Версия для печати
Понедельник, 24 Январь 2022 17:21

Священник Ростислав Валихновский: «Главные лекарства — Кровь и Тело Христа»

Автор 

Христианство учит нас тому, что тело человека свято, оно призвано быть храмом Духа Святого. А как быть с попытками этот храм украсить своими силами?

Где находится та грань, за которой стремление быть здоровым физически и красивым внешне начинает вредить человеку? Как повлиял на церковную жизнь карантин и стоит ли бояться массовой вакцинации? Как обрести духовное здоровье в современном мире? Ответы на эти и многие другие вопросы ищем в беседе с заслуженным врачом Украины, священником Ростиславом Валихновским*.

 

— Отец Ростислав, обращаюсь к Вам так уже как к собрату и сослужителю. И все же мы сейчас не в храме, а в месте, где Вы помогаете людям как врач. Расскажите, пожалуйста, чем занимается ваш институт, какова его главная миссия.

— Это большая радость — заниматься тем, что ты любишь, и делать это по благословению. Вы видите на стене моего кабинета портрет святителя Луки (Войно-Ясенецкого). Эти стены и все это здание освящал наш Блаженнейший владыка Онуфрий. Его молитвами мы работаем и каждый день помогаем людям с недостатками человеческого тела, как врожденными, так и приобретенными.

 

 


 

СПРАВКА

 

Иерей Ростислав Валихновский — основатель и руководитель Института хирургии Valikhnovski Surgery Institute. Заслуженный врач Украины, выдающийся украинский пластический и реконструктивный хирург с более чем 20-летним опытом работы. Вице-президент Всеукраинской ассоциации пластических, реконструктивных и эстетических хирургов, кандидат медицинских наук, политический и общественный деятель.

 

Священник Украинской Православной Церкви. Клирик Свято-Покровского женского монастыря г. Киева. 

 


 

 

Если человек не может нормально жить с этим, если это мешает его адаптации в обществе, в поисках работы, не дает шанса встретить свою половинку и создать надежный брак и гармоничные отношения, то он приходит в клинику хирургии и просит этот недостаток исправить.

 

Это может быть лечение врожденных пороков, устранение последствий травм лица и шеи. Это может быть cосудистая хирургия, лазерная венэктомия, хирургия передней брюшной стенки, бариатрическая хирургия по лечению ожирения, когда пациенты имеют вес в 250–270 килограммов, что само по себе смертельно опасно. Далее — вся онкохирургия. Восстановление молочной железы после мастэктомии вследствие рака. Нейрофиброматоз — очень распространенный диагноз в Украине, к сожалению. Удаление доброкачественных опухолей, пересадка кожи при ожоговой болезни, лечение приобретенных дефектов тела, пластика средней зоны лица. Также реконструктивная пластика носа, когда есть значительный дефект, и человек фактически не может нормально дышать. И многое-многое другое.

 

 

 

Мы занимаемся лапароскопической хирургией желудка, кишечника, печени, почек, мочевого пузыря. Как правило, это хирургия одного дня, когда мы оперируем с помощью миниинвазивной техники. Сегодня делаем операцию, и пациент вечером или завтра утром идет домой. Над всем этим работает наша команда из пяти профессоров и профессионалов с многолетним опытом.

 

Сейчас, милостью Божьей, мы строим второй корпус клиники. Планируем по благословению нашего владыки Онуфрия построить храм в честь великомученика Димитрия Солунского — покровителя нашего рода Валихновских. Его имя носил и мой духовный наставник — схиархимандрит Димитрий (Шевкеник), духовник нашей Святой Почаевской Лавры.

