Пятница, 11 Июнь 2021 14:35

Митрополит Запорожский и Мелитопольский Лука: «Наша миссия — помочь людям в этой жизни встретить Бога»

Автор 

11 июня празднует именины митрополит Запорожский и Мелитопольский Лука. Уже скоро, 11 июля, владыке исполнится 50 лет. Торжества по случаю юбилея также проходят сегодня.

Предлагаем интервью, которое митрополит Лука дал журналу «ФОМА в Украине» этой весной.

 

Андрей Коваленко был влюблен в медицину с детства. Санитаром в больнице работал с девятого класса, медицинский университет окончил с отличием. Но затем, удивив многих, вместо карьеры врача выбрал путь служителя Церкви и принял монашество с именем святого епископа-хирурга Луки (Войно-Ясенецкого). Шесть лет назад митрополит Лука защитил кандидатскую диссертацию по медицине, а в 2011–2017 гг. преподавал биоэтику в Запорожском медуниверситете. С одним из самых известных церковных блогеров Украины мы поговорили о христианской миссии в современном мире, эпидемии коронавируса и епархиальном благотворительном проекте «Любовь милосердствует».

 

Христиане всегда плывут против течения

 

— Сегодня, когда люди оторваны от многовековых традиций, когда вокруг царит индивидуализм, когда главным авторитетом во всех сферах становится «я», жить в соответствии с христианским вероучением становится все сложнее. Возможен ли еще диалог с современным обществом, когда большинство наших аргументов уже просто не воспринимаются, не понимаются?

— А Вы подумайте, был ли период в истории, когда аргументы Церкви воспринимались обществом? Когда в мир пришел Христос — Его вероучение восприняли? Как на Него отреагировали? «Распни, распни Его!» — вот ответ и реакция мира на то, чему учит Христос. Но что делать нам, современным людям? Господь сказал: «Не бойся, малое стадо!» (Лк. 12:32). Не просто «стадо», а именно «малое». Эту истину Спаситель нам четко дал понять в беседе о Втором Пришествии: «Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле?» (Лк. 18:8).

 

Нельзя забывать, что христианское вероучение всегда будет идти против течения этого мира. И поэтому оно не будет восприниматься в должной мере современным обществом. Но это не значит, что мы не должны ничего делать. Нужно призывать людей ко Христу, нести слово истины, и ни в коем случае не опускать руки. Сегодня Господь нам дает для этого много возможностей, в том числе и современные средства массовой коммуникации. Мы обязаны говорить о Христе. А кто откликнется — это уже не наше дело. Это дело Самого Господа. Ведь мы же знаем, что Он сказал: «Никто не может прийти ко Мне, если не привлечет его Отец, пославший Меня» (Ин. 6:44).

 

— Современное общество потребления формирует понятное для себя отношение к Церкви. Как объяснить этому обществу, чем является Церковь на самом деле и к чему может привести потребительское к ней отношение в дальнейшем?

— Мы должны объяснять, что Церковь — это Богочеловеческий организм, а не какая‑то организация, которая оказывает определенные услуги либо предоставляет «прямую связь» с Богом. Если расспросить об этом обывателя, можно услышать самые фантастические версии. Поэтому наш долг — показать истинное лицо Церкви, ее красоту и привить к ней любовь. Тогда общество само поймет, что мы не тот институт, который решает земные проблемы. Наша миссия — помочь человеку в этой жизни встретить Бога.

 

 Общение с молодёжью. Епархиальный Александровский бал

 

— Евангелие ставит перед человеком такие высокие цели, так высоко поднимает планку, что, глядя на себя, на свои немощи, можно увидеть большой разрыв между христианским идеалом и реальной действительностью. Можно ли как‑то преодолеть эту пропасть? Как спасаться в XXI веке?

— Начнем с того, что любую пропасть мы можем преодолеть лишь с помощью Божией, а не самостоятельно. Господь помогает нам всегда и во всем, но при одном условии: если мы к Нему обращаемся. И обращаемся не потребительски: «Ты мне, Господи, дай, реши мою проблему, а я уже подумаю, откликаться на Твой призыв или нет». Просить нужно так: «Господи, помоги мне преодолеть все эти трудности, помоги мне следовать за Тобой. Не оставь меня!» И я уверен, что Господь никого и никогда из нас не бросит, а всегда придет на помощь и будет рядом. Так и сможем достичь этих высоких христианских идеалов.

