил меня из Киева.

 

И поверьте, обычно бывшие протестанты — это люди очень благодарные. Ведь у них открываются глаза на красоту богослужения, на глубину богословия, когда они видят, насколько отличаются православные молитвы от «капустников», которые устраивают, например, харизматы. Некоторые из них мне лично признавались: «Надоело все эти крики слушать, хочется просто помолиться».

 

Бывает, что они пока не целуют иконы и не крестятся, но приходят где-то просто в уголочке постоять. А потом с большим облегчением говорят: «Фух, хоть помолился нормально».

 

Конечно, протестанты — это особая публика, у них очень много вопросов, на которые хочется сразу получить ответ. А так не всегда бывает. Но трудиться с ними нужно. При этом, чаще всего сектантов приходится реабилитировать столько же по времени, сколько они были в секте. Но это при условии, если с этим человеком кто-то занимается. А если нет, и он просто вышел из протестантизма и ходит в храм, то я не знаю, какую огромную нужно иметь внутреннюю силу, чтобы устоять.

 

— Если священник или мирянин захочет у себя на приходе вести такие же «Апологетические встречи», как у вас в Зверинецком монастыре, с чего нужно ему начать и как правильно их организовать?
— Во-первых, мы предлагаем свою помощь и опыт. Где бы этот приход не находился на территории Украины, можем выслать кого-то из наших сотрудников для поддержки и обучения. У нас есть подборки апологетических материалов для диалога со «Свидетелями Иеговы», пятидесятниками, баптистами, мусульманами и т. п.

 

Сейчас есть много неплохих сайтов на эту тему. Для новоначальных есть своего рода катехизаторские курсы, сайт, который разработал один из наших сотрудников, — http://www.zvcaves.com.ua/12. Есть такое миссионерское общество «Ставрос» (https://stavroskrest.ru), у них на сайте есть видеоуроки и даже постановочные диспуты.

 

Ну и, конечно, литературы на эту тему сейчас очень много — «Сектоведение» Александра Дворкина, книги профессора Киевской духовной академии и семинарии Виктора Чернышева.

 

Мы можем порекомендовать и другую нужную литературу, но перед этим нужно лично побеседовать с тем, кто хочет этим заниматься.

 

P.S. Сейчас «Апологетические встречи» в Архангело-Михайловском Зверинецком монастыре временно не проводятся.

 

Беседовал Олег Карпенко

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 1550 раз
Олег Карпенко

Последнее от Олег Карпенко