 

Интересный момент — здание клиники было приобретено именно в день памяти святого Димитрия Солунского. Расскажу вам еще одну историю. В самом начале мы прошли своего рода испытание. Представьте себе, мы работаем уже около года, я далеко за рубежом, и мне поступает звонок из клиники: «Ростислав Любомирович (я тогда еще не был в сане), что нам делать — пылает здание по соседству»? Я говорю: «В первую очередь оперативно эвакуируйте больных! Вызывайте спасательные службы!» Я молился, чтобы огонь не перекинулся на здание клиники и чтобы никто не пострадал. Слава Богу, и наш коллектив, и все службы быстро сработали, потушили пламя. И вскоре, фактически через полчаса после этого события звонит мне Володя Телиженко — мой хороший друг и председатель Паломнического отдела УПЦ. «Мы, — говорит, — с одним из митрополитов Антиохийской Церкви проезжали сегодня мимо вашей клиники с мощами святого Димитрия Солунского». Говорю: «Володенька, а когда же это было?» — «В 17:05». А пожар начался в 17:03, представляете? Интервал был примерно две минуты. То есть святой великомученик Димитрий посетил нас, и все благополучно обошлось. Представьте себе, где Салоники, где во времени и пространстве все эти события… А ведь тогда у нас уже было благословение на строительство храма в честь святого Димитрия Солунского, который мы уже запланировали и милостью Божьей будем возводить.

 

Наша миссия в том, чтобы помогать людям и получать от этого радость. Много сил и времени мы потратили на медицинские проекты на крупнейших украинских телеканалах, в рамках которых на благотворительной основе было сделано несколько сотен сложных хирургических операций.

 

Обычно добрые дела мы не выносим на публику, но тут, я считаю, это было важно показать, чтобы другие брали пример. И сейчас к этой инициативе присоединились уже десятки клиник со всей Украины, которые теперь также помогают нуждающимся. Я считаю, что это хорошее дело, и совершено оно милостью Божьей.

 

— Вы упомянули святителя Луку, портрет которого есть в Вашем кабинете. Став студентом медицинского факультета, он говорил: «Я не вправе заниматься тем, что мне нравится, но обязан заниматься тем, что полезно для страдающих людей». Вы можете согласиться с этими словами святого врача-хирурга?

— Однозначно согласен. Я перечитал все издания жития святителя Луки (Войно-Ясенецкого), его проповеди. Это святой врач, профессор, епископ. Человек, который прошел через страшные испытания. Многие его знают и почитают. Святитель Лука помогает людям по всему миру.

 

Это святой, который учился в нашем Киевском университете. У него был особый талант от Бога — рисовать, и благодаря этому таланту он получил первые познания в анатомии, а затем и особые мануальные навыки, которые так важны в хирургии. Помните эпизод из его жития, когда в ответ на просьбу прорезать скальпелем пять листков бумаги профессор берет инструмент и прорезает ровно столько? Такая чуткость пальцев!

 

А его операции по удалению катаракты в сельском доме, на скамье при пламени свечи… Его труд «Очерки гнойной хирургии» — известнейшая научная работа, монография, за которую он получил Сталинскую премию и которую мы все до сих пор читаем. Это яркий пример простоты и доступности изложения богатейших знаний, практики, опыта.

 

Святитель Лука — это глыба. Для меня это образец, человек, за которым надо следовать и его молитвами спасаться.

 

И каждый раз, когда я выхожу из операционного блока, — прикладываюсь, целую его икону. Ежедневно и перед каждой операцией, и после нее я тоже говорю ему «спасибо».

 

Стараясь идти по его стопам, мы с моим братом Тарасом решили, что 30 % операций в нашей клинике, которой мы вместе управляем, будем делать бесплатно. И вся наша команда это поддерживает — наши родные, коллеги, сотрудники. Конечно, подражать святому полностью — это уровень людей совершенных. Мы же с большой радостью стараемся служить людям по мере своих сил.

 

Хирургия — это очень сложная работа. Если ты не любишь свою работу, ты не сможешь выстоять за операционным столом пять-семь часов ежедневно. С возрастом понимаешь, что надо все больше и больше заниматься собственным здоровьем — физическим и, конечно же, в первую очередь душевным, духовным и интеллектуальным развитием.

 

 

По результатам работы и отзывам пациентов Ростислав Валихновский признан одним из лучших хирургов на территории Восточной Европы. Его специализация — восстановление внешности, лечение сложных случаев врожденных и приобретенных пороков тела и лица человека. 

 

— А как Вы поняли, что медицина — это Ваше призвание и почему Вы выбрали для себя именно пластическую и реконструктивную хирургию?