 

Некоторые скажут: «Зачем? Это же очень трудно». Но я отвечу: «Дорогой мой, если не будешь иметь идеала и стремиться к нему, ты скатишься вниз». Мы ведь никогда не стоим на месте: либо катимся вниз, либо карабкаемся вверх. И с помощью Божией мы можем достичь этой высоты. Поэтому я бы хотел все‑таки стремиться вверх за Христом, потому что знаю — Господь меня на этом пути всегда поддержит.

 

— Вы всегда прямо и смело высказываетесь по острым вопросам, в том числе и о политике. Что движет Вами при этом?

— Верность Христу. Хотелось бы, чтобы я всегда был верен Ему. Говорить — не мешки ворочать, как гласит пословица. Хотел бы, чтобы меня поняли правильно — мне не нужен электорат и рейтинг, мне не нужно выбираться в депутаты на следующий срок или еще что‑то подобное… Мне нужно одно — спасти мою бесценную, бессмертную душу. И я высказываюсь не по политическим вопросам, а стараюсь давать (и надеюсь, что это происходит) духовную оценку тем или иным процессам, которые способствуют или наоборот не способствуют сохранению мира в душах наших прихожан. Поэтому я обязан это делать. И как архипастырь я не только надзиратель за процессами, которые происходят в Церкви, но еще и охранник стада, которое вверил мне Господь. И этот долг перед паствой и перед Богом как раз и движет мной.

 

 

С воспитанниками епархиального детского дома «Надежда» 

 

— Владыка, как Вы считаете, патриотизм и христианство — совместимы? Вы — патриот?

— Я однозначно могу сказать, что патриотизм и христианство не только совместимы, но даже нераздельны. Потому что патриот — это тот, кто исполняет Христову заповедь любви. Я хочу себя считать патриотом, вернее — стараюсь им быть. Но подчеркну еще раз, что патриотизм — это проявление любви. К чему? К той земле, по которой ты ходишь, которая тебя кормит, и к тем людям, которые живут здесь вместе с тобой. Я как христианин должен заботиться о своей родине и родном народе. Стараюсь я это делать или нет, может сказать тот, кто меня видит, и, конечно же, наш милосердный и любящий Господь.

 

— Вы активно используете соцсети для проповеди. Что это для вас — электронный амвон или дневник для записей мыслей? Как Вы находите время на написание своих постов?

— Для меня это место для проповеди о Христе. И, конечно же, не место для записи мыслей. Я бы их тогда не выкладывал на всеобщее обозрение. Это возможность донести слово Божие до тех, кто меня читает. Как правило, это проповеди, которые я говорю во время богослужений. Потом я их отправляю человеку, который мыслит созвучно со мной, и уже он готовит тексты к публикации.

 

— Насколько уместно формировать островки христианского общения именно на этих площадках? Ведь известно, что многие соцсети ведут открытую борьбу против инакомыслия, поддерживая господствующую идеологию глобализма с ее ярко выраженной антихристианской сутью…

— Думаю, что это очень уместно и необходимо. Ведь где мы ставим светильники? В темных местах. Для чего? Чтобы они освещали. Вот точно так же и мы. Нам Господь дал такой инструмент — социальные сети, чтобы не обсуждать кого‑то, не поливать грязью, а говорить о Христе и давать нравственную оценку разным процессам. Потому что многие люди не имеют точных нравственных и мировоззренческих ориентиров, а, натолкнувшись на мысль, которую ты высказал, могут задуматься. То есть ты становишься для них светильником. «Вы — свет мира» (Мф. 5:14), — говорит нам Христос. И мы должны использовать все возможности, чтобы выполнять свою миссию максимально эффективно.

 

А то, что руководство некоторых соцсетей ведет борьбу против инакомыслия, то здесь нужно поступать по‑евангельски: где принимают — заходите, а где нет — «выходя из того города, отрясите и прах от ног ваших во свидетельство на них» (Лк. 9:1–6).

