Версия для печати
Пятница, 25 Декабрь 2020 13:16

Как правильно любить родных? Обязательно до самозабвения?

Всегда ли полезно забывать себя? Об этом рассказал управляющий делами УПЦ митрополит Бориспольский и Броварской Антоний в видео, опубликованном на днях на Youtube-канале «Витражи: о вере в красках».

«Христиан отличает (по крайней мере, должна отличать) способность любить. Любовь эту надо возгревать. Любовь должна быть до самозабвения... Но если видишь, что тот, кто окутан такой любовью — искренней, самоотверженной, ничего не ждущей взамен, — принимает это как должное и растёт в собственном величии, то... надо ли так? Не будет ли это всем во вред? Как найти грань и меру, чтобы ещё и не навредить никому?» — сказал владыка Антоний.

 

По его словам, даже материнская любовь, которая априори считается святой и жертвенной, не всегда бывает на пользу детям... «Благодаря» неразумной любви в семьях вырастают взлелеянные эгоисты на горе матери, себе и многим другим людям. «Но как тогда быть? Как понять, где, когда и насколько полезно забывать себя, отдавать себя, жертвовать собой?» — продолжил архиерей.

 

«В полную меру, — подчеркнул владыка Антоний, — самоотвержение должно быть только в ответ на слова Господа: "Отвергнись себя, возьми крест свой и следуй за Мною" (Мф. 16:24)».  И нельзя допускать, чтобы между душой и Творцом встал кто-либо — дети, родители, друг, муж, жена или даже священник, или кто угодно ещё. «Их любить не запрещает Господь, но — разумно, не до потери сознания», — добавил он.

 

«Может возникнуть вопрос: "Разве любовь можно взвешивать, делить, определять ей какую-то меру?" Если под любовью не иметь в виду безумное увлечение, страсть, угар, то можно. Трудно, но можно и должно», — продолжил владыка.

 

Митрополит Антоний пояснил, как правильно расставить акценты и избежать сожалений. «Первой заботой всегда должно быть главное — Богу ли отдано первое место в душе и в жизни, — отметил архиерей. — Если нет, то неминуемо будет терзать душу масса переживаний. Едва ли не самым горьким будет осознание: я для него (или для неё), а он (она) как? Почему такое столь часто случается? Потому что незаметно для самого человека происходит подмена: образ Господа тускнеет, меркнет перед образом живого конкретного человека. И даже если это растущий на глазах ребёнок или священник, стремящийся помочь, или родственник — да кто угодно... — душе всё равно придётся "взять крест", чтобы Господь не оказался где-то в стороне. Идти за Ним, стараясь ни на мгновение не отрываться, не терять Его из виду — это крест. И очень нелёгкий, потому что мы самолюбивы. Нам хочется, как бы мы ни уверяли себя в самоотверженности и бескорыстии, видеть, что не зря стараемся, что находим отклик в душе того, ради кого не жалеем сил».

 

«Когда в душе в центре, во главе всего Господь — сожалений не будет, не будет и недоумений, обид...» — пояснил владыка Антоний.

 

При этом, добавил он, забыть себя — не значит перестать существовать. Это значит только подчинить свой эгоизм более сто́ящему — исполнению заповеди Божией о следовании за Ним. Тогда «душа будет мирна и покойна, хватит рассуждения и понимания, как, с кем, когда вести себя, чтобы не только не повредить никому, но и себе не нанести ненужных огорчений».

 

«Так жили поколения наших предшественников, не ищущих в жизни ничего так, как Бога. Они не часто говорили об этом, но опытно знали, что в Боге — начало премудрости, жизни, сил и счастья. Всё сопутствующее помогало это укрепить в сознании. Нам теперь труднее, потому что простота, чистота и глубина веры ослаблены самолюбием. Оно-то и навевает грустные раздумья: а надо ли стараться любить, не лучше ли ото всех держаться подальше?.. — Но какие же тогда мы христиане?» — сказал митрополит Антоний.

 

 

Если Вам понравился материал - поддержите нас!
Прочитано 315 раз

Похожие материалы