— Это был третий или четвертый класс средней школы. Мой папа — районный хирург, мама — районный терапевт в городе Турийске Волынской области, куда они поехали после распределения Ивано-Франковского медицинского университета. В то время я часто смотрел польское телевидение и даже выучил польский язык благодаря этому (Турийск находится недалеко от польской границы). Возможно, кто‑то помнит историю Стефани — главной героини сериала «Возвращение в Эдем». По сюжету эта девушка попадает в пасть крокодилу, куда ее толкает алчный муж — злой человек, мечтавший присвоить ее богатство. В результате этого преступления Стефани получила жуткие увечья, но выжила — ее спас местный старик-отшельник. Позже, жертвуя своими скромными сбережениями, он дал ей возможность поехать к одному из пластических реконструктивных хирургов, который восстановил ее изуродованное лицо и сделал ее чрезвычайно красивой. Период трансформации, когда героиня снимает с лица повязку и перед зрителем открывается совсем другой человек, очень глубоко запал в сердце юного Ростислава Валихновского. Я очень захотел заниматься этим делом и просил у Бога помощи в этом.

 

И потом все в моей жизни сложилось так, что я в эту профессию погрузился полностью. Я побывал в Канаде, где практиковался в известных клиниках. Сдал американские экзамены, но не стал эмигрантом в Америке. Не смог, потому что корни мои остались здесь. Потому, что тяготение к дедушке, к бабушке, к папе и маме превысило все. И я считаю, что самое главное, что у нас есть, — это заповедь любви к ближним. А кто наши ближние? Все начинается с семьи — как ты живешь в семье своей, как ты любишь папу, маму, как ты общаешься с женой, с ребенком своим — вот где школа любви.

 

— Как с духовной точки зрения можно понимать врожденные пороки человека, в том числе связанные со здоровьем, внешностью?

— Это мутации в геноме человека. Это так называемые мутагены, и они бывают разными: химические (например, алкогольные соединения), радиация и, безусловно, очень сильный стресс. Что такое стресс? Это несоответствие между волей человека и волей Божьей в большинстве случаев. Исследователи из Стэнфордского университета полагают, что 80 % всех болезней — от стресса. То есть человек в острой или в хронической форме не принимает обстоятельства жизни, объективную реальность, и это его гложет изнутри. Кстати, это также распространенная причина онкологии. Из-за стресса и депрессии может падать способность иммунной системы защищать человеческий организм. Общеизвестно, что в организме человека постоянно образуется огромное количество раковых клеток, но иммунная система обладает способностью их контролировать. Как только эта способность к контролю снижается, опухоль начинает расти и оказывать патологически значимое воздействие на состояние здоровья организма.

 

Есть и генетическая наследственность. В роду может быть определенный патологический ген, который передается из поколения в поколение. Конечно, это трагедия для конкретной семьи, но это не обязательно вина родителей. В большинстве случаев — это наследственность, которая может быть объяснена только с точки зрения Промысла Божия. Господь управляет всем и вся. Для Господа открыто одновременно все, что было, есть и будет. Господь вечен, и все эти три модальности, которые мы связываем, как А, В и С, — для Бога это одна точечка, объединяющая и время, и пространство. Это вещи, непостижимые для человеческого ума.

 

— Христианство учит нас тому, что тело человека свято, оно призвано быть храмом Духа Святого. А как быть с попытками этот храм преобразовать и украсить своими силами?

— Есть комиссия по биоэтике нашей Церкви, где наши теологи, ученые, специалисты четко разобрали каждое из направлений медицины в целом и дали четкую оценку и биотехнологиям, и методикам экстракорпорального оплодотворения, и эвтаназии, и пластической хирургии. В итоговом документе — «Основах социальной концепции» — написано, что в большинстве случаев операции по исправлению, омоложению лица хирургическим способом, по липосакции, по введению различных филлеров, увеличению груди — соответствуют блудной страсти. Они не благословляются. Конечно, мы эту установку выполняем и то, что благословлено — делаем, а то, что не благословлено, — нет.