 

Вакцинация, дискриминация и мечта ученых о сверхчеловеке

 

— Какие, по Вашему мнению, проблемы в обществе в целом и в медицине в частности вскрыла нынешняя, продолжающаяся уже больше года ситуация с коронавирусом?

— Есть медицинские аспекты этой ситуации. Это соблюдение санитарных и гигиенических норм, которым мы не хотим следовать, но обязаны это делать. Для меня это очень важно. Просишь людей: «Пожалуйста, соблюдайте дистанцию, не забывайте маски, это необходимо не потому, что нас будут ругать, — это поможет снизить риск вашего заражения». Но у нас часто бывает безразличное отношение к своему здоровью.

 

Проблема не менее важная — то, что нашу систему здравоохранения пытаются разрушить и уничтожить. Об этом говорят сейчас очень многие уважаемые специалисты.

 

Ну и, конечно же, в современной ситуации с коронавирусом замешано очень много коммерческих интересов, да и политические вопросы не проходят мимо. Но их я касаться не буду.

 

 

Молитвенный облет Запорожья. Март 2020 г.

 

— Тема вакцинации сейчас одна из муссируемых. Как верующим людям относиться к вакцинации в целом и к вакцинации от коронавируса в частности с учетом информации о том, что в вакцинах от COVID-19 используются клеточные линии абортированных детей, а вакцины в целом имеют ряд задокументированных противопоказаний и побочных эффектов?

— Да, эта тема сейчас очень раздута, и существует много точек зрения о разных вакцинах. Для меня важно мнение уважаемых врачей; многие из них пока не вакцинируются. Лично я за вакцинацию, но вопрос: чем? То, что сейчас происходит, мы видим. Также идут споры о применении вакцин, в производстве которых использовались клеточные линии, полученные в 90‑х годах ХХ века из абортивного материала. Среди биоэтиков, к чьему мнению я прислушиваюсь, есть те, кто за их применение, но есть и те, кто против. Биоэтическую сторону данного вопроса необходимо обсуждать и в церковной среде.

 

Вакцина должна быть проверена и сертифицирована так, как надо, а не так, как захотели политики. Мы видим, что уже более 20 стран отказались от одной из вакцин. Она еще не готова к использованию. Да, мы спешим, боимся заражения… Но будьте добры — мы же не подопытные кролики! А когда нашу страну превращают в испытательный полигон — что я должен сказать? Поэтому я за вакцинацию, но испытанными препаратами, которые показывают хороший результат и к которым нет никаких биоэтических вопросов.

 

— Что можно сказать по поводу возможной дискриминации по медицинским показаниям с введением паспортов вакцинации — Вы видите такую опасность?

— Давайте подумаем: на производство вакцин от коронавируса, насколько мне известно, уже потрачены миллиарды долларов. Теперь фармакологические фирмы пожелают получить свою прибыль. И они будут делать все, чтобы выгода была максимально ощутимой.

 

Опасность существует, и поэтому нужно проработать механизмы, которые бы минимизировали или вообще нивелировали возможность дискриминации людей по медицинским критериям. Введение паспортов вакцинации — это явное нарушение прав человека, которое насаждается в современном обществе. Но, с другой стороны, мы же против курения в общественных местах? Значит ограничиваем права курильщиков. Поэтому данный вопрос нуждается в более детальном изучении.

 

— Современная медицина при всех ее гуманистических подходах основана на вере в то, что человек может и должен влиять на природу, изменять ее. Как врач и священник, как Вы думаете — где проходит грань невмешательства в природу и физиологию человека?

— Безусловно, мы должны заботиться об окружающей среде, по возможности улучшать ее и бережно передать нашим потомкам. Влиять на природу человек имеет полное право, но не разрушая, а созидая.

 

Что же касается грани невмешательства в генетический материал человека… Современная наука упорно пытается изменить человеческую природу. Идея создать сверхчеловека давно кружит головы некоторых исследователей. Но у нас пока существуют биоэтические нормы, которые не разрешают подобные опыты.

 

Зато наука уже сейчас может предложить родителям «заказать» себе ребенка с определенным цветом волос, глаз и другими «параметрами». А это и есть изменение генетического кода человека, что ни в коем случае не должно применяться в медицине. Мы же не пришли в магазин выбирать себе товар. Бывают случаи, когда у ребенка еще в зародышевом состоянии есть генетическая патология, которую можно изменить. И вот здесь, я считаю, мы имеем право убрать измененный ген, исправляя повреждения, но не добавляя ничего нового.

 

 

С памятью о подвиге предков. День Победы. Май 2020 г. 

 

В таком случае медицина не ставит себя на уровень Бога. Мы ведь знаем, что произошло с Адамом и Евой, которые захотели стать как боги, и что стало с жителями Вавилона, когда они решили создать башню до небес. Не нужно гневить Бога и сейчас, испытывать Его терпение. Современные медицинские технологии нужно направить лишь на созидание и поддержание, а не на улучшение человеческой природы — она и так совершенна, потому что способна вместить Божественную благодать.

 

Господь продумал нашу природу до мельчайших атомов. Но если мы начнем туда вмешиваться так, как нам захочется, это будет, во‑первых, насилие над будущим поколением, а во‑вторых, мы вторгнемся в те сферы, которые могут дать колоссальный разрушительный эффект вплоть до уничтожения всего человечества.

 

— Сейчас звучат призывы искусственно контролировать рост населения планеты и тем самым не допустить истощения природных ресурсов. Что бы Вы ответили на подобные слова?

— Это один из мифов, которые нам пытаются навязать. При правильном ведении сельского хозяйства и разумном потреблении ресурсов, можно нормально прокормить до 40 миллиардов человек населения нашей планеты.

 

Причина таких заявлений в том, что большими массивами населения очень трудно управлять. Чем меньше стадо, тем легче за ним следить. Поэтому делается все, чтобы население Земли было максимально контролируемо. Я никого не хочу оскорбить, но именно так воспринимают нас те, кто считает себя избранными правителями человечества, равными Богу.

 

А то, что мы действительно безжалостно относимся к природным ресурсам, — это правда. Над этим тоже стоит подумать, потому что заботиться об окружающей среде — наш долг. Потому что природа — дар Божий.

 

Что ты готов сделать ради Христа?

 

— С 2011 года Запорожская епархия проводит благотворительный проект «Любовь милосердствует». Как родилось это начинание? Какова главная цель акции? Что этот проект дает Церкви, Вам самому, духовенству и мирянам, участвующим в нем? Можно уже подвести какие‑то итоги?

— Это начинание родилось в конце 2010 года, когда я был еще управляющим Конотопской епархии. А еще раньше, будучи священником в Донецке, я окормлял молитвенную комнату в детской областной больнице. Мне пришлось много исповедовать, причащать и крестить деток, провожать их в последний путь… И я не могу забыть глаза мальчика, которого я причащал. У него была опухоль головного мозга. Я его причастил, а через два часа мне позвонили и сказали, что он скончался. Его глаза мне до сих пор снятся. Даже сейчас, я рассказываю — и мурашки по коже, как это все‑таки страшно. И как бы хотелось помочь этим детям! Как бы хотелось утешить тех родителей, которые находятся вместе с ними и видят их страдания.

 

Чем мы можем им помочь? Конечно, и добрым словом, и нашими добрыми делами. Вот так и родилась идея благотворительного проекта. Почему помощь именно детям? Потому что дети — это наше будущее. Мы стараемся, по возможности, помогать всем, но дети все‑таки наш приоритет.

 

 

Причащение маленьких пациентов отделения онкогематологии Запорожской ОДКБ 

 

Многие говорят: «Я люблю Бога». Ну тогда сделай что‑то ради Бога, ради Христа! А что ты можешь сделать? Исполнить главную заповедь Христа — заповедь любви. Вот поэтому наш проект «Любовь милосердствует» направлен на то, чтобы помогать нуждающимся и свидетельствовать о любви. Тем самым проект дает возможность его участникам шанс деятельно засвидетельствовать о своей вере.

 

Какие итоги? Более чем на семь с половиной миллионов гривен куплено медоборудования, необходимых расходных материалов, спальных комплектов белья и т. д. В рамках проекта было сдано более 1 800 литров донорской крови! Недавно, например, предприятие «Мотор Сич» присоединилось к нам, и его сотрудники — более 100 человек — приняли участие в нашем проекте.

 

— Масштабы сборов средств и оказываемой помощи поражают. А как Вам удалось запустить всю эту машину доброделания? Какие были и остаются сложности?