 

Есть и такие моменты, когда приходится все взвешивать. Например, приходит девушка молодая, которая имеет нулевой размер молочных желез и вследствие этого не может встретить свою половинку, выйти замуж. Врач видит эту боль, эту депрессию. Что в этой ситуации ему делать? Помочь этому человеку или нет? Конечно, помочь! Потому что любовь выше справедливости. Но таких случаев очень мало. Это тот момент, когда ты понимаешь, что именно этому человеку надо помочь, и это исключение из правила. Более того, я всегда советую моим пациентам… Помните, как говорила святая Матрона Блаженная? Человеческое тело — кораблик, в котором плывет наша душа с одного берега на другой, и его надо беречь, потому что наше тело даровано Богом, душа дарована Богом, и это Его дары. Если мы будем гробить собственное здоровье, то будем проявлять неуважение к Творцу. Можно влиять на состояние своего здоровья с помощью правильной физической культуры, поста и разумного здорового питания. Без фанатизма, ибо тогда здоровый образ жизни становится идолом, — ни в коем случае. Всегда и во всем должна быть умеренность — золотая середина, баланс и понимание, что является для нас главным приоритетом: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф. 6:33).

 

— Простите за очередную параллель, знаменитый хирург Войно-Ясенецкий стал священником в самое неблагоприятное время с мирской точки зрения — ведь после революции духовенство было не в почете и Церковь претерпевала жестокие гонения. Это было попросту опасно для жизни, не говоря о медицинской карьере. Вы, будучи уже достаточно известным, успешным специалистом, также приняли сан в непростой для нашей Церкви период. Почему Вы вообще решились на этот шаг и почему именно сейчас?

— Благодарю за этот вопрос. Опять же, не хочу ни в коем случае сравнивать себя ни со святителем Лукой, ни с другими святыми людьми, но верю, что все, что происходит в жизни каждого из нас, — это воля Божья. Для меня поворотным моментом стала встреча с Блаженнейшим владыкой Онуфрием, беседы с ним, как с отцом, как с родным человеком. Это меня поставило в такую ситуацию, что у меня не могло быть никаких сомнений. Представьте себе: если старец, который тебя так любит (всех нас любит!), говорит: «Ростислав Любомирович, у вас есть благословение, чтобы вы стали диаконом, а вы уже сами принимайте решение, как посчитаете нужным». Что тут скажешь в ответ? Конечно: «Да!» Это для нас, для Валихновских, потому что мой дедушка был священником, для всего рода нашего, для всех наших предков от Адама и Евы, — большая радость и ответственность, в первую очередь. Я понимаю, что это очень не просто.

 

Если говорить о трудных временах… Наша Церковь имеет все дары и наследство Святой Апостольской Церкви, свидетельствующие об ее истинности, ее правде и святости. Мы имеем огромное количество исцелений по молитвам и тех святых, которые уже отошли к Богу и в лучших обителях находятся, и тех простых людей, которые среди нас, «несвятых святых», как в книге владыки Тихона (Шевкунова), помните?

 

И когда ты переживаешь в Евхаристии эту радость, которую ты не можешь описать человеческими словами, ты, как малое дитя, бежишь снова и снова в церковь, к алтарю и выходишь оттуда уже совсем другим человеком.

 

 

В мае 2019 года Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий совершил диаконскую хиротонию над выпускником КДС Ростиславом Валихновским, а на Преображение 2020 года состоялось его рукоположение в сан священника 

 

Когда мы приходим в Церковь, мы ведь осознаем, что недостойны такого служения, но если мы по благословению это делаем, то понимаем, что основные силы — не наши. 99 % — это Господь нам дает. А то и все 100! И ты идешь служить, радуешься и выходишь совсем другим: моложе, сильнее, — можешь уже помогать другим не в меру своих сил, а силой Божьей милости.

 

Да, сейчас времена такие настали, что разоряют нашу Церковь, обзывают нас разными словами. Это очень сложный период, но истинная Церковь всегда шла такими тернистыми путями к своей Голгофе. Врата ада никогда не одолеют Церковь Православную. И я считаю, что нам сейчас как никогда надо быть едиными, чтобы вместе стоять и молиться, и друг другу плечо подставлять, и в меру Богом дарованных талантов нести свои послушания. Не закапывать их в землю, а приумножать и свидетельствовать об Истине.