— А при чем тут я? Это все люди, наши прихожане. Мы ведь все можем в укрепляющем нас Иисусе Христе, как говорил апостол Павел. Сложности — они всегда есть. Например, найти именно тех людей, которые экономически больше всех страдают. С другой стороны, эти мегатонны грязи, которые выливаются в адрес нашей Матери-Церкви и наших прихожан… Все это тоже сказывается… Трудности есть, конечно, но самое главное, что люди не унывают. И пока мы будем свидетельствовать о Христе, наше дело будет продолжаться. Ведь мы — лишь орудия в руках Божmих, и знаем одно — Господь нас укрепляет и не оставляет.

 

— Много ли у проекта постоянных участников, партнеров? Наверное, за десятилетие появились верные друзья? Кто они?

— Из крупных предприятий — это «Мотор Сич» и «Запорожсталь». Они нам помогают, всегда откликаются. Но основная часть — это наши простые прихожане храмов Запорожской епархии, чада Украинской Православной Церкви.

 

Я стараюсь молиться за всех этих людей, просить у Бога для них помощи, чтобы Господь воздал им сторицей за их добро. Всем этим людям я очень благодарен, потому что без них мы бы ничего не смогли сделать.

 

 Друг проекта «Любовь милосердствует» — чемпионка мира по гиревому спорту Любовь Черепаха — сдает кровь для онкобольных детей

 

Вспоминаю одну старушечку, которая пришла и говорит:

— Владыченька! У меня кровь отказались взять! Я и паспорт взяла с собой.

— Бабушка, сколько ж вам лет? — спрашиваю.

— Мне 80.

— Бабулечка, какая же кровь? Ты помолись, и все.

— Тогда возьмите хоть это, — и протягивает какую‑то копеечку. — Я ж не хочу, чтобы детки наши болели. Я хочу, чтобы детки выздоровели.

 

— В период эпидемии COVID-19 в рамках проекта «Любовь милосердствует» собираются средства на покупку медоборудования для лечения других заболеваний. Не доводилось сталкиваться с какими‑нибудь возражениями типа: «Не тем вы сейчас занимаетесь»?

— Сразу хочу сказать: как только началась эпидемия, мы потратили более 50 тысяч гривен на ремонт аппаратов искусственной вентиляции легких, которые находились в неисправном состоянии. Приобрели на 40 тысяч гривен шприцы-насосы и совместно с Бердянской епархией подарили медицинский аппарат стоимостью более 70 тысяч гривен для ковидного отделения районной больницы в Васильевке.

 

Другими заболеваниями люди тоже болеют, и им тоже нужно помогать. Если пришел коронавирус, это не означает, что все остальное ушло. Масштабы смертности от других заболеваний, на которые мы сейчас не обращаем внимания, часто поражают.

 

 

Передача масок и средств дезинфекции представителям сельских общин Запорожского района. Март 2020 г. 

 

— В условиях неоднозначной медицинской реформы в государстве не пришло ли время Церкви брать на себя заботу о здоровье народа? Как Вы относитесь к идее создания православных больниц в епархиях? Насколько это реально? Как еще можно организовать помощь больным и нуждающимся клирикам и мирянам, которым по разным причинам может стать недоступна нормальная современная медицина?

— Церковь всегда брала на себя заботу о здоровье людей. И, кстати, моя кандидатская диссертация также затронула этот вопрос. Мы изучали, как влияет вера человека на его здоровье, в частности — на профилактику сердечно-сосудистых заболеваний. Это реальные цифры, за которые я лично несу ответственность. Церковь постоянно говорит о здоровом образе жизни и заботится об исцелении верующих.

 

Вопрос создания православных больниц в епархиях поднимался даже на заседаниях Священного Синода Украинской Православной Церкви. И такие проекты уже разрабатываются. Это очень насущная инициатива, но мы должны понимать, что, конечно, это еще и колоссальные материальные затраты, ведь на одном альтруизме далеко не уедешь. Поэтому здесь нам еще предстоит много работы. Но Церковь уже начала ее делать.

 

 

Дар отделению онкогематологии Запорожской ОДКБ — передвижной рентген-аппарат 

 

Беседовал Олег Карпенко

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 1748 раз