 

На что человек может уповать? Только на милость Божию. На постоянное участие в таинствах Церкви. Исповедь, причастие — вот самое главное. Кровь и Тело Христа — вот действенные лекарства. Почему я ратую: идите к нам в Покровский монастырь, идите в Лавры, идите в Божии храмы? Потому что там вы в первую очередь спасаете свои души. Это самое главное! Потому что там можно действительно каяться. Метанойя (греч. «покаяние». — прим. ред.) — это перемена ума, перемена жизни. Ты можешь там действительно изменить судьбу своей души, и не только своей, но и всего рода. Только там.

 

И на Суде Страшном Божьем что мы сможем сказать Ему? Что я ходил где‑то окольными путями, хотя знал — вот, Истина прямо передо мной, вот этот путь, вот открытые золотые Небесные врата — только иди. А мы ищем себе какие‑то философские объяснения, внушаем себе, что лучше давайте так, по‑своему, вне Бога…

 

Сейчас будет сложное время в мировом Православии. Очень непростое отношение к нашей Церкви. Я считаю, что сейчас Украинская Церковь — это форпост борьбы за будущее Православия — и здесь, в Европе, и вообще в мире. Потому сейчас ответственность колоссальная и на Блаженнейшем нашем, и на всех наших владыках, и на всех нас. Все наши духовные наставники сейчас очень нуждаются в наших молитвах, чтобы мы о них молились на максимуме своих духовных возможностей.

 

— После того, как Вы стали священником, что изменилось в Вас, вокруг Вас? Богообщение стало для Вас другим?

— Это дар бесценный. И чем больше милостью Божьей я бываю на службе и служу, бываю в монастыре, тем четче я… свое недостоинство вижу. Это же такая святыня, это такая ответственность и такая радость! Конечно, я стараюсь делать все, что в моих силах, чтобы соответствовать этому кресту и нести его. Сейчас мне многое не удается. Но в этом и есть сила Православия, что мы не должны полагаться только на свои заслуги. Мы должны уповать только на милосердие Божие. И мы можем эту благодать встретить, когда придем к Нему даже не совсем готовыми, даже не все полностью вычитав, не все правила исполнив… Поверьте: если бы нас судили по справедливости, то мы бы все подлежали пыткам и гильотине. И в этом суть христианства — это религия любви, радости, любви к Богу и к ближнему. Это о том, что милосердие выше справедливости.

 

Возвращаясь к Вашему вопросу, скажу, что все эти удивительные вещи в моей жизни… Поверьте, я не был бы таким успешным Валихновским, не было бы у меня всего, что есть… — ну кто я такой? Это только воля Божья, только дары Божьи, которые Господь дал, доверил мне: «Делай!» Я всегда искренне говорю, что это не мои заслуги. Это Его все. Только Богу слава! А мы — рабы неключимые.

 

— Как восприняла Ваш выбор семья, медицинское сообщество?

— Семья — сначала с большим переживанием, с опаской: «Как ты сможешь? И хирургия, и клиника, и огромное количество дел здесь…» А это по четыре-пять операций в день, и так уже 23 года продолжается, по Божьей милости. Это же большая ответственность, это масса работы, обязательств определенных — зарплата, налоги, платежи… Каждый элемент современной клиники — это огромный труд, требующий напряжения всех сил. А силы для труда от кого? От Владыки живота нашего.

 

И потом, после этих переживаний, наступил покой. И Катеринка (моя жена), и папа, и мама увидели, что есть благословение — в первую очередь! Не своеволие. И определенные уже результаты есть — Ростислав вспомнил, что он когда‑то в музыкальной школе пел в хоре, и вот он уже и в тон попадает, и сестрам монастыря вторит нормально. Вы же диакон, Вы понимаете, как это радостно, когда ты с хором в унисон, или когда выстраиваешь определенные интервалы, но в тональности поешь. Но самое главное не то, как ты поешь, а что ты молишься. Что можешь учиться молитве, расти потихоньку, шаг за шагом. Опять же, это только Божья милость. Словами это не передать.

 

Клиника наша восприняла новость с большим уважением. Некоторые подходят — не все, правда, — говорят: «Благословите, пожалуйста!» Отцом Ростиславом уже называют.

 

Принятие священного сана только укрепило мои отношения с людьми искренними, с которыми мы прошли через большие испытания.

 

 

По будням хирург Валихновский проводит по 4-5 операций в день, а в выходные дни отец Ростислав совершает свое служение в Свято-Покровском монастыре г. Киева. На этом фото он ещё диакон.

 

— Первая служба у Престола, первая проповедь — это, наверное, было очень трепетно? Как уживаются вместе эти два человека: доктор Валихновский и иерей Ростислав? На исповеди не приходилось собирать анамнез?

— Приходят люди, приходят… После целования креста в конце Литургии знакомятся, совета просят. Я всем, чем могу, по Божьей милости, помогаю. Если есть врач, то почему же к нему не обратиться, правда? Это же нормально!

 

Богослужение — это, конечно, непередаваемая радость! А братцы мои, священники в Покровском монастыре… Замечательное у нас братство, замечательное! Там есть священники Григорий, Владислав, Иоанн, Петр, Василий, Василий, Александр, Александр, протодиаконы Андрей, Николай и Петр — видите, именно в такой последовательности они в синодике моем. И матушка Калисфения с сестрами во Христе — так и вспоминаем постоянно во время Евхаристии, и молимся друг за друга. Это очень большая сила — совместная молитва.

 

Вот это общение, эти духовные беседы, эта… чашка кофе или чая после службы в братском кругу, когда мы можем пообщаться по‑человечески, о наболевшем чем‑то вспомнить, совет попросить. Это великие вещи!

 

— В истории, в том числе церковной, уже были изоляции и карантины, мы не первые, кто столкнулся с подобным. Как Вы смотрите на карантинные меры в отношении Церкви, богослужения, Причастия? 

— Из-за коронавируса немного уменьшилось количество людей, собирающихся на службах, — в силу обстоятельств и в силу послушания закону — государство говорит, что все должны быть в масках, должны сохранять определенную дистанцию… И многие ведь имеют немощи свои, диагнозы, многие действительно боятся заразиться, так как существует довольно высокий риск смертности. Вы же видите: этот вирус мутирует, появляются новые штаммы, эффективность вакцин все еще не достоверна.

 

И я вижу, что сейчас по благословению Блаженнейшего Митрополита Онуфрия добавлены к ектениям особые прошения, касающиеся врачей и больных, в которых Церковь просит Бога об их исцелении — а многие ведь сейчас тяжело болеют, и в реанимации лежат…

 

Повторюсь, молитва, таинства Церкви — это главные лекарства. Вакцины, тестирование… с этим неопределенная пока еще ситуация. Я скажу откровенно, что люди выживают преимущественно благодаря особенностям своей иммунной системы, благодаря силам организма — а это тоже и от генетики зависит, от образа жизни, от привычек здоровых и нездоровых, и, безусловно, от милости Божьей, от Промысла Божия. Потому что бывает так, что человек не имеет каких‑то сопутствующих патологий, молодой — и умирает. А человек под 90 лет, с букетом хворей — причастился, причастился, причастился и выжил.

 

Но и священников немало умерло, сестричек, монахов… Почему? Я хочу тут процитировать слова владыки Антония (Паканича), управляющего делами нашей Церкви. Он сказал, что мы этих людей не потеряли — они стоят сейчас у Престола Божия. Те, которые за всех в Церкви молились, которые не испугались, шли с помощью к больным и, к сожалению, были инфицированы. Несли послушание без ропота до конца. Это святые люди… Из жизни святых мы знаем, что бывали и другие эпидемии — и в Риме, и в других местах. И многие святые говорили, что те люди, которые во время эпидемий, помогая другим, заразились и умерли, по сути, понесли высочайший христианский подвиг мученичества.

 

— Как Вы считаете, зачем или за что нам попущена нынешняя эпидемия и все, что с ней связано?

— Только один Господь знает всю суть, потому что Он — Творец и Владыка живота нашего. Но если крупицы доступного нам знания проанализировать, то можно понять, что для Господа самое важное — спасение вечной души. Тело — ну, проживет оно 50, 60, 70, 100 лет — с точки зрения вечности вообще нет разницы, это не существенно.

 

Если в какой‑то момент душа стала готова — Господь заберет ее именно в эту секунду. Потому что завтра она может стать хуже и уже не спастись. А так она уже имеет в себе добродетели, которые унаследовала от Бога и приумножила своими человеческими силами. Это симфония «Бог — человек», «человек — Бог». Господь знает, что пора, и человек, вероятно, понимает, что он душеньку свою к Встрече хоть немножко убелил, и уповает на милосердие Божие.

 

 

18 сентября 2017 года Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий освятил новое здание Института хирургии VALIKHNOVSKI SURGERY INSTITUTE и благословил всех сотрудников клиники. 

 

Для верующего человека на самом деле здесь большой трагедии нет, если человек умирает. Об этом многие святые отцы говорят. Душа ведь вечна. Верующие люди это понимают. Смерть — большая трагедия для неверующих людей, потому что для них это большой страх. Вдруг завтра у него будет осложнение от какой‑то болезни и дальше — темнота и все… В таком неверии источник множества пороков, это начало полнейшего безумия.

 

— А как Вы считаете: что‑то сейчас может кардинально изменить ситуацию? Представители медицины чаще всего ратуют за обязательную массовую вакцинацию. В Церкви немало так называемых ковид-диссидентов, противников прививок. Можно ли однозначно принять одну из этих сторон?

— Я скажу так: ответа на этот вопрос пока не существует. Даже в мировом сообществе. С точки зрения макроцифр и статистики всех стран мира — это хорошее дело. Но понятны и страхи, когда мы слышим, что та или иная вакцина имеет высокий процент осложнений.

 

Каждая вакцина имеет четыре фазы испытаний. Чем больше времени проходит, тем более достоверную статистику мы можем увидеть — какое количество осложнений вызывает та или иная вакцина на миллионы привитых. И только тогда доверие к такому методу профилактики возрастает.

 

Поэтому прививаться или не прививаться — это очень сложный вопрос. Я, как заместитель Управляющего делами Президента в прошлом (занимал эту должность два года, руководил медицинским направлением в Администрации Президента), понимаю, что надо приходить к таким выводам очень прецизионно. И если говорить, основываясь только на фактах, как бывший чиновник, как врач и как священник Православной Церкви я считаю, что на данный момент пока не видно таких осложнений или таких последствий, которые бы позволили сказать, что вакцинация нам не нужна.

 

В случае с вакцинацией от COVID-19 мы наблюдаем и некоторое протестное движение, которое можно назвать апокалиптической вакцинофобией. Эти люди опасаются, что в вакцину могут внести некий код, чип, который монтируется в человеческий геном. Считаю, что надо изучать этот вопрос, потому что просто поверхностно и предвзято рассуждать — это не научно и неправильно. Современная медицина так не должна говорить. Надо изучать это, иметь свою сильную лабораторную базу, своих ученых, биоинженеров, которые могли бы дать обоснованные ответы на все вопросы.

 

Хорошо бы иметь специальную комиссию, которая такой проблематикой занималась бы, при Офисе Президента, МОЗ Украины, при СНБО, потому что Совет национальной безопасности призван защищать государство — это его основное назначение.

 

Для верующих людей, конечно, необходима наша соборная молитва и постоянное участие в таинствах Церкви. Нам нужна очистка от всех наших болезней духовных и душевных. Если мы будем становиться духовно, душевно, интеллектуально здоровыми, то и физически мы будем гораздо сильнее. 

 

— Давайте поговорим о духовном карантине. В нашей скоростной жизни, когда мы буквально тонем в информационном потоке, когда недели превратились в дни, а дни в минуты, когда в сердца сеются семена многих страстей… Как научиться жить на своем месте, делать свое дело, как не загнать себя и среди всей этой суеты оставаться с Богом, молиться, внимать себе? У Вас есть ответ?

— Можно ответить только словами, которые уже написаны в святых книгах. «Уклонись от зла и сотвори благо» (Пс. 36:27). Я считаю, если человек даже просто примет сегодня решение: «Я не буду фильтром или пропускной системой для всего этого информационного потока, который льется на нас из соцсетей, телевизора, интернета, а включу режим экологии души, тишины», — то даже от одного такого решения по принципу физического закона замещения (потому что нельзя вливать новое вино в старые мехи), человек уже начнет становиться здоровее духовно, душевно, телесно.

 

А чем себя взамен наполнять? Конечно, благодатной Божественной энергией. А для этого, в первую очередь, необходимо участие в молитве соборной, церковной; в церковных таинствах (мы уже об этом говорили). Второе: чтение Евангелия, святых отцов, псалмов Давида, подлинную глубину которых человеку невозможно даже за целую жизнь осознать. Но когда мы будем это делать регулярно, то шаг за шагом, постепенно, Господь будет делать нас все лучше и чище.

 

 

Первая Литургия в качестве священника

 

Даже нейрофизиологи доказали, что то, что мы видим, слышим, то, что воспринимаем в этом мире органами чувств, — все это никуда не исчезает, но записывается в мозге как в центральной системе, руководящей нашим организмом. И если человек не кается, не очищается, то вообще дела плохи, очень высокие являются угрозы для души. И наоборот, когда человек постоянно очищает себя внутреннего, меняет своего ветхого человека на нового, то ветхий человек постепенно исчезает и возникает человек новый — иже во Христе. Тогда все меняется, человек становится совсем другим, и он уже даже на уровне идиосинкразии (есть такой термин в медицине, означающий непереносимость определенного препарата, определенного фактора) не воспринимает, не может просто находиться в какой‑то чуждой среде. Такой человек уже не захочет идти на «суд нечестивых», он отвергнет всю эту грязь, потому что будет бояться обидеть своего Отца — Бога. Не из страха наказания, а из большого уважения и любви. И такой новый человек перестает вообще бояться, он обретает твердую уверенность, которая коренится не в нем самом, а в Боге.

 

— Если продолжить говорить о страхах, в карантин дело дошло уже даже до боязни принятия Причастия…

— Что взять с тех, кто оказался в условиях этой коронавирусной информационной паники? Все это отразилось и на присутствии людей в храмах, и на боязни Причастия у какой‑то части прихожан — это правда. И для того, чтобы люди вернулись в храмы, нужен добрый пример пастырей, работа всей Церкви. В идеале — симфония церковной и государственной власти, чтобы государственная власть понимала, что Церкви надо помогать, потому что благодаря Церкви выживет и народ, и нация, и вообще все человечество. Потому что это тот краеугольный камень, который нельзя выбросить, — его ставят во главу угла. Сегодня мы все необходимое имеем, все у нас есть! Сейчас нет тех преград, тех гонений, как во времена большевистких репрессий, которые выпали на долю упомянутого нами святителя Луки. Какие же это были страшные испытания! Вспомните других наших епископов, священников, монахов, которых изуродовали, убили, утопили, холодом и голодом заморили, в концлагерях среди уголовников посадили… И какие эти люди в стоянии за веру были! Сейчас все открыто, храмы прекрасные в благолепии стоят, Литургия повсеместно совершается. Евангелие, которое в былое время нельзя было прочитать, потому что не было попросту печатного Евангелия вообще в селах, во многих городах, сейчас доступно. Все святые, богословие, патристика — сегодня все это есть. Электронная библиотека — два клика и ты уже там.

 

Очень важно для нас, чтобы мы помнили, какими трудами нам досталась эта духовная свобода.

 

А мы все думаем: «Ой, там проблема! Ой, тут все не так! Все плохо! Власть плохая, все плохие, священники не такие, монахи нынче не те…» А кто такой? Кто?

 

Один Господь — праведный Судья. Самый легкий способ спастись — никого не осуждать. Даже слова нельзя допускать, мысли — «кто‑то не такой». Для чего это? Внутрь себя надо смотреть и все. Вот что важно для спасения души.

 

*Беседа состоялась в январе 2021 года.

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 3401 раз
Протодиакон Александр Карпенко

Последнее от Протодиакон Александр Карпенко